Сопастырь

В общем и целом Петр все, что хотел сказал. И мысль его, как мне кажется, достаточно прозрачная. Если хотите быть как «мы», читай, апостолы, то начни с того, чем ты питаешься. Что ты слушаешь, и кого. Если с этим все в порядке, то твое мировоззрение неизбежно начнет излечиваться. Ты постепенно будешь видеть мир яснее. А значит, и реагировать на все иначе.

В результате, вместо того, чтобы с пеной у рта доказывать свою правоту или значимость, ты будешь «устраивать дом». Внутри твоей души загорится огонь противостояния дьяволу, а не людям. Ты будешь выходить не только, чтобы победить, но и будешь побеждать в действительности. Ты прекратишь воспитывать ближних и дальних. Но сделаешь их жизнь рядом с тобой — благом. Так, что они будут благодарить Бога за дар в твоем лице. В общем, «пейте дети молоко». И приближаясь к финалу своего послания, Петр пишет дальше.

1 Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых и соучастник в славе, которая должна открыться:
2 пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия,
3 и не господствуя над наследием [Божиим], но подавая пример стаду;
4 и когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы.
(1Пет.5:1-4)

Пятая глава начинается с такого выражения: «Пастырей ваших умоляю, я сопастырь и свидетель страданий Христовых…». Справедливости ради надо сказать, что здесь словом «пастырей» и «сопастырь» переведено несколько иное слово. А именно — «пресвитор» и «сопресвитор». Мы как-то не так давно говорили об этом слове. В общем смысле, это, конечно, пастор, но не как должность, а как некоторое образное, если не сказать поэтическое, иносказательное название того, кому поручено заботиться о людях. Пресвитор — это старший, или, буквально, старейшина. Судя по тем местам Писания, что мы уже встретили, пресвитор — это ответственное лицо, авторитет. Тот, кому люди доверились, за кем пошли. Кроме того, апостолы подтвердили словом (не более) их авторитет. Это не пост, не должность. Но те, кому доверили заботу о людях.

Итак, если пресвитор — это человек, которому доверена забота о людях, то и ожидается от него именно «забота о людях». На тот момент, когда апостолы еще живы,  нет нужды, чтобы кто-то что-то через Писания открывал или доказывал. Есть носители истины. Пресвитор — не носитель истины. Он знает лишь то, что ему сообщено апостолами, как и все остальные в церкви. По сути, пресвитор ничем от «остальных» не отличается. Просто, кто-то должен быть «старшим».   Это как председатель в собрании равных. Должен быть человек, который следит за порядком. Банально, чтобы не передрались. И, изначально от пресвитора ничего больше не ожидается.

Но возник вопрос у христиан: «А почему мы еще не получили ЦБ?». И, отвечая на этот вопрос, Петр что-то говорит. А потом поворачивается к пресвиторам и говорит: «Господа старейшины, вы хотите получить генеральские погоны! Но такие погоны даются людям, проявившим себя правильно. В вашем случае,  это подразумевает, что вы всем своим поведением показываете, как вы жаждете заботиться о людях. Жаждете сами, а не вынуждены делать это из под палки». Для подтверждения своих слов он ссылается на самого себя. Ведь он, Петр, точно такой же. Он «сопресвитор».

Тут ведь вот какая проблема. Одно дело, если Иисус тебя выбрал Сам. Вот, по какой-то только Ему известной причине, он взял тебя и сделал своим апостолом. И совершенно другое дело — если ты пришел к нему с желанием стать этим самым апостолом. Я тут разделяю два понятия. Ученик, это еще не апостол. Никто не имеет права сказать, почему Иисус выбрал тех, а не иных, когда они еще не просились к Нему. Если только не сказать просто — милость, благодать. Но стать даже не апостолом, а Его учеником, это уже не простая задача. Вспомните, хотя бы, того юношу, который хотел просто идти за ним, и где он оказался. Или того фарисея, который заявил, что пойдет за Ним куда угодно. Почему Иисус так жестко отбривает этих людей? Не потому ли, что, кроме прочих причин, здесь есть другая. Это они хотят, а не Он. Одно дело, Его воля, другое — их, или наша.

Итак, Петр был выбран в числе остальных, потому что так захотел Иисус. А ребята, к которым обращено слово Петра, сами хотят. При этом Иисус их не отверг. Более того, для каждого из них уже приготовлен сверточек с новенькими апостольскими погонами. Но время, когда они будут выданы, может не наступить вовсе. Сейчас Иисус к ним (читай, к нам тоже) приглядывается. И вот, есть ребята, шансы которых гораздо более четкие. Я говорю о пресвиторах. Их уже выделили. Они уже себя проявили в чем-то. Им уже больше внимания, чем к другим. Но и требований к ним гораздо больше, чем к другим. И ожидает Иисус от них несоизмеримо больше.

Однако, судя по словам Петра, эти доверенные лица, занимаются своими обязанностями не с очень большой жаждой. И тогда вопрос. Если ты сейчас, без обладания Царственными возможностями, не сильно жаждешь опекать людей. Что будет, когда тебе эти возможности упадут в руки? То-то и оно. Иисусу не нужны «слуги народа» перед которыми все будут падать ниц, и кричать «О!». Или, подобно героям фильма, произносить многозначительное «Ку». Ведь Его царство, не отсюда.

Итак, Петр буквально «умоляет». О! Так это же слово, ради которого мы тут все исследуем! Да, тут кое-что о молитве. Итак, Петр «умоляет», судя по тексту синодального перевода. Данное слово в греческом источнике, оказывается, имеет следующие грани: звать, призывать  (например, звать в гости), приглашать,  поощрять, побуждать, увлекать (как преподаватель может увлечь ученика предметом, который он преподает), доводить (выводить из себя), советовать, рекомендовать, звать на помощь или в свидетели, разжигать, раздувать, разводить (как говорят: не заводи меня).

Получается, что Петр не просит, не умоляет, как мы поняли из перевода. Он их «заводит», «раззадоривает». Он делает нечто похожее на действие мамы или папы, который говорит: «Давай так, ты сейчас делаешь уроки, а завтра мы идем в бассейн». Все свое послание Петр только и занимался тем, что «заманивал» пресвиторов, увлекал их, побуждал к действию. Он так прямо и говорит: «Итак, я тут перед пресвиторами разве что не танцую, сам будучи таким же как они, чтобы эти самые старейшины начали заботиться о доверенных им людях».

Почему? Потому что я был свидетелем, как за нас понес страдания Христос. То есть, Он так заботился, что закрыл нас Собой. Петр был этому свидетелем. Он это видел. Он был участник этих событий. И это еще не все. Он еще и «соучастник в славе», которая должна открыться. Тут комментарий. Слава эта должна открыться не ему, он уже участвует в ней. Но она должна открыться им — пресвиторам. Это опять речь о том самом наследии, готовом открыться в последний день. Это о том же самом явлении Иисуса. Все это приготовлено и лежит на старте для них. И это все уже имеет он. Он уже участник всего этого, а они пока лишь ученики. Он уже «специалист», а они еще «студенты».

Итак, обращаясь к пресвиторам, он говорит, чтобы те пасли свое стадо. И в купе с другими словами, это звучит не как нечто теологически верное, но как иносказание, образ. То есть: «Ребята, вот доверили вам заботу о людях, пожалуйста, проявите в этом себя». И, напоминаю, это все внутри одного условия. Если будешь «любить чистое словесное». Любишь — меняешься. Не любишь, ничего не выйдет.

Вы видите, что Петр еще и еще раз повторяет одну и ту же мысль. Питаешься чистым словесным, имеешь результат. То есть, тебе является «архипастырь» (греч.) и ты получаешь Царство Божье, то есть «амарантовый славы венок» (греч.). Амарант — растение, которое многие древние люди считали растением жизни или растением, противостоящим смерти. Само слово а-марант, видимо, составное. Здесь есть частица «а», которая означает отрицание. И корень «мара» — богиня смерти у язычников. Отсюда — «нет смерти». А вообще, не представляю, как выглядел венок из амаранта. Это растение с длинными ярко красными или малиновыми серьгами — цветами. Не знаю, существовал ли в истории некий обряд, связанный с амарантом. Возможно.

Но суть здесь, я думаю, следующая. Первый образ — венок. Венок у древних — это слава, почет. Он связан с наградой, получением власти, авторитета. Второй образ — цветок «амарант». Победа над смертью. Если помните, есть несколько мест, где апостолы говорят о венце жизни. То есть, венок анти-смерти. Думаю, это тот же венок, только иными словами.

Сам Петр уже получил этот венец. Он его уже не волнует. Но те, к кому обращено его послание, еще в ожидании. Если они возлюбят чистое словесное, то и Христос явится и даст им этот самый венок.

Прочтемся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.