Вы от Бога

Мы закончили на том, что сделали предположение. Мы предположили, что Иоанн, говоря, что Иисус пришел во плоти, имеет в виду не столько тело, как таковое, сколько естественную человеческую природу. Со всеми ее, как сегодня говорят «ништяками». То есть, ему, как и любому другому среднестатистическому человеку хотелось многого. То есть, он переживал разные желания. Он так же боролся с ними, как и любой другой ответственный человек. Но, если любой другой находил повод сдаться, то Он не сдавался никогда и всегда имел победу. Прошедшее время здесь от того, что мы говорим о времени пребывания Христа на Земле в теле (и в плоти).

Итак, если наше (ну хорошо, мое) предположение верно, то любое утверждение любого духа о том, что Иисус был безгрешен… Ого! Ну, вы поняли, да?

Получается, что Иоанн страстно предупреждает о надвигающейся страшной ситуации — приходе антихриста. И его приход ознаменуется именно вот этим утверждением, что Иисус был в каком-то особенном, безгрешном теле. Если это так, то в христианстве все очень и очень плохо сегодня. Однако, Иоанн не дает никаких других пояснений и утверждений. Так что, предположение, пока, по крайней мере, остается предположением. Но, как-то…

Ладно. Иоанн сказал и все. Что он имел в виду, пока сказать трудно. Мы, конечно, можем сейчас выдвигать свои предположения, но они так и останутся, пока, предположениями. И апостолы, через Иоанна продолжают:

4 Дети! вы от Бога, и победили их; ибо Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире.
5 Они от мира, потому и говорят по-мирски, и мир слушает их.
(1Иоан.4:4,5)

В понимании данного текста сразу несколько заблуждений, которые мы сейчас попробуем разобрать. Об обращении Иоанна к христианам мы уже говорили. Он называет тех, к кому пишет, то детьми, показывая его отеческое отношение к ним и их наивность и незрелость. То возлюбленными, с одной стороны, опять же, выражая свое отношение к ним, с другой, насмехаясь над их учителями, которые много говорят о любви, но до дела так и не доходя. Здесь Иоанн снова обращается к ним таким образом.  И это говорит нам, кроме всего прочего еще и о крике души Иоанна. И его «дети!», это то же самое, что когда-то Иисус выразил другими словами: «Доколе я буду с вами!».

Что же они должны понять? Что так расстраивает Иоанна. А то, что они, будучи уже какое-то время христианами так и не уяснили простые вещи. И первое: «Вы от Бога,.. …они от мира». Согласитесь, очень удобное место, чтобы приводить его в качестве опоры для учения о рождении свыше. А еще переводчики, видимо не ожидали, что такое учение вообще может появиться, усугубили это литературным «тот, Кто в вас». Но, давайте разбираться.

Итак, «вы от Бога»  никоим образом не означает, что они рождены от Бога. Да, так удобно толковать, но факт в том, что данное выражение может означать все, что угодно. И если мы так хватаемся за уверенность в том, что здесь сказано о рождении, то, справедливости ради, должны утверждать и другие варианты. Ни один из них не лучше. Скажите, когда вы приходите к незнакомому мастеру, к которому вас направил какой-то человек, и вы говорите: «Здравствуйте Иван Иванович, я от Сан Саныча». Значит ли это, что Сан Саныч — ваш отец? Может да, а может, нет. Это лишь значит, что к Иван Иванычу вас послал некий Сан Саныч.

Или другой пример. Вы работаете в конторе «Рога и копыта». Вам нужно поговорить с директором компании «Топоры и грабли». Вы приходите, как представитель своей компании и секретарю говорите: «Сообщите вашему директору, что пришел представитель компании «Рога и копыта». Секретарь снимает трубку внутренней связи и сообщает: «Петр Петрович, тут от Рогов и копыт». И ни у кого не возникает даже мысли о том, что «Рога и копыта» породили этого представителя.

Идет война белых с красными. На поле выходит парламентер с белым флагом, например, со стороны белых. И комбат красных получает известие: «Там парламентер от белых». Где здесь что-либо, говорящее о рождении? Ничего. Нормальное, общепринятое высказывание.  Не нужно здесь сочинять чего-то. Но уже вижу, как с хитрым прищуром смотрит на меня христианин и показывает пальцем на строчку дальше: «А как же вот это?». И тыкает в текст, где написано: «…ибо Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире».

«Ага! Съел!» — говорит победитель и занимает гордое положение в кресле.

Да! Беда! Что же нам делать с этими словами апостола. Да ничего не делать. Здесь же все очевидно. Давайте смотреть внимательно. Перед нами противопоставление. Есть Тот, кто в них, и тот, кто в… …где? Может там написано в тех, кто в мире? Нет, так там не написано. Но написано «в мире».  Не в людях, а в мире. Так же и Тот, кто в христианах. Не в них самих, а в их среде, среди них. Может, я ошибаюсь? Давайте посмотрим в греческий текст. О! Смотрите, как интересно. Я приведу несколько фраз, записанных древними греками, которые использовали тот же предлог.

«…стоять между деревьев». Автор — Ксенофонт. Если упереться, утверждая, что здесь именно внутри людей находится Бог, тогда Ксенофонт, видимо, имел в виду стояние внутри деревьев. Мне даже трудно представить, как это возможно. Или вот такое выражение: «…они первые из них сложили оружие». Автор — Фукидид. Подстрочный перевод данного текста такой: «Они первые в них сложили оружие». То есть, среди тех, о ком речь, вот эти несколько человек оказались первыми, кто сложил оружие. В общем, мы понимаем, что и данное высказывание не указывает на нахождение Бога внутри каждого христианина. Я не говорю о том, что Бог не может жить в человеке. Более того, он Христом живет в каждом апостоле. Но в данном конкретном тексте речь не об этом.

Итак, апостолы  здесь ничего хитрого не говорят. Их сообщение простое: «Неужели еще не понятно, что вы стоите на стороне Божьей, в Его войске, с Его флагом. И  Тот, Кто среди вас, больше того, кто находится в мире. Вы представители Бога, который больше того, кто в мире. И уже победили».

Кстати, тут еще одно заблуждение. Часто читается так, будто христиане, к которым обращено послание, имеют некий успех. То есть, они победили, будто приложили усилия и им что-то удалось. Но нет. Здесь апостолы сообщают им, что они победили еще до сражения, потому что они на стороне Того, Кто уже все победил. Уже! Понимаете? И христиане здесь ни при чем. Они лишь стоят на правильной стороне.

То есть, им может казаться, что у них ничего не выходит, что надо как-то сильно стараться, чтобы не обмараться. Но Иоанн говорит, что уже все сделано! Независимо от их стараний, они уже победители, только по одной причине — они стоят на правильной стороне. А то, что кто-то там из мира их не понимает, так это потому, что они не на той стороне. И, логично, что их слушает тот, кто с ними в одном лагере. Как логично и то, что все, сказанное христианами всегда воспринимается как речь с вражеской стороны.

И вот, Иоанн переводит стрелки на себя и своих собратьев апостолов.

Мы от Бога; знающий Бога слушает нас; кто не от Бога, тот не слушает нас. По сему-то узнаем духа истины и духа заблуждения.
(1Иоан.4:6)

Как и выше, здесь Иоанн не говорит о  рождении свыше. Хоть это и не отрицает факта жизни Христа в апостолах. Итак, Громович напомнил христианам, что те стоят на стороне Бога и потому уже победили. И их не слушают в миру именно потому, что их речь — враждебна для мира. Точно так же и с апостолами: «Вы от Бога и мы от Бога. Вас не слушают и нас не слушают. А значит, тот, кто нас не слушает — тот в духе заблуждения».

Здесь прямое указание на тех в церкви (в привычном понимании), кто выступает против общения с апостолами. Иоанн прямо указывает на них, говоря, что они в духе заблуждения. А те, кто послушает апостолов — в духе истины. Есть здесь элемент манипуляции. Но как иначе?

Итак, христиане, видимо потому, что кто-то их так научил, перестали общаться с апостолами. После долгих рассуждений апостолы предлагают поступить так:

Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога.
(1Иоан.4:7)

И вновь, не просто так появляется здесь обращение «возлюбленные». Тут опять игра слов: «Возлюбленные, давайте уже любить друг друга». А то про любовь говорят, говорят, а как жениться, так в кусты. И тут еще одно высказывание, которое так любят адепты рождения: «…и всякий любящий рожден от Бога». И мы читаем так: «Всякий, кто любит, то стопроцентно рожден от Бога». Вы спросите: «А что, разве не так?». Отвечу: «Нет, совсем не так».

Возможно потому, что Иоанн все это послание пишет в стихах, или потому, что как-то сложно построено высказывание, ни у кого не возникает другой ассоциации. Но это – Иоанн. А он, похоже, все пишет стихами. А в стихах часто предложения строятся не совсем привычным образом. Пушкин, например, вообще новые слова изобретал или ударения переставлял, как захочется.

Попробую объяснить так. Иоанн здесь говорит не  о том, что тот, кто любит, тот и рожден. А о том, что только тот, кто так любит, может быть рожден от Бога. Перефразирую. Если кто-то говорит, что он рожден от Бога и знает Бога, один из тестов — любовь, причем жертвенная. Тут вот такая зависимость. Если ты видишь любящего человека, это не означает, что он рожден. Но если видишь рожденного от Бога, то он обязательно должен быть любящим. А о том, какой именно любовью, мы уже говорили. То есть, среди тех христиан, к которым обращено послание, есть люди, которые говорят, что рождены от Бога. Но при этом делают все возможное, чтобы  не дать христианам общаться с истинными апостолами. То есть, не позволяют любви действовать. Чтобы вывести этих лжеучителей на свет божий, апостолы и говорят: «Не тот, кто не любит — рожден, а тот, кто любит». И для тех христиан — это прямое обличение их учителей.

Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь.
(1Иоан.4:8)

Апостолы рукой Иоанна прямо в лоб говорят ребятам, что их учителя, которые захватили их разум и сердце, не познали Бога. Они не знают Бога! При этом имеют наглость быть учителями. Иоанн уже сказал, что любовь не в ласкательстве слова. То есть, я более чем уверен, если современные христиане, обвиняющие свои церкви в недостатке любви, оказались в том времени в тех церквях, они были бы в восторге. Потому что нашли бы именно то, что ищут. К ним бы говорили ласкательно. Им бы уделяли достаточно внимания и угождали разным их прихотям. Но именно это у Иоанна является признаком заблуждения. Потому что, как говорит сам апостол, любовь такова, что даже они сами, распознали ее лишь тогда, когда Иисус пошел на крест из-за них.

Эти же учителя, способны на «добрые слова» и «теплое отношение» но совсем не способны на жертву. И  здесь он говорил о том, что они не могли до креста распознать любовь в делах Иисуса. То есть, Его действия совсем не походили на тот шаблон, что сейчас и тогда держался в сознании верующих. Но в действиях Иисуса им открылась не только любовь Спасителя, но и любовь Того, Кто Его послал в Мир.

9 Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него.
10 В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши.
(1Иоан.4:9,10)

Смотрите, апостолы говорят, что любовь Божья им в чем-то открылась. То есть, изначально она была закрыта, то есть, они ее не видели, не замечали, не распознавали. Она была сокрыта для них. Они были слепы, не способны ее различить или узнать. Но вот, в один какой-то момент она вдруг открылась, стала заметной, понятной, очевидной. И, по словам Громовича, с друзьями такое открытие произошло через ряд других откровений. То есть, так же, не сразу. Для того чтобы апостолы поняли, распознали любовь Бога, им сначала нужно было, как минимум, понять, что перед ними Сын Божий. Затем, что Сын Божий пришел на Землю по поручению Бога, чтобы спасти людей через свое страдание, которому они были свидетелями. И только затем до них дошло величайшее откровение о любви Бога.

Итак, Иоанн говорит, что они, апостолы, познали любовь Бога в том, что Он послал Своего Сына. Причем, ладно, если бы их было множество. Но Он послал «Единородного». То есть, единственного. Зачем? Чтобы какие-то там людишки, коих много, получили через Него жизнь.

Но и это еще не все. Любовь Божья не просто в том, что Бог послал Сына, чтобы ОН спас. Но Бог послал Сына, внимание: «…в умилостивление за грехи наши». Не поняли? Религия до такой степени загадила наше сознание, что мы думаем, будто Бог послал Сына, чтобы Он принес Себя в жертву Богу. Таким образом, религия добивается развенчания Божьей любви. Ведь, что за Бог, если ради своих каких-то принципов он Сына отдает в жертву, для Себя же. Однако, секрет совсем в другом. Бог послал Своего Единородного Сына, чтобы принести в жертву нам. Нам! Вы поняли?! И вот это одна из самых не понимаемых сегодня мыслей Бога.

Сложность этой мысли в не в странном выражении. Тем более, что ее выражает не только Иоанн, но, как минимум Павел в одном из своих посланий, о чем я уже как-то писал. А в том, что мы уже научены иначе. Нам уже вбили в голову другую парадигму. Трудно вырваться из накатанной колеи.

Потратим немного времени на понимание данной мысли. Итак. Люди согрешили. И в результате своего греха стали несчастны. Теперь кто-то должен быть крайним. И крайний, конечно же, с точки зрения человека — Бог. Ведь это Он таким создал человека и весь Мир. О несправедливости этой мысли нет необходимости говорить. Но именно так думает большинство отвергающих любовь Божью людей.

Помню один спектакль в девяностых годах, поставленный какой-то церковью. Он начинался с того, что несколько человек на сцене изображали простых людей. И каждый по очереди обвинял Бога в чем-то. И это сегодня норма. Даже атеист не верит в Бога не потому, что Он есть или Его нет, а именно потому, что не может поверить в то, что есть Бог, который так несправедлив.

Итак, перед нами человечество, которое обозлено на Бога из-за своих же грехов. Почему так? Да потому, что есть еще одно чудовищное религиозное заявление: «Все по воле Божьей». Ладно, а то застрянем на долго. Итак, у человека во всем виноват Бог. И вот Бог, чтобы умилостивить… Вы помните, да, написано именно так: «…в умилостивление за грехи наши». Бог, чтобы умилостивить человека! Подумайте пару секунд над этим. Бог, чтобы умилостивить человека, послал Своего Единственного рожденного Им Сына.  Бог, который может просто дунуть, или «пошевелить плечом», чтобы от человека не осталось даже памяти, платит самую дорогую цену, чтобы умилостивить такое, казалось бы, ничтожество.

И вот, когда это дошло до Иоанна и его сотоварищей, вот тут их и «пришибло». Тут до них и дошло, с Кем и с чем они имеют дело. Вот в чем открылась любовь Божья. Думали ли они когда-нибудь, что такое вообще возможно?! Сомневаюсь. Поэтому апостол и восклицает:

Возлюбленные! если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга.
(1Иоан.4:11)

Действительно, если Бог вот так возлюбил нас, то уж конечно, те, кто стоит на стороне Божьей, теоретически, должны бы быть такими же.  А мы помним, что чуть выше, буквально только что, Иоанн говорил о познании Бога. То есть, если мы познали Бога, то должно быть вот такое соответствие. А как иначе? Если же нет именно такого признака, то ни о каком познании Бога речи быть не может.

Прочтемся.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.