Все дороги ведут в Рим

Как я не сопротивлялся, как не пытался обойтись только упоминанием определенных мест в послании Павла, чтобы пройти послание быстрее, пришлось смириться. Действительно, пусть немного, но время прошло, изменилось восприятие, как самого апостола, так и его посланий. А это значит, что выводы могут так же отличаться от тех, что сделаны тогда, когда я разбирал данное послание последний раз. В общем, хочу или нет, а придется идти по всему посланию. Так что, наберемся терпения и продолжим с того пункта, на котором остановились в прошлый раз.

Павел полон сарказма. Его совсем не радует ситуация в Римской церкви. И то, что «их вера возвещается по всей земле», совсем не восклицание радости, а «сплошное расстройство». Кстати, обратите внимание на то, что Павел сразу акцентировал внимание на их вере. Позже мы поймем, что за вера у них в чести.

13 Не хочу, братия, [оставить] вас в неведении, что я многократно намеревался придти к вам (но встречал препятствия даже доныне), чтобы иметь некий плод и у вас, как и у прочих народов.
14 Я должен и Еллинам и варварам, мудрецам и невеждам.
(Рим.1:13,14)

Обычно, читая данные строки, мы ничего не замечаем. Но мы помним, перед нами письмо, а не теологический трактат. «На одном конце провода» человек, обеспокоенный ситуацией в церкви, «на другом конце провода» люди, до которых что-то не доходит. Они что-то такое делают, что Павел готов тратить деньги на написание и сопровождение данного письма. И это немалые деньги. Другими словами, апостолы не тратят ни силы, ни время на что-то пустое. Если Павел что-то пишет, значит не писать этого нельзя, ситуация назрела. Именно поэтому я не могу согласиться с утверждением, что, например, его фраза «благодать вам и мир», это, всего лишь, приветствие.

Так, что же такого в тексте, что мы только что прочли? На что мы должны были бы обратить внимание? Первое, апостол Павел зачем-то сообщает им, что «многократно намеревался прийти к ним». Нет, это, конечно, приятно, услышать такие слова от человека такой величины. Однако, не думаю, что Павел как-то меньше намеревался прийти и в другие церкви, к которым были его послания. Но, почему-то он на таком своем намерении в других посланиях не акцентирует внимание читающего. Такое простое размышление наводит на мысль, что и это сообщение имеет под собой некоторую почву.

Сегодня трудно сказать, что именно послужило причиной слов, о «многократности намерений прийти», но они точно были. Можно лишь сделать предположение, что Римляне не очень верили, что Павел вообще хочет их посетить. А это позволяет сделать еще одно предположение. Кто-то очень ждал Павла и расстраивался от того, что его с ними нет, а кто-то пользовался его отсутствием, чувствуя свою безнаказанность.

Так же указание на некие «другие народы» появляется неспроста. По всей видимости, служение Павла у других, как-то обсуждалось. Может быть по-доброму, а может, и нет. То есть, Павел в своем таком «приветствии» сразу дает понять читающим, что он в курсе всего, что происходит у Римлян.

Но даже не это интересно. А то, что записано в следующем стихе. Здесь, в четырнадцатом стихе, апостол говорит, что он «должен и Еллинам и варварам, мудрецам и невеждам». А повод к таким выводам простой. Перед нами Павел, который очень много говорит об отношениях. Здесь же Павел использует не совсем «толерантные» термины. Я говорю о таких словах как «варвар» и «невежда». Причем оба эти слова используются в противовес таким словам как Еллины и мудрецы. Вы можете себе представить, что  Христов слуга людей делит на достойных и недостойных только по тому, являются они Еллинами, то есть, греками, или нет. Еще можно было бы допустить, что Павел как-то более или менее лоялен к евреям, но, чтобы он неевреев выделял на фоне каких-то других неевреев, я допустить не могу.

Вот, если бы Павел написал, что он должен и евреям и Еллинам, тут было бы проще. Но нет. Апостол явно здесь обращается к язычникам. Причем одних язычников (бывших) он, как бы, поднимает, других принижает. Павел! Что ты творишь!?

Но не будем торопиться и осуждать Павла в несправедливости. И вот, что я вижу во всем этом. Тарсянин обращается к грекам, которые о себе думают, что они мудрецы. Им принадлежать все великие философы того времени. Читай «мыслители». А все остальные — варвары и невежды. Здесь явно апостол бьет их греческое самосознание. Бьет по их гордости. Буквально насмехается именно над Еллинами, за их превозношение над всеми остальными.

Более того, так как в церкви всего два лагеря. То есть, греки и евреи, то становится понятно, что греки в Римской церкви варварами называли именно евреев. То есть, внутри одной церкви есть Еллины, которые мудрецы, потомки великих философов, с одной стороны. А с другой стороны евреи, которых христиане из язычников пренебрежительно называли варварами и невеждами.

И вот, апостол Иисуса Христа, варвар и невежда Павел обращается к великим Еллинам, мудрецам и потомкам мудрецов. И в его таком обращении совершенно отчетливо читается горькая ирония. Такое обращение очень похоже на его же слова, обращенные в церковь Коринфа.

Вы уже пресытились, вы уже обогатились, вы стали царствовать без нас. О, если бы вы [и в самом деле] царствовали, чтобы и нам с вами царствовать!
(1Кор.4:8)

Так вот, апостол Павел горько иронизирует, когда говорит, что он должен и Еллинам и варварам, мудрецам и невеждам. На самом деле, для самых непонятливых уточняю, Павел ничуть не думает, что евреи варвары или невежды. Скорее наоборот. Это так же, как иногда родители обращаются к своим детям, которые думают, что их родители ничего не понимают, говоря: «Позволь мне, глупому, кое-что тебе объяснить». Так же и Павел говорит, что он имеет долг. И долг его как перед великими и наимудрейшими греками всея вселенной, так и перед «необразованными» и «невоспитанными» евреями.

Итак, что до меня, я готов благовествовать и вам, находящимся в Риме.
(Рим.1:15)

В данном переводе есть небольшая неточность. Павел не просто «готов благовествовать». Прежде всего, Павел вдохновение имеет. Он рад. Второе, это слово, которое мы сегодня наделили некоторой религиозной составляющей. То есть, слово, которое означает буквально радостную весть. Причем само слово никакого отношения к Иисусу имеет. Но учение Иисуса безусловно является радостной вестью. Так вот, Павел не говорит им, что он рад поделиться Христовым учением. То есть, сами слова Павла не говорят о Христовой вести. Но Он сообщает, что рад, вдохновение имеет и хочет рассказать им что-то очень радостное.

Здесь еще нужно кое-что понять. Мы уже до такой степени привыкли, что Евангелие — это весть, принесенная Христом, что для нас, греческое слово, которое мы произносим как Евангелие, это и есть весь Христа и о Христе. Но слово «евангелие» сначала не означало ничего, кроме радостной вести, как таковой. А вот эта весть стала радостной именно благодаря тому, что содержалось внутри нее. И сегодня для нас евангелие — это имя собственное. Но Павел живет тогда, когда терминология еще складывается. И он сообщает не более, чем мы читаем. Он говорит, что он должен и великим мудрецам, т. е. грекам, и невоспитанным невеждам, то есть, евреям. В том числе и для Римлян хватит его вдохновения, чтобы им принести нечто очень радостное. Более того, он этой радостной вести не стыдится. Он даже указывает, что эта радостная весть — весть Христова. То есть, много существует радостных вестей. Он же не стыдится той, которая Христова. Так в чем же заключается эта самая «Благая (радостная) весть»?

Ибо я не стыжусь благовествования Христова, потому что [оно] есть сила Божия ко спасению всякому верующему, во-первых, Иудею, [потом] и Еллину.
(Рим.1:16)

Павел не смущается, не стыдится возможности донести до Римлян, в данном случае, специфическую радостную весть. А именно ту весть, которую принес Христос. И тут же объясняет, почему. И ответ, почему-то опять нам «подменили». Сейчас очень многие любят говорить о самом благовестии, как о силе Божьей ко спасению. Но в греческом тексте не так. Кстати, даже в синодальном переводе, слово «оно» стоит в квадратных скобках. А квадратные скобки говорят нам о том, что слово, которое выделено таким способом, не имеет достаточно оснований, чтобы оставить без скобок, но и не имеет достаточно доводов, чтобы убрать совсем из текста. То есть, на тот момент, когда делался перевод под патронажем Синода, переводчики уже сомневались, причем достаточно сильно, в праве данного слова на существование.

Сегодня ученые уже разобрались с этим словом, и нет сомнения в том, что его не было изначально в тексте послания. То есть, Павел говорил не о благовестии, как о силе Бога. Он говорил о том, что, вопреки тому, что видят вокруг себя современники Павла, сила Божья есть. И вот это утверждение Павла достаточно сильно корректирует понимание его послания к Римлянам.

Ситуация такова, что к моменту написания Тарсянином данного письма, христиане Рима уже сомневались в том, что Бог вообще может кого-то спасти. Нет, они, конечно, верили в Иисуса и в Его Отца. Но верили точно так же, как верят любые язычники. Бог есть? Да. А его Сын? Да. А зачем Он вам? И тут начинается разговор о попадании людей куда-то после смерти. То есть, дается калька с языческих верований. Видимо на этом этапе и появились верования в небесный рай и подземный ад.

Но вот такая вера, которая, по словам апостола Павла, стала возвещаться по всей земле, ничего общего с верой, или благой вестью, которую нес сам Павел, не имела. Если по их вере, все, ради чего человеку нужно верить в Иисуса — это, говоря современным языком, спасение после смерти. То Павел говорит о спасении еще при жизни. И вот на такое спасение, как говорит тот же апостол, у Бога есть сила. Вот почему Павел не стыдится такой вести. Он точно знает, что Бог, которого римская церковь лишила власти в своем учении, эту власть не терял. И Он может делать все то, что Он делал через Своего Сына, и что Он делал через Своих апостолов.

По сути, это и это и есть благая весть Павла: «Ребята, радуйтесь, Бог не потерял своей силы. Ничто не отменяется. Будет все так, как Он обещал». Как Он обещал людям спасение, так оно и произойдет. И апостолы — прямое тому подтверждение. Они — прямое доказательство того, что сила у Бога не иссякла. Он как бы говорит: «Друзья, посмотрите на нас. Мы получаем (если вспомнить письмо апостола Иоанна) все, чего ни попросим».

Все это рисует нам достаточно грустную картину первой церкви в Риме. Еще при жизни такого апостола, как Павел из Тарса, христиане первого века уже опустили руки. Они перестали верить в реальность Божьей силы и сочинили себе заменитель. Мол, мы спасаемся только после смерти. Но вот это последнее, уже мои домыслы. Не воспринимайте их всерьез.

В нем открывается правда Божия от веры в веру, как написано: праведный верою жив будет.
(Рим.1:17)

Может возникнуть вопрос, в чем именно открывается правда Божия. В русском синодальном переводе все не так однозначно. В чем «в нем»? То ли в благовестии, то ли в спасении, а может еще в чем-то. Отвечу кратко. Спасение в греческом языке имеет женский род. А местоимение «нем» (он, оно, она) в данном месте имеет средний род. И слово «сила» как и в русском языке, так и в греческом женского рода. Единственное, что у нас остается среднего рода, и на этом вопрос закрывается — благовестие.

Итак, в нем, то есть, в благовестии Христа (а не в каком-либо другом) открывается сила Божья. И, как мы уже прочитали у Павла, его, то есть, Павлово благовестие, звучит так: «…сила ведь Бога есть на спасение всякому верующему».

Конечно, современный образованный христианин — теолог скажет, что Евангелие заключено не  только в этом. И будет прав. Действительно, с точки зрения теологии, Евангелие гораздо полнее и шире, одной этой фразы. Но мы говорим не о теологе Павле, но о Павле апостоле. О том, чья задача сейчас и здесь решить конкретную проблему. Поэтому он не пишет теологический трактат, или философское измышление. Он, как духовный хирург, режет там, где нужно, и ровно столько, сколько необходимо. Поэтому Павел не озвучивает все Евангелие, иначе мы бы имели еще и Евангелие от Павла. Но Павел акцентирует внимание на одном единственном аспекте. Что бы ни казалось современникам Павла, желающим спастись, у Бога для этого есть сила.

И в этом благовестии, то есть, утверждении, что у Бога и сейчас есть сила на спасение любому верующему, открывается правда Божья.

В нем открывается правда Божия от веры в веру, как написано: праведный верою жив будет.
(Рим.1:17)

Так как же открывается правда Божья в данной вести? Она открывается «от веры в веру». А,  да, чуть не забыл. Тут же кто-то скажет, что слово «правда» в греческом тексте в данном месте, это праведность. Но если вы хорошенько подумаете, то поймете, что никакой разницы нет у Бога между правдой и праведностью. Потому что праведность, это жизнь по правде.

Итак, есть благовестие Христа, сообщающее христианам Рима, что ничего со времен Христа не изменилось, и как была сила Божья для спасения каждому верующему, через что все апостолы получили спасение, так эта сила и продолжает быть. То есть, туманное ничем не подтверждаемое ожидание спасения после смерти — заблуждение. Более того, умышленная попытка замаскировать свое личное бессилие.

Но почему же такие проблемы? Почему так мало уже при жизни Павла людей получают реальное спасение? Почему люди уже в то время перестали видеть обилие Божьей силы? Да потому, что во всем этом процессе задействована правда Божья.

Павел даже проиллюстрировал  свое послание цитатой из Писания: «Праведный верою жив будет». Кстати, Павел еще несколько раз в разных своих посланиях использует данный стих. По всей вероятности  он взял его из текста Аввакума. Вот он.

Вот, душа надменная не успокоится, а праведный своею верою жив будет.
(Авв.2:4)

Можно еще вспомнить Раав, которая доверилась еврейским лазутчикам, и, благодаря своей вере получила спасение. В конце концов, кто спасается, как ни тот, кто тверд в своей уверенности, что спаситель силен сейчас. А сколько фильмов снято о том, как люди верят до конца и получают ожидаемое, в противовес тем, кто опустил руки. Вспомните, хотя бы, притчу про мышей, попавших в молоко. Вера, как твердость, как стержень, не позволяющий сойти с пути, поколебаться, позволяет победить. В конце концов, побеждает не сильнейший физически, а тот, кто не опускает рук.

Итак. Иисус через апостолов обещал людям спасение. Тот, кто остается верен своей вере в данное обещание, гарантировано получит его. Вот и вся мысль Павла на данный момент.

И, наоборот. Если ты решил, опустив руки, разуверившись, что у Бога все еще есть сила на спасение, придумать некоторое оправдание тому. Например, что мы спасемся только после смерти. Или, что еще хуже, заявить, что Бога нет. Или придумать другого бога. То это называется нечестие и неправда человеков, подавляющих истину неправдою. А на такую неправду у Бога есть неприятный подарок.

Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою.
(Рим.1:18)

Напомню, Павел пишет христианам. Его адресат ни язычники, ни атеисты. Его послание нацелено на верующих во Христа людей. Но таких верующих, которые начали делать какие-то подмены в учении. На самом деле, наверное, где-то можно понять этих верующих. Им сказали, что Бог силен. Они поверили, пришли в церковь. Ждут обещанного, а его нет и  нет. Да и показать-то некому. Даже Павел, хоть и многократно намеревается прийти к ним и «преподать им некое дарование духовное», все еще не нашел возможности. То есть, ребята варятся в собственном соку. И еще как-то пытаются выживать!

Но это не оправдывает, конечно же, их старания заменить правду божью ложью. А происходит все точно так же, как сегодня. Пастор вещает то, чему сам научен. Он искренен. Он не просто провозглашает свою веру, но и действительно верит в нее. Но проходит время. И верующие все чаще приходят с жестким вопросом: «Ну и где?». Он отвечает, как может. Потому что и ему так же отвечают братья, стоящие выше  него. При этом сам он уже не верит даже своим словам. И как было бы замечательно, если бы приехал такой апостол Павел и показал реальность того, во что все верят. Но нет,  он не просто не приезжает, никто даже не видел его уже две тысячи лет.

Но вернемся к Павлу. У христиан Рима есть Павел. Да, возможно они его вообще никогда не видели. Но они знают, что он есть где-то. Более того, они получают от него письмо. И вот этот апостол, понимая тяжелую ситуацию, не проклинает их, хоть и высмеивает их некоторые утверждения. Он пытается дать новый толчок их вере. Он тот, о ком они слышали. И эта настоящая величина им пишет, говоря, что сила все-таки есть.

Да, он сразу ставит им на вид их гонор. То, что они кичатся своим Еллинским происхождением, своими предками, создавшими философские школы. А еще больше он высмеивает их отношение к другим нациям, в том числе и к евреям. Именно по этой причине он произносит свое «во-первых»: «…ко спасению всякому верующему, во-первых Иудею, потом и Еллину». То есть, еврейская сторона Павлом здесь выделена не от того, что евреи обладают чем-то большим или сами имеют какое-то особенное преимущество перед греками, а лишь потому, что греки уже принизили христиан из евреев.

Итак, как мы уже прочли, апостол говорит, что правда Божья (праведность) открывается в Христовом благовестии, которое сам же и озвучил. То есть в том, что сила у Бога еще есть. И то, что христиане Рима до сих пор не увидели силу Бога в действии, говорит о Божьей правде. Другими словами, если вы еще не увидели Божью работу в своей жизни, значит что-то не так с вашей жизнью.

Это так же, если вы купили новую машину. Мастер проверил. С ней все в порядке. Более того, он даже прокатился на ней перед вами. Передал вам ключи. А у вас ничего не получается. Машина не едет. Проблема не в машине. Проблема в «прокладке между рулем и сидением».

Вот и апостол им, практически, говорит то же самое. Ребята, если в вашей церкви ничего божественного не происходит, это не от того, что пропала божья сила. Она есть, никуда не делась. Но проблема в чем-то другом. и вот это другое, судя по всему, Павел собирается им раскрыть. Если бы он не собирался разъяснять им их «неправду», он бы и не писал своего послания.

Итак, если ты доверился вере в Бога, то именно ею жив будешь. В противном случае, если вместо доверия Богу ты начинаешь искать какие-то другие объяснения, типа, Бог больше не действует, или выдавать за Божью работу что-то очень хилое и бесславное. Тогда Бог обещает открыть свой гнев.

Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою.
(Рим.1:18)

В приведенном сейчас стихе есть некоторый подвох, который мы обычно истолковываем неверно. Как обычно понимается данный текст? Есть неправда и нечестие людей. И на таких людей открывается гнев. Но Павел сказал не так. Он сказал, что это работает только в отношении тех людей, которые подавляют истину неправдой. То есть, много есть разных людей. И, практически все люди проявляют нечестие и неправду. Да, кто-то меньше, кто-то больше. Но Павел не ставит точку после слова «человеков». То есть, фраза звучит не так: «Ибо открывается гнев Божий снеба на всякое нечестие и неправду человеков». Если бы так заканчивалось предложение, то мы могли бы сказать, что Павел — законник по своей сути. Но Павел говорит иначе. Он дает уточнение, что гнев открывается на всякую неправду и нечестие только тех людей, которые подавляют истину неправдой. Понимаете, что говорит апостол?

Есть много неправды и нечестия. Но Бог открывает гнев только на то нечестие, где происходит подмена. Где черное называют белым. И апостол не хочет оставить читателя в непонимании. Он тут же дает внятное пояснение своей мысли. Свое разъяснение он начинает с фразы:

Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им.
(Рим.1:19)

Так вот, те люди, на которых Бог гневается, знают все о Боге, что им нужно знать. Если учесть контекст, то они знают, что если речь о настоящем Боге, то Его сила никогда никуда не может деваться. Она не иссякает и не прекращается. Бог всегда в любой момент может сделать все, что захочет. У него нет никаких ограничений своей силы, кроме тех, что Он сам избрал для себя. Итак, все знают, что Бог, если они вообще говорят о настоящем Боге, не может перестать быть всемогущим. Все, что Он обещал, Он не может не исполнить. Вот такое ограничение  у Бога есть.

Итак, обращаясь к христианам, Павел приводит им в пример людей, которые находятся вне церкви. Он показывает, что даже там, «за забором» люди знают о Боге все, что необходимо о Нем знать. Почему?

Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны.
(Рим.1:20)

То есть, несмотря на то, что Он невидим, все Его невидимые характеристики, будь то сила и сама природа Бога, отразились в Его творении. Все, что сотворено Богом, является немым и неопровержимым свидетелем, как Божьей силы, так и Его природы, то есть, Его Божества. Таким образом, ни один человек не может сказать, что Бог бессилен или Он не божественен.

Но вот, что делают те, кто не желает видеть правду Божью, которая обличает их в их несправедливости. Прежде всего, они не прославили Его как Бога и не возблагодарили.

21 Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце;
22 называя себя мудрыми, обезумели,
(Рим.1:21,22)

Итак, Павел говорит о каких-то безумных. И, можно было бы расслабиться. Ведь Павел, вроде бы, не трогает ни греков, ни Иудеев. Однако, смотрите, только что, несколькими стихами выше Тарсянин уже проехался по их «мудрости» и Еллинству. Думаю, те, кто читал данное письмо в то время, на себе почувствовал насмешку Павла. И не успели греки опомниться от первой пощечины апостола, как летит вторая. Он снова произносит это слово. И данное слова вновь связывает две строки вместе. Прежнюю и последнюю: «Называя себя мудрыми, обезумели».

Смотрим четырнадцатый стих: «Я должен и Еллинам и варварам, мудрецам и невеждам».

А теперь двадцать второй стих: «…называя себя мудрыми, обезумели». И вот эта параллель здесь звучит совершенно отчетливо: «Ваши предки, которыми вы так гордитесь, на самом деле — безумцы». Но почему? Потому, что они, зная о Боге все, что нужно, они не прославили Его как Бога. Вместо того, они, как говорит Тарсянин, осуетились в умствованиях своих. И потому, что их несмысленное (а они считают, что мудрое) сердце омрачилось. И как результат, их предки, благодаря которым они себя сознают как нечто возвышенное и величественное, взяли и заменили славу нетленного Бога, на образ, подобный тленному человеку, птицам, четвероногим и пресмыкающимся.

и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся, —
(Рим.1:23)

На этом можно было бы Павлу и закончить. Но он решает добить их гордыню, поставить их на место. Чтобы запомнили его на века. И чтобы никогда у них не возникало соблазна превозноситься над кем-то еще, основываясь на своей кровной связи с «великими» предками. Апостол буквально размазывает их великих предков по асфальту. Показывает ничтожество их мудрости.

то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела.
(Рим.1:24)

Если верить греческому тексту, они преданы Богом в нечистоту, чтобы быть обесчещенными их телами. То есть, наказание в том, что они оскверняются через свои тела. Точнее, оскверняемы. Не сами себя, но в пассивной форме, обесчещиваемы кем-то. Апостол, как бы, предлагает христианам из греков взглянуть на своих «великих» предков с точки зрения достоинства: «Посмотрите на своих мудрецов! Вы  хотите оказаться там же?».

26 Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным;
27 подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение.
(Рим.1:26,27)

По сути, это предупреждение церкви Рима. Если они продолжат в том же духе, они окажутся там же, где их «великие» предки-мудрецы. В общем, это мы и наблюдаем сегодня. Предупреждение Павла стало исполнившимся пророчеством. Вся современная Европа – это наследники древней Римской церкви.

28 И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства,
29 так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия,
30 злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям,
31 безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы.
(Рим.1:28-31)

Не вижу смысла разбирать весь данный текст. Он сам говорит за себя. Одно, что Павел не доглядел — вышло еще хуже.

Они знают праведный [суд] Божий, что делающие такие [дела] достойны смерти; однако не только [их] делают, но и делающих одобряют.
(Рим.1:32)

Современные наследники Римской церкви, не просто «одобряют» тех, кто так поступает, но и унижает тех, кто отказывается от такого действия. На этом первая глава Послания Павла к Римлянам закончилась.

Прочтемся.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.