Он заповедал нам

Мы закончили на том, как апостолы рукой Иоанна написали христианам, что они, то есть, апостолы, все, что ни попросят, получают, потому что, прежде всего, их сердце спокойно. А сердце свое они успокаивают потому, что знают, что поступают правильно. Сердце же может ошибаться. Они знают, что поступают верно, потому что все, что делают, делают по той любви, о которой когда-то говорил Спаситель. Таким образом, раз сердце их не осуждает, либо оно успокоено, то они, апостолы, имеют некоторую смелость просить все, что угодно. И, надо же, их смелость имеет результат. Тут важно. Их смелость не основана на «самонакачке»,  но на их уверенности, что они все делают правильно, потому что видят результаты и имеют верные цели.

И вот такое их поведение Иоанн называет соблюдением заповедей. Тут часто возникает проблема. Многие толкователи объясняют так, будто предыдущих слов нет. А то, что они получают все, что попросят, это результат каких-то иных, отдельно прописанных заповедей. Но тут же автор письма дает четкое пояснение, подтверждая еще раз, сказанные прежде слова. То есть, все, что он с друзьями называет заповедями, уже озвучено. И потому Иоанн еще раз повторяет те же слова, только чуть иначе сформулировав.

23 А заповедь Его та, чтобы мы веровали во имя Сына Его Иисуса Христа и любили друг друга, как Он заповедал нам.
24 И кто сохраняет заповеди Его, тот пребывает в Нем, и Он в том. А что Он пребывает в нас, узнаем по духу, который Он дал нам.
(1Иоан.3:23,24)

Смотрите, мы снова сталкиваемся с уточнением. Скорее всего, мы, современные читатели, не замечаем, что здесь Иоанн снова указывает на специфику любви, а не на специфику заповедей. Все, что я до сих пор слышал, звучит как-то так: «Иисус дал нам заповеди. Чтобы веровали в Иисуса и любили. Вот так Он и заповедовал». То есть, последняя фраза: «Как Он заповедал нам», в таких толкованиях не относится к любви, но относится ко всему предложению. Однако, если внимательно посмотреть на текст, становится очевидным тот факт, что здесь уже есть подобная фраза, которая относится ко всему предложению. Зачем ему повторяться в конце?

Смотрите, вначале он говорит: «А заповедь Его та…», и в конце того же предложения: «Как Он заповедал нам». Иоанн повторяется внутри того же предложения? Серьезно? Он, типа, так говорит: «Заповедь его вот такая, как Он заповедал нам?». Полная чушь. Иоанн достаточно грамотен, чтобы не делать таких странных ошибок. Если вы не в курсе, то Иоанн, например, свое Евангелие написал в самой популярной на то время и сложной форме стихосложения. Если хотите, он что-то вроде Пушкина своей эпохи. Да, удивительно, как рыбак достиг таких вершин. Но факт, есть факт. Писать поэмы хиазмом в то время удавалось далеко не всем. Я хочу сказать, что хоть Иоанн и был рыбаком, все же, он был очень грамотным рыбаком. Да это и не очень удивительно. Ведь все еврейские мальчики просто обязаны были к определенному возрасту уметь читать и писать. Более того, они должны были, по некоторым данным, выучить Тору наизусть. А вот к женщинам такого требования не было.

Итак, Иоанн пишет странное на первый взгляд предложение. Но странность разлетается, если мы понимаем, что последняя фраза не относится ко всему тексту, а лишь к последнему утверждению в предложении. То есть, к заповеди любить друг друга. И если я прав. То здесь снова уточнение. Иисус заповедал любить друг друга не как-нибудь, не по наитию, не «по сердцу», а так «как Он заповедал нам». Речь снова о любви с очень четкими очертаниями.

Итак, если мы все верно поняли, то речь идет о двух заповедях. Первая — верить в Иисуса. Вторая — любить друг друга так, как Он заповедал нам. И дальше Громович говорит, что тот, кто сохраняет эти самые заповеди, тот пребывает в Нем, и Он в том. Ни о каких других заповедях здесь речи нет.

Кстати, я лишь предположил, что в греческом тексте, должен быть обнаружен определенный артикль, который, по идее, должен был бы сделать уточнение, какие именно заповеди. Потому и сказал: «…кто сохраняет ЭТИ заповеди». Я написал слово «эти», исходя из понимания текста. И потом решил проверить, действительно ли есть в  греческом тексте такой артикль. И да!  Он есть! А это прямое доказательство правильного понимания. Приятно.

Теперь про дух

Глава заканчивается утверждением апостолов, что тот, кто хранит именно вот эти заповеди, что чуть ранее были перечислены, тот пребывает в Иисусе, и Он пребывает в нем. А затем звучит такая фраза:

А что Он пребывает в нас, узнаем по духу, который Он дал нам.
(1Иоан.3:24б)

В греческом, в общем, написано то же самое, только несколько иначе сформулировано. Итак, апостолы объясняют, что тот, кто в Нем пребывает, как и тот, в ком пребывает Он, отличаются двумя характеристиками. Первая — они верят Иисусу, вторая — они любят друг друга так, как нужно, а не так, как придется. При этом апостолы еще раньше пояснили, что это значит. Если позабыли, напомню: «Он положил душу свою…», то есть жизнь.

Сами апостолы имеют достаточно авторитетных подтверждений в том, что они настоящие апостолы. Первое — они получают вообще все, что попросят. Ваня не сказал, что получают то, что Бог посчитает нужным им дать. Он сказал: «…все, что ни попросим». Второе — они любят братьев так, как нужно. И, наконец, главное — они верят в Иисуса. Но все это говорит об их хождении в Нем. А о Его хождении в них говорит нечто другое — дух. Речь о духе, который Он дал им. Помните, когда?

Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго.
(Иоан.20:22)

Судя по тексту, в тот день ничего сверхъестественного не произошло. Данное действие аукнулось в день пятидесятницы. Но дал им духа Иисус за несколько дней до того великого события, описанного во второй главе Деяний Апостолов. По всей видимости, тогда апостолы, наконец, почувствовали, что же они приняли. И с тех пор, никогда не теряли того чувства. Они знают, что живет в них Иисус. И это отчетливый признак их легитимности. То есть, они не верят, а знают. Если в моей квартире живет человек, я знаю, что он там живет. Но в отношении какого-нибудь домового, я не верю, тогда как для кого-то существование домового — бесспорный факт.

Так и здесь. Они знают, потому что это не вопрос веры, это вопрос опыта, переживания, ощущений и прочего. Вера нужна, но для другого. Итак, они знают, что в них живет Иисус. Они знают, что за Дух живет в них. И потому, что они имеют, переживают, ощущают и прочее, они знают, что Христос в них. Более того, именно потому, какой именно они переживают дух внутри себя, они знают, что в них живет ни кто иной, как Христос. И в  этом смысле очень важно следующее заявление.

Не всякому духу…

Возлюбленные! не всякому духу верьте,…
(1Иоан.4:1)

Прежде всего, отвлекусь опять на вопль души: «Возлюбленные!». На первый взгляд может показаться, что Иоанн противоречит сам себе… Ладно, может показаться, что ошибся я. Я ведь объяснил слова Громыча так, что любовь Иисуса, а значит и апостолов должна быть без слов. Почему же Иван Громыч постоянно повторяет свое «Возлюбленные»?

И тут снова мы видим человека. Не просто апостола. А человека апостола. Даже человека с большой буквы. Смотрите. Судя по всему, те ребята, что внедрились в христианскую среду, которые, по словам апостола, были изначально среди апостолов, но вышли от них, очень много говорили о любви. О том, что в церкви должна быть любовь. Надо любить и прочее. Однако за словами не было их действий. Они учили, но сами не проявляли. Вместо того, ожидали ее от «прихожан». Как бы, требуя ее к себе.

Отсюда и указания Иоанна: «Давайте уже перестанем болтать, а начнем любить». На фоне всего этого получается, что Иоанн, хоть и выражает вопль души словом «Возлюбленные», одновременно с этим в том же вопле звучит и легкая ирония. Намек на то их учение, в котором они до сих пор пребывают под воздействием ложных пророков, читай, учителей.

1 Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире.
2 Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога;
3 а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире.
(1Иоан.4:1-3)

Да, я понимаю, что сегодня оспариваю многие такие вещи, которые раньше сам провозглашал. Наверное, это неизбежно. Когда мы приходим в какую-либо общину, мы еще ничего не знаем. Учителя этой общины кажутся нам гениями, знающими все секреты Мира. Но проходит время и, наконец, выясняется, что они такие же, как все. Но ты уже научен. Ты свято веришь, что научен верно. Проходит время, и все больше замечаешь, что то учение, что тебе преподано — не работает так, как должно. И вот, ты уже начинаешь копаться и искать ответы. И, наконец, убеждаешься, что все совсем не так, как ты привык. А дальше, либо ты решаешься искать дальше, не взирая на возможные последствия, либо соглашаешься с ошибками, и тогда эти ошибки уже не ошибки, а ложь. Ведь ты уже знаешь, что учение в чем-то не верно. И вот, если ты решился идти дальше, то идешь, спотыкаешься, ошибаешься, но снова идешь. Потому что нет альтернативы.

Снова и снова ты принимаешь какую-то позицию. Снова и снова тратишь время на осознание верности или неверности, доказательства или опровержения. Таким образом, шаг за шагом либо удаляешься от  истины, либо приближаешься к ней. И здесь никто из людей не может тебе дать гарантию, что ты идешь правильно. Кроме одного. Ты знаешь слова Иисуса, хоть и сказанные с иронией: «Ищите, ибо ищущий находит». Правда и эта опора очень иллюзорная, потому что Он же в Евангелии от Иоанна говорит фарисеям, а потом ученикам, что они будут искать и… да, не найдут. Вот такая вот радужная перспектива.

Тогда остается одно. Опираться на слова Петра, например, в его первом послании, где он заявляет, что Бог таких ищущих поддерживает. И вот это, наверное, единственное, что позволяет пройти все эти трудности.

Но, что-то я разошелся. Вернусь к тексту. Как и многие подобные мне христиане, я верил, что первый стих четвертой главы первого послания от Иоанна, говорит не о духе в полном смысле слова, а о том, что кто-то проповедует. То есть, ты слышишь проповедь и оцениваешь ее. Если проповедь соответствует предупреждению апостола, кричи караул — это лжепророк. Если не соответствует предупреждению, но соответствует толкованию апостола, кричи, аллилуйя.

Однако, данный стих никогда не был первым в  начале главы. Когда Иоанн с друзьями писал данный текст, в его сознании даже не было идеи разбиения текста на главы, а тем более, на стихи. То есть, этот стих — прямое продолжение предыдущего. А именно, последнего стиха третьей главы. В ней Иван Громович пишет, что они, апостолы, знают, что Иисус живет в них, благодаря тому, какой в них находится дух. Они не говорят о том духе, который слышат, и которым проповедует кто-то снаружи. Они говорят  о духе, который в них пребывает (то есть, находится постоянно). Значит, как мы уже выше говорили, апостолы четко понимают, что за дух внутри них, куда он ведет, к чему клонит, какие мысли у него. И зная эти вещи, они делают вывод — у них все в порядке.

Теперь о первом стихе четвертой главы. Апостолы пишут, чтобы христиане проверяли, то есть, испытывали духов. Каких духов? И вот тут, если учитывать контекст, у нас нет вариантов. Конечно, если на контекст наплевать, то можно думать, что угодно. Но если не плевать, то альтернативы, опять же, нет. Речь о том духе, что в них. И здесь что-то интересное. Внутри тебя есть некая сущность, которая толкает тебя на какие-то мысли, заставляет делать выводы. И ты ответственен в том, верить этому духу, или нет.

Здесь нет ничего удивительного. Ведь чуть выше Иоанн насмехается над ребятами, которые поверили, что имеют помазание от Святого, которое их учит всему. Да так учит, что им не нужны апостолы. Вот об этом помазании и идет речь. Иван буквально говорит им: «Ребята, проверьте, чему вас учит то самое помазание (дух) которое в вас пребывает!». И тут же дает некоторое определение, подсказку.

2 Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога;
3 а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире.
(1Иоан.4:2,3)

Сразу скажу, в тексте нет тех слов, что заключены в круглые скобки. Возможно, это никак не влияет на смысл. Просто, имейте в виду, фразы «и духа заблуждения» Иоанн не писал. На каком этапе появилась данная запись, я не знаю. А остальное, вроде бы так, как есть.

Далее, сразу прошу прощения за идею, которую я как-то подал, разбирая данный текст, что Иисус пришел в плоть, то есть, вошел в нее, поясняя, что речь, видимо, о том, что принято называть «рождением свыше». Изучив данный текст более внимательно, я обнаружил то объяснение, которое было изначально. То есть, Иисус пришел уже в плоти. То есть, речь не о том, что он в день пятидесятницы вошел в плоть, то есть, в апостолов, а о том, что Он ходил по земле в плоти, в которой и пришел. То есть, апостолы Его знают именно так, как Иоанн  написал в начале данного послания: «То, что мы видели, что осязали руки наши…». Возможно, надо согласиться с той теорией, что  во времена Иоанна было некоторое учение, будто Иисус ходил по земле иллюзорно. Он лишь казался людям живым. Видимо против именно такого учения выступает Иоанн. Но, это не точно. Точно лишь то, что в действительности Иоанн пишет, что Духа Бога можно узнать в том, что он, дух, как мы читаем в греческом тексте «признает  Иисуса Христа в плоти пришедшего».

Почему я так решил? Потому что, если бы Иисус пришел внутрь плоти, то слово стояло бы в той же форме, что и во фразе первого стиха «…появилось в мире». В греческом: «вышли в Мир». Но все не так. Данные слова стоят ровно в той же форме, что конечное словосочетание третьего стиха: «есть уже в Мире». Думаю, пояснения здесь достаточно.

Возвращаюсь к сути. Иоанн пишет к конкретным людям. Которые имеют конкретные проблемы. То есть, их проблемы не универсальны. Они могут встретиться в другое время в другой церкви, но это не значит, что те же проблемы обязательно  имеются в другой церкви и в другое время. Могут, но не факт. В то же время, это не значит, что данное послание бесполезно для нас. Ведь через него мы что-то можем узнать об истинном Христовом учении. Что мы и делаем раз от разу.

Итак, среди тех христиан, к которым направлено данное письмо, распространено некое странное учение, что Иисус пришел не в плоти. Они буквально не признают Иисуса Христа, которые пришел в плоти. Но позволю себе предложить еще более безумную теорию.

И вот, что я думаю. Речь не о теле. То есть, не о том, все же, что Иисус ходил как бы иллюзорный. Но речь именно о плоти. Тут снова нужно потратить время на пояснения. Думаю, слово, переводимое нам как «плоть» у всех апостолов тех времен, должно быть одинаковым. Не думаю, что Петр или Иоанн под словом «плоть» понимали что-то одно, тогда как Павел, понимал другое. Ведь сам Павел говорит, что сверял свое учение с учением апостолов, и старшие апостолы не нашли никаких отличий. В общем-то, потому мы и почитаем Павловы послания. Но именно у Павла мы находим нечто интересное в отношении понятия плоти.

Например, если Павел хотел сказать что-то о теле, то говорил так: «…предавали вы члены ваши…». А когда речь идет о жизненной «философии», то здесь он уже говорит: «…когда мы жили по плоти…». Чувствуете разницу?

Далее. Для древнего еврея, в большинстве своем, если он говорит о духе, он говорит о Боге, если только не указано отдельно, чей дух. То есть. Если сказано: «… дух его», или «его духом», подразумевая человека, то речь о человеческом духе. А если нет указания на то, чей дух, речь о духе Божьем. Например, у Иоанна выше мы видим четкое разделение на Божий и не божий дух. И вот, апостол Павел сравнивает две вещи — жизнь по духу и жизнь по плоти. И если читать внимательно, мы понимаем, что и там и тут речь о духе. Только «жить по духу» означает жить по Богу, а «по плоти» означает жить по человеку, то есть, по духу человека.

То есть, и то и другое — дух. Только один — Божий, и он зовется апостолом «духом», а другой не Божий, зовется «плотью». То есть, речь не о теле, а о любом другом духе, кроме Божьего. Об этом же Павел говорит здесь:

Итак, тот же самый я умом моим служу закону Божию, а плотию — закону греха. Плоть имеет силу. Плоть — дух противящийся Духу Божьему.

Об этом, на самом деле, можно говорить долго. Но я лишь очертил мысль, чтобы стала понятна другая мысль. Иисус пришел в плоти. Речь не о теле. Да, он пришел, конечно же, в теле, но когда Громыч говорит, что признак настоящего Духа Божьего в том, что Он признает (!!!), что Иисус пришел в плоти, то есть, в обычной греховной плоти, полностью соответствующей человеческой, он бросает вызов религиозному духу.

А теперь подумайте. Если Иисус пришел в святой плоти. То есть, в плоти, которая отличается от любой другой человеческой, то его «выступление» в пустыне — фарс. Бессмысленно воевать с плотью там, где воевать не с чем. Ведь дьявол может действовать исключительно через плоть. Не через тело, а именно через тот самый человеческий дух. А если еще точнее, дух животного. Можно назвать его эгоизмом или чем-то вроде того.

Но, если это верно, то почему именно такое утверждение должно стать признаком настоящего Божьего духа? И тут все оказывается просто. Религия подает Иисуса безгрешным. В том смысле, что он совершенно небесный, безошибочный, великий и прочее. Но если верить в это, тогда для простого человека Евангелие недоступно. Ведь у Иисуса старт отличался бы от старта человеческого. Тогда Его рекомендации и указания — бесполезны. Он не знал бы, как на самом деле живет человек, что чувствует, в чем его слабости. Но, как написано: «… ибо Он знал, что в человеке».

Безумно? Да.

Есть о чем подумать. Прочтемся.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.