Мир с Богом

Прежде чем продолжить исследование мысли Павла в отношении христиан Рима, нужно закончить предыдущую мысль о вере Авраама. Как мы уже выяснили, Аврааму вменилась в праведность не какая угодно вера, но вера, которая сама по себе является выдающейся. Значит ли это, что для нас все остается недостижимым? Предполагая что-то подобное в прошлый раз я указал на то, что во всей этой истории с Авраамом Павел не упоминает Христа. То есть, суть не в том, что Павел вообще Его не упоминает. А не упоминает в связи с верой Авраама. Если бы было все идеально с Авраамом и с его верой, думаю, Иисус не понадобился бы. Но мы уже понимаем, что верить так, как Авраам – крайне сложная задача. А для кого-то просто неразрешимая. Если кто-то не понял, чего такого особенного в вере патриарха, перечитайте предыдущую статью.

Главное, что мы должны были уяснить на данный момент, что благодать – это не простой подарок. Благодать Божья – это подарок тем, кто верит не в то только, что Бог есть, но и в то, что он, как говорит Павел, «животворит мертвых и призывает несуществующее как существующее» (греч.). Не пытаясь повторить мысль прошлой статьи, просто еще раз скажу. Благодать – это дар в ответ не на всякую веру. Но благодать делает спасение реальным, тогда как закон исключает всякую возможность спасения. И вот апостол Павел приводит в пример настоящей веры Авраама. Потом делает некоторое отступление:

23 А впрочем не в отношении к нему одному написано, что вменилось ему,
24 но и в отношении к нам; вменится и нам, верующим в Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса Христа, Господа нашего,
25 Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего.
(Рим.4:23-25)

Прежде всего стоит разобраться, кто такие «нам»? Дело в том, что где-то Павел использует, как и другие апостолы, такие местоимения чтобы указывать исключительно на апостолов, как на избранных людей. Но здесь Павел уже указал сам на эти два лагеря. Здесь есть «он», то есть Авраам, и «мы», то есть все остальные. А дальше идет еще большее уточнение.

Так вот, Тарсянин говорит, что все сказанное об Аврааме, верно и для нас, то есть, всех остальных. И сам апостол поясняет: «вменится и нам, верующим в Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса Христа, Господа нашего,…». Как мы видим, Павел говорит, кто такие «нам». Это все те, кто верует в Бога. То есть, Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса. Все, кто верит в Бога, добавлю, так же, как Авраам, или подобно Аврааму. И еще раз прошу заметить, что в данном конкретном примере идет объяснение слова «благодать» или «милость». Она не всеядная. Не все получают милость. Отнюдь. И еще раз акцентирую на том, что такая благодать не подразумевает участие Иисуса. Точнее подразумевает, но не в деле благодати (речь о благодати по вере Авраама), а в деле Его воскресения. То есть, Павел как бы выносит Иисуса на какое-то время за скобки. И говорит с христианами из евреев как с людьми, знающими Писания, верящими в Бога. Что они и должны были делать до прихода Спасителя. То есть, Спаситель в речи Павла еще не вышел на арену. А это важно для понимания всей картины.

Итак, прежде чем продолжить свою мысль, Павел напоминаем христианам, что они прежде всего верят не в какого угодно Бога, а именно в того Бога, который воскресил Иисуса. И тут же намеренно подчеркивает, что это тот самый Иисус, который был предан за наши грехи и воскрес для нашего оправдания. А зачем Павел нам это говорит? А затем, что это еще лучше описывает милость Божью. Ведь мы хотим получить милость от Того, кто воскресил Иисуса, которого из-за нас распяли. Еще раз. Мы хотим получить милость от Того, Чей Сын из-за нас был убит.

Давайте немного включимся. Если бы в обычной жизни кто-то погиб из-за нас, по нашей глупости, по нашей вине. И что мы могли бы ожидать от Отца того, кто из-за нас погиб? Думаете, он с улыбкой будет раздавать налево и направо благословения? Не думаю. И вот Павел нам говорит. Отец Того, Кто погиб из-за нас, воскресил Своего Сына, чтобы мы не были так перед Ним виновны. То есть, для оправдания нашего. И вот это важнее всего.

Вслушайтесь. Отец, чтобы не уничтожить виновных в гибели Его Сына, воскрешает Его. Не поняли? Повторю. Бог Отец воскресил Сына для того, чтобы (!!!) оправдать нас. Он мог нас «грохнуть» за гибель Сына. А он нашел способ нас оправдать. Причем Сам делает для этого все, что нужно. Авраам на этом фоне выглядит гораздо выгоднее. Он, вроде бы, в смерти Сына Божьего не виновен. Он к тому времени уже умер. А вот апостолы, да и не только апостолы, но и все верующие того времени, сделали вольно или невольно все возможное, чтобы Иисус оказался на кресте. Одни открыто и нагло. О них другой разговор. А другие от непонимания. И эти люди получают оправдание от Бога. Причем Сам Бог делает все, чтобы оправдать нас с вами.

Итак. С одной стороны, благодать или милость, это такая вещь, которая не дает никаких гарантий, кроме одной. Шанс действительно появился. Чего без веры в благодать получить невозможно вовсе. С другой, Бог так возлюбил этих «нечестивцев», что желая их оправдать Он Сам исправляет ситуацию. Мы виновны в гибели Его Сына, а Он снимает с нас вину за это, воскресив Его. Теперь, наш выбор имеет еще меньше, если так можно выразиться, вариаций. Ворота стали гораздо уже, чем были при Аврааме. Если я доверюсь Божьей воле, Он как-то отреагирует. И очень велик шанс, что отреагирует благодатно. И, наоборот. Если не поверю, но продолжу стараться исполнять закон, которым мы убили Иисуса, то ни о какой милости не может идти речь. Только гнев и ярость.

1 Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа,
2 через Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией.
(Рим.5:1,2)

К сожалению, чтобы лучше понять данные стихи нам снова придется, без этого никак, обратиться к греческому тексту. Здесь два раза встречается слово «через». Перевод совершенно правильный, нет никаких сомнений. Эти слова стоят на месте, и все верно. Но для нас современных читателей вот это «через» звучит не очень понятно. А иногда вообще как-то формально. Когда же мы обращаемся к греческому тексту, то обнаруживаем, что в сочетании с существительными в родительном падеже (это наш случай) это слово имеет значение действия происходящего посредством или с помощью чего либо. Именно в этом смысле и переведено как «через». То есть, «благодаря помощи» или «при помощи». Давайте прочтем текст с этим вариантом перевода.

1 Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом с помощью Господа нашего Иисуса Христа,
2 с помощью Которого и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией.
(Рим.5:1,2)

И вот тут, наконец-то, проявляется роль Иисуса.  Да, допустим, мы оправдались верой. Но оправдаться и иметь мир, не одно и то же. Так вот. Верой мы, в данном случае речь об апостолах, оправдались своей верой, а мир с Богом без помощи Иисуса иметь не получится. Кстати, во втором стихе слово «верою» под великим вопросом. О чем авторы восстановленного текста не забыли указать нам квадратными скобками. В синодальном переводе этого указания еще нет.

Итак, допустим, мы доверились Богу. Через это, опять, допустим,  Он оправдывает нас воскресением Иисуса. И вот мы уже оправданы. Теперь, чтобы сохранить свое положение, нам нужно сохранить мир с Богом. И оказывается, что на это мы сами опять не способны. То есть. Все у нас уже есть. Мы оправданы. С нас сняты все обвинения! Аллилуйя! Но жизнь продолжается. И мы вновь начинаем делать ошибки и прочее. И вот Павел говорит, что для них, для апостолов, решением явился Сам Христос.

Они, как и мы, оправдались верой в Бога. Он оправдал их воскресением Иисуса. А чтобы сохранить мир с Богом, Иисус стал жить в них. Теперь уже не они сами живут, а живет в них Иисус. Их вера получила продолжение в этом «заселении Христа» в их жизнь. И с Его же помощью они, апостолы, получили доступ к то самой благодати, «в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божьей».

Там, где в синодальном переводе стоит слово «надеждою», в греческом стоит слово, которое вмещает в себя немного больше красок. И главная мысль во всей этой палитре – предчувствие, ожидание, а для кого-то даже опасение. Наше современное понимание надежды больше описывает наше желание, чем ожидание. Да, мы, конечно очень хотим, и потому отчасти ждем. Но все же, здесь больше желания, чем реальности. А использованное Павлом греческое слово, о желании вообще ничего не говорит. Хочешь, не хочешь, есть «угроза» и она более чем реальна. Для кого-то это «приятная угроза». И ты просто ждешь, когда же это произойдет. Ничего лишнего. Просто древний греческий язык.

Итак, они, то есть, апостолы. Оправдались верой. Им это удалось. Но даже тогда, когда им удалось оправдаться верой, им понадобился Иисус, чтобы сохранить мир. И тем более, чтобы получить доступ к тем незаслуженным «добавкам», в которых они стоят. Речь, как я понимаю, о власти, благодаря которой они творят знамения. И все это они делают с помощью или посредством Иисуса Христа, живущего в них. И делая все это, они еще ждут чего-то. Они ждут славы Божьей. Они ждут, когда Бог их прославит. Все это они пишут еще при жизни. Может показаться, что они уже прославлены Богом. Ведь все в мире о них знают. Ну, или, почти все.

А теперь я кое-что скажу. Если есть слово «почти», то это еще не Бог. То есть, Божья слава, это тогда, когда нет ни одного человека на всем белом свете, который бы ни знал прославленного. И еще больше. Нет на всем белом свете того, кто не склонился бы перед таким прославленным Богом человеком. Склонился, как перед представителем Бога. То есть, сегодня этого еще нет. А это значит, что Божья слава еще не настигла апостолов. Но это произойдет. Когда? Сразу же после первого воскресения. Я не про день недели, если вы поняли.

Забегая вперед скажу. Если бы это был конец мысли Павла. Он бы на этом закончил. Но это всего лишь начало пятой главы. То есть, апостол к чему-то нас ведет. И пока он еще держит интригу. Я не готов прямо сейчас подробно рассматривать продолжение текста. Так что…

Прочтемся.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.