Подозрения (3 часть).

думаюПока что у меня осталось 2 слова, которые нужно проверить на «божественность», т. е. на специфическую религиозную направленность. Из шести рассмотренных выше лишь одно оказалось достойным «звания». Так что, давайте рассмотрим оставшиеся.

8467

Данное слово имеет 24 вхождения. И первое вхождение мы находим в книге Иисуса Навина, одиннадцатая глава, двадцатый стих. Иисус Навин победоносно завоевывает один город за другим. И причина того, что все города обязательно завоевываются, а не сдаются, описана в 20м стихе. Читаем.

ибо от Господа было то, что они ожесточили сердце свое и войною встречали Израиля — для того, чтобы преданы были заклятию и чтобы не было им помилования, но чтобы истреблены были так, как повелел Господь Моисею.
(Иис.Нав.11:20)

Здесь наше слово переведено как «помилование». Прямо скажем, данное помилование не прямо связано с Божьей волей. Может быть в другом вхождении как-то иначе?

У Ездры так же данное слово переведено как помилование. Правда, теперь явно указано, что данное помилование «от Господа».

И вот, по малом времени, даровано нам помилование от Господа Бога нашего, и Он оставил у нас [несколько] уцелевших и дал нам утвердиться на месте святыни Его, и просветил глаза наши Бог наш, и дал нам ожить немного в рабстве нашем.
(Ездр.9:8)

Следующее интересное место находится в книге Иеремии. Здесь история такова, что царь Седекия не желал слушать Иеремию, который говорил не так, как нравилось царю. Наоборот, он слушал тех горе пророков, что говорили, будто царь Вавилонский не пойдет против Седекии. Вместо того, чтобы услышать Иеремию, Седекия посадил пророка в темницу.

18 И сказал Иеремия царю Седекии: чем я согрешил перед тобою и перед слугами твоими, и перед народом сим, что вы посадили меня в темницу?
19 и где ваши пророки, которые пророчествовали вам, говоря: «царь Вавилонский не пойдет против вас и против земли сей»?
20 И ныне послушай, государь мой царь, да падет прошение мое пред лице твое; не возвращай меня в дом Ионафана писца, чтобы мне не умереть там.
21 И дал повеление царь Седекия, чтобы заключили Иеремию во дворе стражи и давали ему по куску хлеба на день из улицы хлебопеков, доколе не истощился весь хлеб в городе; и так оставался Иеремия во дворе стражи.
(Иер.37:18-21)

Наше слово находится в 20м стихе. И переведено оно словом «прошение». Я понимаю так, что когда удобно, переводчики выдают слово «моление», в других случаях «прошение». То есть, если к Богу, то «моление», и то, не всегда, об этом я постараюсь не забыть упомянуть.  Точно в таком же контексте и точно тем же словом предлагается перевод чуть позже, в 38й главе той же книги, стих 26.  Но, давайте посмотрим еще какие-то примеры?

В той же книге, еще позже, в 42й главе, подается «прошение» уже не царю, но пророку. Прошение о том, чтобы пророк помолился Господу.

Итак, данное слово совершенно определенно не принадлежит религиозной сфере. То есть, данное слово, это самое обычное «человеческое» слово, которое, по сути не имеет права переводиться ни молитвой ни молением, разве что только в переносном смысле, используя такой вариант перевода лишь как образное, пафосное высказывание.

Я вынужден сказать даже больше. Есть место, где наше слово используется как нечто отличное от молитвы. А именно в словосочетании «молитвы и прошения». То есть, переводчик, который использовал такое словосочетание, буквально говорит. Молитва — это одно, а то, что вы переводите как молитва — другое. Если бы оба эти слова были идентичны, как я думал, рассматривая слова Соломона на благословении Храма (тут я явно ошибся), то в менее пафосных местах мы бы уже не нашли его. Однако, и Соломон и, как мы увидим позже, Давид прямо так и говорят, что предлагают Богу две вещи. А именно, молитвы и прошения, как бы две разные сущности, отличные друг от друга, но вместе уживающиеся.

но призри на молитву раба Твоего и на прошение его, Господи Боже мой; услышь воззвание и молитву, которою раб Твой умоляет Тебя ныне.
(3Цар.8:28)

Итак, переводчик, что занимался текстом данной книги, а потом и тот (если это были разные люди) переводчик, что занимался второй книгой Паралипоменон, избрали в качестве перевода для нашего слова значение «прошения». Думаю, на то у него, т.е. переводчика, были причины. А вот переводчик псалмов, пошел по другому пути. Он решил, что здесь имеет место поэтичность Давида, отсюда и рефрен «молитву и моления». Как вы поняли, надеюсь, в данном случае наше слово переводят как «моления».

услышал Господь моление мое; Господь примет молитву мою.
(Пс.6:10)

Здесь «моление» — прошение, милость, а «молитву» Давидово слово. Если помните, именно с Давида началось данное слово. И именно оно имеет все права переводиться как молитва.

Услышь, Боже, молитву мою и не скрывайся от моления моего;
(Пс.54:2)

Здесь та же история, только слова переставлены местами. Сначала слово изобретенное или введенное Давидом, а потом «прошение» или «милость», либо «прошение о милости».

Итак, то слово, что в псалмах Давида переведено как «моление» на самом деле означает либо «прошение», либо «помилование». Но так как идет речь о просящем, то, видимо, данное слово имеет смысл «прошения о помиловании».

Второе, данное слово до такой степени не соответствует значению молитвы, что Соломон и Давид, осознавая это, одним словом дополняют другое. То есть у одного слова нет того значения, что есть у другого, и наоборот.

И третье, данное слово нельзя понимать чем-то общим с молитвой. Литературный перевод, коим является любой из тех переводов Библии, что сегодня продается всюду, если только это не подстрочник, имеет право быть переведен как угодно, с какими угодно «поэтическими» смыслами. Потому что у литературного перевода Библии нет задачи открыть истину в полноте. Любой человек, желающий понять суть написанного, имеет только один путь — читать по возможности на том языке, на котором написан текст.

Осталось проверить еще одно слово, которое сегодня переводят как слово однокоренное молитве. Когда я говорю «осталось», я имею в виду те слова, что я уже нашел. Но это не значит, что каких-то других слов нет. Они, возможно, есть, только я до них еще не дошел. Кроме того, я еще не рассматривал Нового Завета, написанного по-гречески.

7812

Мы данное слово встретили первый раз, когда у Давида умер сын и он пришел в Дом Господень «помолиться». Тут уже несколько натяжек. Мы не очень понимаем, о каком «Доме Господнем» идет речь. Храма еще нет. А можно ли скинию называть Господнем Домом, я не знаю. И второе, слово «помолиться» даже в словаре в качестве основного значения имеет понятие «поклонения». А мы уже договорились, что пока не будет доказано, что поклонение и молитва — одно и то же, мы эти понятия не смешиваем. То есть, вообще, если какое — то понятие еще нами не рассмотрено и не доказано Писанием, что одно является другим, то ни о каком «равно» говорить нельзя. Хотя, я, конечно, понимаю, что в современной церкви так и говорят: «Поклонение, это часть молитвы». Я пока остерегусь соглашаться с таким или подобным утверждением.

Ух ты! У данного слова аж 166 вхождений! Кончено, все такие вхождения мы не будем рассматривать. Думаю, будет достаточно некоторых. И вот, самое первое вхождение данного слова. Это история о том, кок к Аврааму пришли 3 посланника, которые сообщат ему о рождении сына через год.

Он возвел очи свои и взглянул, и вот, три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер и поклонился до земли,
(Быт.18:2)

Наше слово здесь «поклонился». Надеюсь не нужно объяснять, что это слово означает? Авраам не молился. Как и написано, он увидел 3х человек, подбежал к ним и сделал «реверанс». Шучу. Он сделал действие, которое ни у кого не вызывает вопросов. Он буквально сделал поклон. Просто поклон. Ничего более. Где здесь молитва? Точно так же действует и Лот чуть позже. Причем там даже есть некая подробность. Давайте посмотрим.

И пришли те два Ангела в Содом вечером, когда Лот сидел у ворот Содома. Лот увидел, и встал, чтобы встретить их, и поклонился лицем до земли
(Быт.19:1)

Обратите внимание. Если кому-то захотелось вопреки сказанному выше, дабы доказать «молитвенность» данного слова, истолковать его как нечто особенно молитвенное, здесь черным по белому написано. Он не просто поклонился. Он поклонился «лицем до земли». Во как! Вы можете себе такое представить? Он не просто наклонил голову. Он склонился так, что лицом достал земли. Нам совершенно ясно дали знать, что речь идет именно о действии, при котором человек сделал глубокий поклон. Вероятно, для этого ему пришлось встать на колени, просто иначе это не возможно. Но данное действие, хоть и может сопровождаться молитвой при каких-то условиях, все же, молитвой не является. Как не является молитвой и одежда, в которой человек молится. Одежда в молитве может участвовать, но может и не участвовать. Сама по себе к молитве не имеет никакого отношения, как и поклон, никакого отношения не имеет к молитве сам по себе. Так что, не будем переводить данное слово словом «молитва» больше никогда.

Для особо талантливых поясню еще. Поклон может быть где угодно и перед кем угодно.  Но даже если поклон делается перед Богом, это не делает его молитвой. Он может участвовать в молитве, стать частью молитвы, при желании, но сам по себе ею не является.

Надеюсь, мы же понимаем, что молитва может быть только перед Богом. А это значит, что если человек молится кому-либо кроме Бога, он грешит. Если мы принимаем поклон за молитву, то Авраам жуткий грешник.

Авраам встал и поклонился народу земли той, сынам Хетовым;
(Быт.23:7)

Да как он вообще посмел кому-то «поклоняться» кроме Бога?! Язычник. Что с него взять? Да нет же. Тут еще раз мы видим суть слова. Здесь нет ничего религиозного. Это знак почтения, уважения, признания какой-то роли. Что угодно.  И вот, перед нами отец веры (с маленькой буквы). И отец нашей веры дает нам странный пример. Он поклонился не Богу, а каким-то там людям. Предатель. А может, Авраам просто как-то иначе понимает наше слово? Может мы слишком много внимания уделяем ему? Кстати, чуть позже Авраам повторил свой геройский поступок (стих 12).

Хорошо. Возможно кто-то из «поклонников» скажет  так: «Хорошо, когда поклон делается перед человеком, то пусть так и будет, никакого религиозного содержания. Но когда говорится о поклонении Богу, то речь идет о чем-то большем, чем просто поклон». Отлично! Допустим такой поклонник прав. Тогда как вы поясните следующий пассаж из Писания?

Когда раб Авраамов услышал слова их, то поклонился Господу до земли.
(Быт.24:52)

Здесь одно указание, которое из пафосного «поклонения» превращает действие в простой поклон. Я говорю о последнем словосочетании «до земли». Вот это простое «до земли» превращает пафосность религиозного поклонения в ничто. И как вы заметили, речь идет не о поклонении человеку или народу какой-то земли. Речь идет о поклонении Господу.

Кроме всего прочего в Писании очень часто встречается словосочетание «преклонился и поклонился». Современным людям сложно уловить суть фразы. На самом деле все просто. Слово «преклоняться» означает вставание на колени. Иначе говоря, данная фраза имеет лишь одно значение. Человек встает на колени, и, стоя на коленях, делает поклон. Поклон! Не много, не долго. А всего лишь один!

Так, с базовым значением разобрались. Теперь немного глубже. Само действие поклона имеет некий смысл. Тот, кто делает поклон, признает того, кому он поклонился важным, авторитетным, а возможно и старшим. То есть, если Авраам кланялся народу «земли той», это значило, что Авраам признал их милость. Ведь они по собственной воле без принуждения, чисто по человечески, решили выделить Аврааму место для захоронения жены. И в знак благодарности, их почтения, как уже и было сказано, Авраам дважды делает поклон перед народом.

Позже, когда Исаак уже при смерти, он благословляет Иакова, думая, что перед ним Исав. И в своей речи говорит следующее:

да послужат тебе народы, и да поклонятся тебе племена; будь господином над братьями твоими, и да поклонятся тебе сыны матери твоей; проклинающие тебя — прокляты; благословляющие тебя — благословенны!
(Быт.27:29)

Здесь дважды произносится одно и то же слово «поклонятся». И в обоих случаях данное слово не имеет отношения к Богу. Исаак дважды желает своему сыну, чтобы ему, то есть, сыну, поклонялись, во-первых, племена, во-вторых, братья.

Наверное, самое время сказать, что здесь речь не только о простом поклоне. Да. Верно. Тут речь не просто о физическом действии. Но здесь, все же, ничего нового нет. Как и ранее, здесь все еще речь о физическом выражении признания авторитета. Именно физическом выражении. Ясное дело, физическое выражение, это, всего лишь, выражение. То есть, то, что выражается, изначально должно существовать. Другими словами, сначала признание авторитета, потом его выражение в виде поклона (поклонения). И все же, здесь все еще под поклоном понимается поклон, под поклонением, многоразовое длительное и повторяющееся во времени действие физического выражения признания авторитета. Я бы предостерег некоторых друзей скоропалительно сравнивать данное слово с тем понятием «поклонника», что мы имеем сегодня. Не нужно забывать, что слова имеют свойство изменять свое содержание.

Я уже как-то приводил пример со словом «терпение». Современное понимание данного слова заключается в пассивном характере. Ты сносишь действие именно пассивно, не воздавая. Библейское же значение слова совершенно определенно активное. Сегодня древнее слово «терпение» более похоже на стойкость. Когда я противостою какому-то воздействию активно, не даю этому воздействию меня согнуть, изменить мои планы, поменять мое мнение о чем-либо.

Итак, я бы не стал торопиться связывать то древнее слово «поклонение» с современным словом, и тем более со словом «поклонник». А еще более я бы предостерег ссылаться в данном смысле на слова Иисуса о том, что Бог ищет себе «поклонников». Прежде нужно понять, что под данным словом понимал Спаситель, а уже потом пытаться как-то сравнивать.

Однако, я увлекся. Ну что же. Давайте еще посмотрим какой-то пример? Наверное, пора заглянуть уже чуть дальше. Я бегло пробежался по остальным местам книги Бытие, и некоторым местам книги Исход, где использовано то же слово, и почти везде речь идет о поклоне перед каким-то человеком. Но вот мы встречаем это слово, наконец-то, связанное с поклоном Богу.

4 Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли;
5 не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого [рода], ненавидящих Меня,
(Исх.20:4,5)

Здесь часть текста, записанного на скрижали, которые Бог даровал Моисею. И пятый стих начинается с указания «не поклоняйся». Забавно то, что выбор слова, «кланяться» или «поклоняться» зависит исключительно от мнения переводчика. Никакого грамматического указания на тот или иной вариант нет. Вот как решит переводчик, так и будет. То есть, мы имеем одно (!) слово. Его можно интерпретировать как угодно и сколь угодно. При этом все основывается чисто на личных предпочтениях и ощущениях переводчика. Но слово, как ни крути одно и то же. Переведем мы его как «поклон» или как «поклонение» исходное слово никак не изменяется. То есть, автор книги ничего такого нам не сообщает, все остается лишь на нашей совести.

Итак, переводчики Ветхого Завета решили, возможно, посовещавшись, а возможно просто потому, что так им было сказано «сверху», что в данном месте лучше бы, красивее бы, более религиозно, более пафосно было бы перевести данное слово как «поклоняйся», а не кланяйся. И все, мы все заучиваем именно такой вариант и свято верим, что Бог сказал «не поклоняйся». Но Бог сказал то, что Он сказал. Ни более, ни менее. Он сказал «не кланяйся» или «не делай поклона».

Но мы знаем, что поклон — это физическое выражение внутреннего состояния. А это значит, что не может верный Богу человек признавать какой-либо авторитет какого-либо иного бога, и тем более выражать его через поклон ( внешнее выражение признания авторитета). И действительно, древние тексты так и говорят нам, что те или иные верные Богу люди отказывались делать буквальное физическое действие. Достаточно вспомнить Сидраха, Мисаха и Авденаго, которые отказались поклониться, за что были отправлены в раскаленную печь, но не пострадали. Или обратное действие, когда Даниил отказался «не молиться» или «не делать поклоны» своему Богу, за что был отправлен в ров со львами. И, как мы знаем, так же остался невредимым.

Итак, Бог говорит совершенно четко. Он говорит, чтобы его народ не делал ничего физического, что изображало бы какое-либо божество. Тут важно, что речь не идет в данном тексте о каком-то ментальном или «духовном» божестве. Буквально написано то, что написано, и не надо сочинять ничего. А написано следующее. Первое: «Не делай себе кумира». Здесь использовано древнее еврейское слово, которое означает идола или истукана из какого-то материала, будь то камень, глина или дерево. То есть, ясно и конкретно сказано, не делай никакого божества ни из камня, ни из глины, ни из дерева.

Далее. Вот эта фраза, где Бог запрещает делать божеств из физического материала, усиливается дополнением: «…и никакого изображения…».  Бог дает уточнение. Ни того, что сверху, ни того, что снизу, ни того, что в воде. То есть, буквальный  запрет на изображение чего-бы то ни было из того, что человек видит или представляет вокруг себя.

Если бы Бог остановился на этом и начал бы другой «пункт», то можно было бы согласиться с тем, что все художники — грешники. Однако, слава Господу, Бог дал еще одно пояснение. И данное пояснение убирает из зоны греха всех «творцов», если только они не творят чего-либо для поклонения: «…не поклоняйся им и не служи им…». Другими словами, ограничением является не сам факт создания какого-либо изображения, но факт создания такого изображения, которое вызывает желание поклониться. Когда изображение становится неким божеством.

В данном контексте можно задаться вопросом, а фотографирование статуи Аполлона, это грех? Ответ простой. Если вы сфотографировали Аполлона, чтобы потом поклоняться ему тихонечко у себя на кухне. То да, это грех, прямое нарушение данной заповеди. Если вы сфотографировали некое произведение, которое вам понравилось, по тому, как оно сделано, насколько профессионально, качественно. И нет «поклона» перед божеством. Вы не нарушили заповеди. Но, надеюсь, вы понимаете, все это я объясняю исходя из начального посыла заповеди. Все это говорится для подзаконных, но не имеет ровно никакого значения для свободных от закона. Кто в теме, тот понял.

Итак, Бог через Моисея запрещает создавать изображения божеств. И далее, определением божества является тот же запрет, который говорит «не кланяйся». Никакого современного «поклонения» там нет. Речь идет о поклонах. Не делай бога из материи и не кланяйся такому изображению.

А теперь странный вопрос. А что, если бога не изображать, то можно такому богу кланяться? А на этот вопрос отвечает первая заповедь. Она как раз и говорит  о богах: «да не будет у тебя других богов пред лицом Моим». Тут, правда, нужно еще кое-что указать. Данная фраза не имеет слова «Моим». То есть, фраза звучит так: «…да не будет у тебя других богов пред лицом». Во как!

Не буду комментировать.

Итак, Бог сразу, в самом начале списка заповедей заявляет, что не желает, чтобы у людей были какие угодно боги. Вторым пунктом Он говорит, чтобы человек не делал их изображений. И наконец, указал, чтобы ни перед первыми, ни перед вторыми человек не делал реверансов. То есть, не оказывал бы им никаких знаков уважения. Не изображениям, но богам, которых он изображает физически, чтобы физически выражать свое почтение в виде поклона.

Итак, первая проблема ясна. Бог не потерпит никаких богов, кроме Себя. Но есть еще одна, на которую мало кто обращает внимания. В данной заповеди Бог не отрицает возможность появления таких божеств. Он не говорит: «Никаких богов, кроме Меня не существует». Нет, он лишь запрещает человеку признавать их авторитет и выражать это видимым образом.

И третье, что более важно. Любое физическое выражение почтения перед физически изображенным божеством — извращение по своей сути. Почему? Да потому что природа Бога не может быть описана видимым образом. Давайте еще раз. Бог не говорит, что нет других богов. Он говорит, что они не должны быть у его народа. И Он говорит, что его народ не должен богов изображать. Почему? Да потому, что истинная сущность всех божеств — дух. Возможно, для ложных богов выгодно, когда их изображают. Человек через это тупеет, воспринимает божество неверно. Но настоящий Бог желает, чтобы его народ был здрав и понимал истинную природу божественного.

Скажем просто. Дьявол хочет, чтобы его рисовали, потому что тогда он обретает черты, которых у него нет. Он становится более опасен, потому что человек обманут. Бог не хочет, чтобы ни Его, ни дьявола не рисовали (вырезали из дерева) по той же причине. Чтобы человек не был обманут, а видел все так, как есть на самом деле.

Изображение ложных богов дает им преимущества. А изображение истинного Бога принижает Его. Физический поклон ложным божествам, выражение признания авторитета творения перед Богом.

Вот, кстати, в этом смысле хорошее место. Буквально то же самое мы находим в книге Левитов. Ну один в один, только иными словами. Давайте посмотрим и сравним.

Не делайте себе кумиров и изваяний, и столбов не ставьте у себя, и камней с изображениями не кладите в земле вашей, чтобы кланяться пред ними, ибо Я Господь Бог ваш.
(Лев.26:1)

Думаю, ни у кого нет сомнения, что в данном тексте говорится о том же самом, что в предыдущем отрывке. Но именно тот факт, что изложена та же мысль иными словами, позволяет нам лучше понять первый вариант. Итак, совершенно отчетливо, без права на какие-либо варианты, написано, что именно находится под запретом. Итак, мы находим сначала тот же вариант, что и прежде. А именно речь о «кумирах».  Далее, через союз «и» вводится дополнение об «изваяниях». Следующее «и» дополняет текст информацией о «столбах» и камнях с изображениями. И во всех этих вариантах речь идет исключительно о неких физических объектах, изображающих какое либо из божеств.

Но заканчивается данный отрывок ясным указанием, что все эти физические изображения служат одной цели «чтобы кланяться перед ними». Опять должен заметить, никакого современного «поклонения» тут не упоминается. Нет никакого особенного слова, которое призвано было бы изменить значение с физического и примитивного на что-то более духовное и сложное. Мы имеем дело все с тем же самым словом, означающим физическое отображение признания почтения. И слово, которое избрали здесь переводчики как нельзя точное «чтобы кланяться». Не поклоняться, а кланяться, то есть именно поклон и является единственно верным толкованием данного смысла.

Давайте поищем что-то более позднее. Может, наконец, нам удастся найти что-то более подходящее под наш современное понимание. Кстати, у меня нет ни малейшего, в этом смысле, сарказма. Я действительно хочу понять, найти, разобраться в вопросе.

Если мы обратимся к первой книге Царств. То в первой главе мы обнаружим историю появления молодого пророка под опекой пророка Илии.  О его отце сказано, что он имел две жены, у одной были дети, а у другой нет. И вот этот человек, как написано…

И ходил этот человек из города своего в положенные дни поклоняться и приносить жертву Господу Саваофу в Силом; там [были Илий и] два сына его, Офни и Финеес, священниками Господа.
(1Цар.1:3)

Ну, и, конечно же, нас так и тянет понять текст именно так, как написано в русской редакции.  Только вот одна проблема. Здесь опять то же самое слово. И, как мы выяснили, в нем, пока что нет указаний на что-то большее, чем внешнее выражение признания авторитета в виде буквально поклона. Давайте еще раз. Не просто поклон, а поклон, который выражает признание авторитета. Не просто признание авторитета, а признание, выраженное поклоном. Так вот, человек тот в положенные дни, то есть, видимо, когда предписано законом, он ходил и снова и снова выражал свое признание Богу. Как это выглядело? Как мы знаем по Писанию, это выглядело просто. Человек приносил какое-то приношение, и с поклоном отдавал его служителям, т.е. Левитам. Само приношение не является «поклоном», но это необходимое условие для того, чтобы поклон был «засчитан» как признание Божьего авторитета. И вот, о том же человеке и его женах сказано в стихе 19 следующее.

И встали они поутру, и поклонились пред Господом, и возвратились, и пришли в дом свой в Раму. И познал Елкана Анну, жену свою, и вспомнил о ней Господь.
(1Цар.1:19)

Итак, конечно, если мы не хотим заниматься фантастикой, нам сказано просто: «…и поклонились…». Они не поклонялись, не проводили служение поклонения, они просто совершили поклон. Они явили Богу свою признательность, свое почтение в виде физического поклона. И ничего более. Все, что мы далее сочиняем, скорее всего — то, что нам хотелось бы видеть в данном процессе. Но хочется видеть, и действительность, «как это часто не совпадает» (цитата из старой нехристианской песни).

Я перехожу от отрывка к отрывку, пытаясь отыскать что-то более интересное. Но постоянно то «он поклонился Господу», то «она трижды поклонилась ему», то «пал на землю лицом своим и поклонился», либо «поклонилась лицом до земли».   Здесь же нашелся отрывок, где переводчики посчитали для себя возможным перевести то же самое слово словом однокоренным слову «молитва». Это когда Давид после смерти сына ходил в Храм (которого еще не построено) и там помолился Господу. Мы уже это место обсуждали ранее.

Так же обнаруживаются места, где «поклоняться», то есть, «кланяться» и «служить» ставятся в дополнение друг другу. То есть, поклон и служение — две разные вещи. Очень часто в церкви мы слышим, что поклонение это…, а дальше по списку. Но еще в Ветхом Завете «поклонение» не смешивали со служением. То есть, «поклонение» — это поклон и все, ни больше ни меньше. А все остальное, будь то жертвоприношение, пение, молитвы, это «служение». Здесь я не оговариваю служение Богу вне Дома Божьего. В качестве подтверждения вот это место, например:

Если же вы и сыновья ваши отступите от Меня и не будете соблюдать заповедей Моих и уставов Моих, которые Я дал вам, и пойдете и станете служить иным богам и поклоняться им,
(3Цар.9:6)

Почему же Бог так сказал? Да потому, что служить может раб, не почитая своего хозяина. А поклон — это признак свободного человека, признающего над собой чью-то власть по собственной воле. По крайней мере так должно быть. Или вот такой отрывок, из той же книги.

он служил Ваалу и поклонялся ему и прогневал Господа Бога Израилева всем тем, что делал отец его.
(3Цар.22:53)

И таких отрывков вагон и маленькая тележка. И чем ближе к нашему времени, тем чаще переводчики позволяют себе использовать вместо слов «поклон», «поклоны», «кланялись», «кланяться», слова «поклонение», «поклонения», «поклонялись», «поклоняться».

Вот, более или менее адекватный перевод. И, как я понимаю, такой перевод стал возможен только из-за того, что иначе его просто невозможно было никак исказить. Давайте посмотрим.

И преклонился Иосафат лицем до земли, и все Иудеи и жители Иерусалима пали пред Господом, чтобы поклониться Господу.
(2Пар.20:18)

Так вот, товарищи переводчики, я понимаю, как сильно вы бы желали перевести это место как-то иначе. Например, так: «…жители Иерусалима стали поклоняться Господу». Но нет же, автор написал более чем ясно — они пали. Понимаете? Они попадали. И попадали не потому, что было скользко, не от страха или присутствия Шехины. Нет. Они попадали пред Господом «ЧТОБЫ». То есть, они сделали это специально. Зачем? А затем «чтобы поклониться Господу». Тут не прокатывает «поклонение», тут проходит только «поклон».

А во время перевода пророка Исайи переводчики пошли по другому пути. Они стали переводить то же слово уже не просто как «поклон», но как «пали» и «поверглись». Ребят, ну вы уж как-то определились бы, что ли.

В общем, во всех 166 вхождениях этого еврейского слова нет ничего такого, что сделало бы его чем-то большим, чем простой физический поклон в знак признания власти над собой и повиновения этой власти.

И да, все эти вхождения, конечно же, в еврейском тексте. А значит, все эти рассуждения касаются исключительно текстов Ветхого Завета. Если Бог позволит, то мы доберемся и до Нового, но пока что имеем, то имеем.

До встречи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*