Кодекс иностранца

Чего только не рассказал нам Петр. И Евангелие напомнил, просто и ясно. Показал так, что становится действительно понятно, что радоваться надо, а не плакать. Действительно, для нас приготовлено, и готово открыться то, что ни при каких условиях никогда не могли получить самые выдающиеся люди Ветхого Завета. И вот нам это дается просто потому, что Бог так захотел. Поэтому нужно собраться, вытереть слюни и встать в правильную позицию. Понимая и видя то, чего никто больше не видит, жить в соответствии с тем, что видим.

Петр даже успел горько поиронизировать над их заблуждением, будто Бог эдакий деспот, который только и делает, что всех судит по делам. Из этого Петр делает вывод. Нужно срочно избавиться от всего этого мусора. Очистить свою душу от всякой такой лжи. Отбросить все, что их занимало последнее время. Прекратить воспитывать друг друга, стремясь сделать всех идеальными. А вместо этого ухватиться за ту весть, что Петр считает истинным Евангелием, что и называет «чистым словесным молоком». И возрастая от этого молока, постепенно приближаясь к познанию Христа, выстраивать отношения с другими «живыми камнями». Но не так, как мы привыкли это толковать, когда я просто приближаюсь к другу-камню, а по образцу главного «живого камня», который весь вес своих друзей взял на Себя.

Итак, Петр призывает прекратить смотреть на тех, кто ничего не значит в глазах Божьих, а вспомнить, что они являются избранными, приготовленными к служению царскому, приготовленными ко спасению. Приготовленными для того, чтобы Сам Иисус Христос посредством нашего «строения» мог приносить духовные жертвы, угодные Богу.

11 Возлюбленные! прошу вас, как пришельцев и странников, удаляться от плотских похотей, восстающих на душу,
12 и провождать добродетельную жизнь между язычниками, дабы они за то, за что злословят вас, как злодеев, увидя добрые дела ваши, прославили Бога в день посещения.
(1Пет.2:11,12)

Свою позицию Петр очертил достаточно ясно. Он ожидает от христиан, что они (а значит и мы) будут жить в соответствии с той тайной, что им открыта, чтобы добраться до «небесной ячейки». А это значит, что и данные стихи имеют расчет на то, что христиане видят истину. А раз видят, то и живут соответственно. Его как раз расстраивает, что они, видя правду, действуют так, будто не видят. Отсюда и его возбуждение. Отсюда и интонации, которые переводчики обозначают восклицательным знаком, тогда как, конечно же, в греческом тексте нет никаких восклицательных знаков.

А вот в смысле приведенных стихов нам придется разбираться более внимательно. Оставлю без внимания слово «возлюбленные». Тут могло быть любое слово, передающее восклицание, при этом показывающее отношение Петра к ним. Например – «драгоценные мои», или «глубоко уважаемые». Но мне лично больше нравится «драгоценные». Так как слово происходит от слова «агапе», а мы уже рассматривали значение этого слова, и увидели, что  ни о какой безусловной любви здесь речь не идет. Если интересно, это мы рассматривали в какой-то из предыдущих статей. Сейчас уже не помню, в какой именно.

Итак, оставим в покое слово «возлюбленные» с их восклицательным знаком. Но посмотрим, как он обращается к христианам. Он ожидает, что христиане понимают, что они осознают свое положение среди язычников. Это для Петра – норма. На самом деле, если мы внимательно посмотрим на краткое напоминание Петром Евангелия, то заметим, что путь до небесного наследия, это, прежде всего, путь. То есть, ты все время находишься где-то в чужом месте. Ты все время в дороге. Другими словами, пока ты в пути, ты не можешь считать данное место и данных людей своей территорией. Ты лишь идешь мимо. Ты лишь останавливаешься на ночлег. Ты гость. А, как известно, в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Ты здесь иностранец. Идешь за своим наследием, так иди дальше, не пытайся учить тех, кто живет в этом месте. Хочешь помочь чем-то, помоги. Но не надо воспитывать.

И тут, мы находим второй момент. Если чуть раньше Петр буквально указал на то, чтобы христиане прекратили учить друг друга жизни, то здесь Петр указывает, чтобы они прекратили учить и тех, кто вокруг, т.е. язычников. Получи сначала свое наследие, а потом поймешь, что нужно делать. Получи власть, небесное оружие, обеспечение, а потом будешь иметь достаточно сил для серьезных действий.

Итак, Петр говорит, что они, если конечно они понимают слова Петра и суть Евангелия, должны понимать, кто они есть, и соответственно вести себя. То есть, жить, как чужие, как иностранцы. Буквально, как те, кто остановился на ночлег. А не… А что «не…»?

В синодальном тексте стоит лихое «удаляться от плотских похотей». Но если мы сделаем уже привычное действие. И просто посмотрим, что же написано в греческом тексте, и посмотрим значение некоторых слов, то уже не будем так уверены, что понимаем этот текст однозначно правильно.

Начну со слова «похоть». Тут ведь вот какая проблема. В русском сознании похоть, это не просто желание, это греховное желание. Ну, вы понимаете, да? Думаю, да. А что же мы видим в греческом? А в греческом тексте обнаруживается следующее. Перед нами слово, которое описывает желание, возможно, даже страстное желание. Но нет никакого намека на то, что это страстное желание должно быть обязательно греховным. Есть и другие черты у этого слова. Например – «пылкость». То есть, Петр, как мы его видим в Евангелии был одним из самых пылких ребят. Но Иисус никогда его в этом не обличал. Пылкость Петра никогда не расценивалась как нечто грешное. Да, апостол был немного не воздержен. И иногда его невоздержанность приводила к тому, что можно назвать грехом. Например, страстно желая защитить Иисуса, он выхватил меч и отрубил бедному рабу ухо. Вот это пылкое проявление можно назвать греховным? Это похоть? Не думаю. И еще одно значение этого слова – «замысел». Это вообще не имеет чего-либо оценочного. Замысел может быть и греховным, и святым. Например, мы часто говорим о замысле Божьем.

Так, но если это слово не обязательно и не доказано, что несет на себе нечистое значение, тогда почему Петр требует удаляться от него. Точнее от «них», они во множественном числе. Не прекращать, не «завязывать», а удаляться. А греческое слово, оказывается, еще интереснее. Оно не несет в себе однозначного отказа. Но говорит о разумном ограничении! Что?!

Тут ведь вот какое дело. Слово, которое у нас переведено как «удаляться» стоит в медиальном залоге. А в медиальном залоге это слово означает следующее: воздерживаться, удерживаться, так же отказываться, щадить, не трогать, ограничивать, отделять. А вот значение «быть непричастным» это не прямое значение, а переносное. Петр, ну что ты так расплывчато выражаешься? Скажи просто – не тронь! Не греши! Что ты тут развел ромашка — «любит, не любит»?

А «ромашка» он развел потому, что он говорит не о том, что мы думаем. Нам ведь кажется, что он говорит о чем-то, что мы должны прекратить делать. Нам кажется, что он говорит о грехе, о нарушении закона или заповеди. Поэтому и ждем от него конкретики. А он о законе уже выразился в первой главе, когда горько иронизировал по поводу Бога, который только и делает, что судит всех. Но что тогда?!

А вот что. Помните, в начале второй главы мы уже столкнулись с такой формулировкой «отложив всякую…»? Помните? Мы увидели, что речь не о том, что они делают сами, а о том, как они реагируют на то, что делают другие. Здесь та же вещь. Они так стараются угодить Богу, что готовы перевоспитывать всех, не только братьев. Но и всех язычников. Здесь они как раз и начинают «выходить из себя». Вот где у них начинается «пылкость», восстающая на душу. Вот где их начинает бомбить! Они возомнили себя вселенскими воспитателями!

Посмотрите в зеркало, вы сами не превратились в таких ценителей морали? Не поняли? Не поверили? Смотрите внимательнее. Вот в 12м стихе мы читаем следующее:

… дабы они за то, за что злословят вас, …, прославили Бога в день посещения.
(1Пет.2:11,12)

Знаете, почему я убрал некоторые слова? Что бы вы кое-что увидели. Нет проблем, перечитайте еще раз полностью. Но сначала посмотрите, что говорит апостол. Он говорит, что сейчас люди вокруг их за что-то злословят. А надо, чтобы они прославили Бога. За что? За то же самое! То есть? А все просто. Сейчас вы делаете то, что вам кажется правильным. И это вещь не плохая. Но делаете это так, что вместо того, чтобы люди «перевоспитывались» они начинают вас злословить. То есть, вы говорите: «Не греши!». А люди говорят: «Заткнись, надоел!».

Но что хочет Петр. Чтобы их отношение ко греху не изменилось. Но изменилась их видимая реакция, их отношение к тем, кого они так жаждут «перевоспитать». И изменилось так, чтобы они за точно то же самое, за что они их ругали, вдруг начали хвалить. Жена приходит к мужу и говорит: «Грешник окаянный, опять глаза залил! Когда же ты сдохнешь? Боженька тебя накажет!». Муж соответственно реагирует.

Но чуть позже мы увидим, что рекомендует Петр таким женам. И все встанет на свои места. Итак, Петр не обличает христиан в грехах. Он обличает в некоторой слепоте. Они тратят время не на то. Они делают не то и не так.

Итак, вот перед нами христиане, которые ходят среди язычников и действуют так, что язычники их уже ненавидят, называя с ненавистью чем-то вроде «проклятых святош». И апостол говорит, начните жить по другому, чтобы вот их «святоши» превратились из «проклятых» в «желанных».

Говоря другими словами, Петр говорит: «Возлюбленные! Услышьте же меня! Будьте как гости среди этих людей. Не учите их жить. Но помогайте. Чтобы они хотели вас видеть, а не мечтали о вашем исчезновении.

Прочтемся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.