И чего это он пришел?

Да, по разным причинам, у меня был длительный перерыв. Попробую все наверстать. Напоминаю, мы читаем послание Павла к Римлянам. И остановились на 19м стихе 5й главы. До этого апостол показывал преимущество благодати над законом. Он говорил о том, что грех был и до закона, но он не вменялся. То есть, не было статей, по которым можно было бы привлечь. Однако, разложение уже шло. И вот, наступает время, когда без закона уже нельзя. И вот почему.

20 Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать,
21 дабы, как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась через праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим.
(Рим.5:20,21)

Я не в курсе, почему переводчик так смело изменил значение предложения, записанного в 20м стихе. Но, что сделано, то сделано. В действительности 20й стих звучит так: «Закон же прокрался после, чтобы умножилось преступление; где (когда) же умножился грех, стала преизобиловать благодать».

Итак, Павел говорит, что закон «прокрался». Это первое. То есть, это такой прямой указатель на то, что Бог, в общем-то, не очень желал его давать. Более того, этот самый закон для того и был одобрен  Богом, чтобы, читайте буквально: «…чтобы умножилось преступление».

Значит ли это, что Богу очень хочется, чтобы было все так плохо? Нет, конечно. Как уже мы прочли, Он этот закон вообще никогда бы не дал, если бы можно было без него обойтись. И вот почему.

Как мы знаем, Бог создал человека для определенной цели. Нет, не для радости и не для любви, как сегодня любят говорить многие проповедники. Человек – гендир для ООО «Земля». Он обладает обязанностями. Его задача возделывать Землю. Речь не о лопатах и граблях. Он все это делает как главный управитель планеты. Все это было для того, чтобы создать наилучшие условия для прихода Его Сына. Идея Бога звучит в притчах Иисуса, которыми он бьет своих оппонентов. В Его притчах ставленники Бога, то есть, люди, это виноградари, которые должны были заботиться о Божьем винограде. И к приходу Сына Божьего, подготовить урожай, чтобы отдать его при первом же требовании. В полном соответствии с той самой смоковницей, на которой он, как мы знаем, плодов не нашел. Но я не буду сейчас останавливаться на этой теме. Она достаточно объемна, чтобы на ней остановиться подробно.

Итак, человек должен был подготовить планету к наступлению Царства Иисуса. Чтобы Он – Иисус занял свой трон во всей славе и величии. Человек, грубо говоря, не оправдал возложенных на него ожиданий. Однако, Бог, еще в Эдеме, рассматривая дело своих рук, в том числе и человека, уже сказал свое отношение: «Весьма хорошо!». И, судя по всему, это Его отношение к человеку лишь крепло. Человек падал все ниже, а отношение Бога к нему только теплело и теплело. И в результате мы получаем: «Ибо так возлюбил Бог мир…».

И вот, вместо встречи Сына с цветами и музыкой, люди встречают его с ненавистью. И это мы так же читаем в Его притчах. Но до времени прихода Христа апостол Павел еще не дошел. Он еще говорит о приходе закона, который вошел в жизнь человека, не гордо подняв голову, а, как бы, украдкой. Он прокрался. Богу, чтобы изменить ситуацию, пришлось усугубить положение. Иначе до человека просто не доходили Божьи слова. Человеку надо было осознать власть греха над ним.

Как часто, когда мы говорим человеку, что пить вредно, мы слышим в ответ: «Я свободный, когда хочу, могу выпить, когда не хочу, не пью». Он уверен, что он контролирует ситуацию. Он не подозревает, что, возможно это ему лишь кажется. А в действительности, он уже не в состоянии долго не пить. И вот, когда человек, чтобы доказать свою свободу, не пьет неделю, он с облегчением выдыхает и разрешает себе вновь прикоснуться к тому вожделенному напитку, о котором за эту неделю он уже мечтал, как о спасительной влаге в пустыне.

Здесь та же ситуация. Человек еще думает, что он принадлежит себе. Чтобы развеять его заблуждения, Бог дает ему закон. Человек уверен, что он легко справится с законом. Но год за годом текут, и вот, человек уже слегка заменил некоторые толкования закона. И вместо «не пожелай» звучит «не спи». Небольшая замена одного другим. Но, в действительности, закон уже нарушен. Зато есть иллюзия, что ты все исполняешь.

Другими словами, если вначале закон и заставил кого-то задуматься, то со временем роль закона в деле обличения человека прекратилась. Человек просто перестал его понимать так, как он  был произнесен. Однако, пока закон действовал, то есть, пока человек его понимал верно, благодать Божья стала заметной, очевидной. Человек стал видеть свою беспомощность перед требованиями и стал нуждаться в помощи свыше. И вот тут Бог с великим удовольствием стал приходить на помощь. Ровно до тех пор, пока человек не «перетолковал» заповеди на свой лад. Теперь все стало выполнимо, благодать больше без надобности.

И вот, до прихода Иисуса на Землю уже 400 лет никакого голоса от Бога. Полная тишина. Люди усилились в стараниях выполнить закон. А от Бога никаких вестей. Люди еще усилились. И опять тишина. Более того, они попали в рабство, они стали людьми второго сорта. Какие-то римляне пинают их, заставляют работать на них, идти какие-то там поприща. Древний еврей стал той самой гордой птицей, которую пока не пнешь, не полетит. Вот тут, наконец, и начали просыпаться трезвые мысли. Люди завопили о спасении, о милости. Это все еще подогревали пророчества и расчеты, сделанные по этим пророчествам, говорящие о скором приходе Спасителя. Милость снова стала ощутимой, ожидаемой, желанной. На глубинном уровне каждый нормальный человек уже понимал, что никакой закон их не спасет, а только лишь снисхождение Неба. Тогда как верхние эшелоны власти говорили обратное. Они считали, еврейство – уже залог спасения. И были отчасти правы. Ведь сначала Иисус пришел именно к ним. То есть, если бы они не были так глупы, их вера получила бы подтверждение. Однако, их твердолобость, отвратила Сына Божьего от них.

Итак, Бог дал закон, чтобы люди, осознав свою слабость, завопили к Богу о милости. И тогда Бог являя Свою милость, показал бы ее превосходство. Что он и сделал во Христе. Только уже не для одного Израиля, но для всего народа планеты. Но апостол подозревает, что его могут неверно истолковать. Ведь, если Бог, дабы явить свою благодать, заставил всех согрешить, то, может быть и грешить дальше? Ведь, чем больше мы грешим, тем больше возможности к явлению благодати?

1 Что же скажем? оставаться ли нам в грехе, чтобы умножилась благодать? Никак.
2 Мы умерли для греха: как же нам жить в нем?
(Рим.6:1,2)

Причем, как мы видим, Павел опять переносит внимание на апостолов. Другими словами он спрашивает: «Вот нам, апостолам, явлена благодать в Царстве Божьем! Это не заслуга, а Божье милосердие! Так может нам, апостолам, чтобы больше явить благодать Бога, еще грешить?». И тут же он отвечает, что это невозможно: «Никак». И объясняет это тем, что они, то есть, апостолы, уже умерли для греха.

Еще раз. Речь не о вех христианах. Но он пишет христианам, чтобы они понимали волю Бога. То есть, если они действительно хотят идти путем Христа, то есть, путем апостолов (не совсем одно, но все же), то они должны понять, что с апостолами произошло нечто особенное. То, что с ними произошло, апостол называет смертью для греха. Но когда же это с ними произошло? А вот когда:

3 Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились?
4 Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни.
5 Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть [соединены] и [подобием] воскресения,
(Рим.6:3-5)

Религиозные учителя подсунули нам ложную конфетку, которую мы с удовольствием рассматриваем, а развернуть боимся. Эта конфетка называется «крещением во Христа Иисуса». То есть, нам подсунули под этим термином совсем не то. Нам утверждали, что речь о водном крещении. Но в послании Павла мы еще ничего не видим о таком именно крещении. А если посмотреть в его послание Евреям, то увидим, что крещений в учении Павла присутствует множество.

1 Посему, оставив начатки учения Христова, поспешим к совершенству; и не станем снова полагать основание обращению от мертвых дел и вере в Бога,
2 учению о крещениях, о возложении рук, о воскресении мертвых и о суде вечном.
(Евр.6:1,2)

Почему, если Павел говорит о крещениях как о некоем множестве, мы уверены, что речь в его послании в Рим говорится исключительно о крещении водном? С какого праздника мы так решили? Да с простого праздника. Нас так учили. И все! Когда мы пришли в церковь, нам сразу сказали все, что нам «следует знать» о крещении. И в лучшем случае, кто-то вспомнит еще о крещении Духом Святым. В худшем вообще никакого крещения не озвучат, кроме водного.

Но, о каком же крещении идет речь? Надеюсь, вы помните, что слово «крещение» в русском варианте, изобретено относительно недавно. Всего, каких-то тысяча лет назад. То есть, через тысячу лет после того, как было записано слово, которое стали переводит этим изобретением. Скажу больше. Даже греческое слово «баптизо» не имеет к крещению прямого отношения. Это всего лишь термин. И не нужно из него делать целого учения. Само же действие, которое так переведено в наших библиях начинается еще до прихода Христа.

Сначала было так, как Бог определил через Моисея.

48 Если же поселится у тебя пришлец и захочет совершить Пасху Господу, то обрежь у него всех мужеского пола, и тогда пусть он приступит к совершению ее и будет как природный житель земли; а никакой необрезанный не должен есть ее;
49 один закон да будет и для природного жителя и для пришельца, поселившегося между вами.
(Исх.12:48,49)

То есть, изначально, чтобы человек мог участвовать в совершении Пасхи, то есть, стать «природным жителем земли», достаточно было одного – обрезания. Чуть позже, весь народ принимают свод законов, данных Моисею. Отсюда делают вывод, что и пришельцы, как «природные жители земли» должны принять Моисеев закон.

И, наконец, после всех этих действий добавилось то, что прописано для очищения. То есть омовение в бассейне, которое сегодня называется «микве». И тут логика простая. Если человек пришел извне. Он нечист. Если он нечист, его нужно омыть от греха. Ну, вот где-то в этой логике и появляется то действие, которое сегодня называется у христиан крещением. Сегодня все эти три действия являются обязательным для прозелитов. Хочешь стать «природным жителем земли», если ты мужчина, ты обязан сделать три вещи. Первое – обрезание, второе – принять Тору, а именно 613 законов, третье – омыться в микве. Вот эти все три этапа и были тем самым крещением, что преподавал Иоанн креститель евреям, указывая им на то, что через свои грехи они уже перестали быть «природными жителями земли». Если хотят вернуться, то… Первое у мужчин уже выполнено. Второе они прекрасно помнят. Осталось третье – купание в микве.

Итак, микве стал символом обращения от греха в «природных жителей земли». То есть, был ты грешник, а теперь ты стал частью Божьего народа. Но уже в словах того же Иоанна крестителя звучит более глубокая мысль. Он говорит, что Новый приходящий Царь Вселенной, в отличии от него, простого человека, который окунает людей в воду, будет окунать в Дух Святой и огонь. Уже у Иоанна крестителя звучит новое определение того же действия. Сам Иоанн креститель прекрасно понимает примитивность своих действий и ожидает более эффективного крещения. Крещения сверхъестественного. Ваня прекрасно понимает, слабость своего обряда перед Божественным действием. И он ожидает полной замены одного другим.

И вот, апостол Павел сообщает римлянам о своем крещении. О крещении Божественном, проведенном над ними, над апостолами, самим Христом. И Тарсянин называет это «погружением в смерть Христа».

Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни.
(Рим.6:4)

И вот тут нам открывается одна интересная тайна. Правда, тайной она является только для нас. А для апостолов это было реальностью. Павел не преподает теологию Римлянам. Он рассказывает, что с ними, с апостолами произошло в реальности. И апостол называет это «погребением через погружение в смерть вместе с Иисусом.

А теперь, внимание! Прямо здесь Павел говорит, что они, апостолы, в процессе того действия, которое нам переведено как «крещение» прошли вместе с Иисусом всю его смерть и похороны (погреблись пассивный залог). То есть, во время крещения с ними произошло удивительное событие. Они все, то есть, настоящие апостолы, не иллюзорно, не воображаемо, а полностью переживаемо, осознано, со всем букетом ощущений, прошли все, что прошел Иисус.

Вы спросите, как это возможно? А я отвечу. А как возможно, что Иисус поселился в них? Ведь Он поселился в них не только с властью, но и со всем своим опытом. Разве нет? То есть, как только Он начал жить в них, в них в тот же момент начали жить все боли и радости, которыми живет Иисус. Был апостол Павел, которого при жизни не распинали, стал апостол Павел, который прекрасно помнит, как его били во дворе первосвященника. И боль от гвоздей теперь так же его личное воспоминание.

В отличии от современной теологии, где нам «втуляют», что мы через водное крещение проходим смерть Иисуса, и мы старательно представляем, что велят. Апостол Павел не нуждался в воображении. Теперь это его собственный опыт. Именно поэтому он спрашивает.

Мы умерли для греха: как же нам жить в нем?
(Рим.6:2)

Это не иллюзия. Это не воображение. Это не следование пустой теологии. Это его личный опыт. Отсюда и вопрос. Если он все это прошел. И пережил во всей полноте. Оно хранится в нем как его личная память. Со всем букетом тех переживаний. Как же после этого он может снова делать что-то такое, что «обнуляет» эту смерть?

Представьте, что в вашей памяти (даже если это вам кто-то внушил) твердо лежат страдания и мучения от долгого изнурительного труда по строительству вашего дома. Вы ясно помните, каких вам стоило трудов это строительство. И вот, вам говорят: «Подожги! Это же не ты строил! Какая разница!!!». Да нет! Это он строил. Теперь эта стройка – часть его жизни.

Христос поселился в апостолах. Они обрели то, чего сами никогда не делали. И это стало их жизнью. Теперь они не могут пойти против своей жизни. Для них – это абсурдно. Павел даже удивлен.

Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились?
(Рим.6:3)

Он не открывает им секрет. Он удивляется. Неужели они этого не знают? Неужели им этого никто не рассказал? Да. Видимо, они этого не знают. Им этого, действительно, никто не рассказывал. Павел удивлен не зря. Он считает, что это, может быть, первое, что они должны знать о крещении во Христа. И это ничего общего не имеет с обрядом погружения в воду.

Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни.
(Рим.6:4)

Итак. Павел повторяется. Он еще раз сообщает, что они, апостолы, были похоронены вместе со Христом. Его смерть и похороны – их личный опыт. Зачем они прошли это? Зачем они вообще были проведены через такого рода переживания? А вот зачем: «…дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни». То есть, если апостолы ходят в этой обновленной жизни, то есть, имеют полную власть над природой, над смертью и болезнями, то все это потому, что они прошли со Христом все то, что Он пережил. Его опыт, стал опытом апостолов. Теперь, как Христос воскрес, так и они живут в новой жизни.

5 Ибо если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть [соединены] и [подобием] воскресения,
6 зная то, что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху;
7 ибо умерший освободился от греха.
(Рим.6:5-7)

Тут есть некое неудобство. Опять перед нами игра с определенными артиклями, которые никто не учитывает. Речь идет не просто о «подобии смерти». То есть, не о некой подделке. Павел говорит об отображении, образе. То есть, смерть Христа, когда они погрузились во Христа, отобразилась на них. То есть, у нас не разные смерти. Одна настоящая, а другая поддельная. У нас одна и та же, отразившаяся в каждом, кто погрузился в Спасителя. Его смерть, теперь отпечаталась в жизни апостолов. Вот о чем речь.

Более того, перед слово «подобием» стоит определенный артикль. То есть, речь идет именно о таком подобии, о котором говорилось выше. А что выше говорилось, мы уже знаем.

Итак, как мы видим, у нас два слова в квадратных скобках. А после исследований выяснилось, что эти скобки оказались здесь не зря. Слова «соединены» и «подобием» в оригинале отсутствуют.

Еще одно. Слово «соединены», это перевод слова, означающее «сращивание». Они, по словам апостола, срослись в одно целое через отображение Его смерти в их жизнь. А раз они благодаря такому отпечатку на сердце оказались соединены, то так же должны быть соединены и в воскресении.

И вот, что теперь знают, то есть, полностью осознают, понимают как личный опыт, эти ребята. Они помнят, как были распяты. Как их прошлая жизнь ушла с их опытом смерти. Они лично переживаемо заплатили за грех смертью. При этом, сами ничего не сделав. Но в памяти все отложено так, что это был их личный нестираемый, незабываемый опыт. И теперь у них нет ни малейшего желания повторять его. Спасибо, ребята, это было незабываемо. Больше не хотим. Теперь их уже не нужно убеждать, уговаривать, показывать благодать. Благодать в том, что в действительности они через смерть не проходили. И это уже очень и очень любопытно.

Итак, это личный опыт Павла и его товарищей.

Прочтемся.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.