Итак, когда увидите

думаюНу вот не хотел я разбирать двадцать четвертую главу. Честное слово, не хотел. Вообще вопрос откровений я стараюсь держать на некотором расстоянии от себя. Почему? Слишком уж мне она кажется сложной и неясной. Будь то книга «Откровение», будь то 24 глава Евангелия от Матфея, мы смотрим на эти книги, как апостол Павел говорит: «как через темное стекло». С одной стороны, можно нести любую ахинею, все равно сразу не проверишь, а с другой, в попытках найти истину очень легко заблудиться в символике.

Я не знаю ни одного труда на сегодняшний день, который был бы достаточно убедительным и основательным для того, чтобы на него опираться в своих суждениях. В любом труде на эту тему великая масса недомолвок и манипуляций. А слышал, читал, и смотрел на эту тему не мало. Даже в церкви я стараюсь уходить от обсуждений данной темы. Опять же, по той же причине.

Но это не значит, что у меня нет мыслей или суждений по всем этим вопросам. Они есть. Правда, все они на уровне предположений. Кто-то скажет, а вот же, есть пророки, которые объясняют, как и что. Так вот, повторюсь, я не знаю ни одного «пророка», кто-бы объяснил все, что касается откровений без сомнительных доводов. Я их не знаю, и сам таких знаний не имею. Как уже сказал, есть суждения и предположения.

Я все это говорю для тех, кто захочет со мной спорить по каким-то вопросам, затрагивающим книгу Откровения или данную главу. Не нужно спорить и доказывать. Будет пустое сотрясание воздуха и трата нервов. У вас все равно недостаточно оснований и у меня недостаточно оснований. Все наши споры будут простым пинг-понгом.

Но, как уже сказано, мысли, конечно же, есть. И я их предоставлю. Не уверен, что отдельные личности правильно поняли мое вступление, но повторять уже не буду. Хотите спорить, спорьте сами с собой, ко мне не приставайте.

Почему я здесь касаюсь откровения. Дело в том, что следуя своей логике исследования вопроса «потусторонней жизни», и дойдя до вопросов Царства Божьего, нравится мне это или нет, следуя принципу контекста, нужно рассмотреть все, что говорится и творится вокруг исследуемых мест Писания. И в данном случае, вокруг слова о Царстве, находится беседа Иисуса о грядущем. Первую часть мы задели, сделав беглый взгляд на будущее, глазами Наставника. И что-то поняли. Но следующее упоминание Царства так же звучит внутри этой беседы. Это упоминание стало следствием всей этой беседы. Отсюда простой вывод. Хочу понять мысль, придется смотреть всю беседу. Так что, наберемся терпения и будем двигаться медленно.

В прошлый раз мы закончили на 14м стихе. И тот стих, если мы правильно его поняли, говорит нам о захвате всей земли Божьей властью. Потому что нужно понимать, что не Евангелие будет рассказано, а будет провозглашена благая весть Царства. То есть все люди по всей земле услышат радостную весть о том, что наконец-то наступило Владычество Бога. И все, кто в это не верил, убедятся, они станут этому свидетелями.

То есть, нам сообщено, что будет все ухудшаться, любовь будет остывать, беззаконие увеличиваться, по всей земле будут звучать разные проповеди, которые все дальше уводят людей от Истины. И вдруг, в какой-то момент времени, приходит Божье войско, возглавляемое Иисусом, и жестко берет власть в свои руки. Все, вот такая картина в первых 14 стихах этой главы.

А пятнадцатый стих начинается со слова «Итак». Нас уже приучили к тому, что мы никогда не обращаем внимания на такие мелочи как слово «итак». Но, как уже ранее убедились, эта «мелочь» способна поменять массу смысла. Так вот, это самое «итак» говорит нам, что все следующие слова Спаситель произнесет в связи с предыдущими. Он дал краткий обзор самого главного. А теперь собирается дать некоторые пояснения. Ну, что же, давайте посмотрим.

15 Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, — читающий да разумеет, —
16 тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы;
17 и кто на кровле, тот да не сходит взять что-нибудь из дома своего;
18 и кто на поле, тот да не обращается назад взять одежды свои.
19 Горе же беременным и питающим сосцами в те дни!
20 Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою или в субботу,
21 ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет.
22 И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных сократятся те дни.
(Матф.24:15-22)

Любопытно уже то, что здесь Иисус произносит странную фразу «Читающий да разумеет». Может показаться, что это вставка Матфея, которую он обращает к своему будущему читателю. Тогда, вроде бы, все понятно. Матфей, цитируя слова Иисуса, дает какой-то намек, подсказку читателю. Почему нет? Но, если это намек Матфея, то получается, что Марк просто списал у него эту фразу? Марк действительно повторяет многие вещи. Да и как иначе? Ведь и Матфей и Марк цитируют слова Мессии. Там, где цитата, не может быть вариантов, если только они верно слышали сказанное. Однако там, где есть авторский текст, возможность идентичности текста почти невозможна.

Сегодня, когда студент работает над дипломной работой или диссертацией, он обязан «прогнать» свою работу через «антиплагиат», специальная программа, которая проверяет текст на уникальность. Уровень уникальности текста является доказательством того, что работа сделана самим студентом, а не списана с интернета. Неужели вы думаете, что апостол мог позволить себе такую грубую работу, как прямое списывание мыслей Матфея? Не думаю. Я вижу здесь другое. Это не мысли Матфея, это цитата Учителя.

А теперь представьте себе картину. Вечер, горит костер или очаг в доме, и вокруг очага или костра сидят, лежат, стоят ученики. Среди них лежит Учитель, и, обращаясь к ученикам, говорит: «…когда увидите…, читающий да разумеет…». Как вам? Рядом с Иисусом нет ни одного человека, который во время речи Наставника читал бы что-то. Все внимательно смотрели на Учителя. Нет тут тех, кто занимался чем-то другим. Но Иисус говорит: «…читающий да разумеет…». Нечто странное, не так ли?

Дело в том, что мы помним, только что Он еще и намекнул на пророка Даниила. Проблема в том, что все евреи, вроде бы, знают пророка Даниила. Его книга вроде бы не входит в свод тех, что еврей должен знать наизусть. Это не Тора. Однако историю Даниила знает любой еврей. Но знать историю Даниила, и знать точный текст его пророчества, не одно и то же. Иисус понимает, что перед Ним сидят не книжники. Здесь простые рыбаки, ремесленники, пастухи. Они знают Тору, так как это их обязанность. Но с Даниилом у них лишь общее знакомство.

Так вот, Иисус вдруг говорит ученикам, которые не знают наизусть Даниила, а лишь только общую информацию о нем. У них нет возможности читать его книгу, так как книга Даниила не валяется на каждом прилавке и стоит не малых денег. А значит, все, кто сейчас слушает Иисуса, вряд ли когда-либо смогут прочитать ее. Поправлюсь, вряд ли стали бы ее читать, если бы Иисус сейчас не сделал на ней акцента. Теперь ученики, кажется, просто обязаны найти возможность обратиться к этому труду и прочесть, что же там сказано о «мерзости запустения».

Повторюсь, если бы Иисус этого не произнес, ученики, вряд ли когда-нибудь стали бы это делать. Но теперь, когда Иисус дал прямое указание, что понимать данный вопрос можно только через чтение книги Даниила, у них не остается вариантов.

Зачем Иисус так поступил? Не знаю. Возможно, чтобы восстановить авторитет «книги», а может, чтобы не усложнять речь подробностями, которые в данный момент не так важны. То есть, хочешь больше подробностей, обращайся к книге Даниила. Но, странно и то и другое.

Есть еще вариант. Возможно, Иисус снова иронизирует над чем-то. Тогда, над чем?

Давайте еще поразмыслим. Если мы обратимся к книге Даниила, то обнаружим, что «мерзость запустения», это когда в Храме прекращается служение. Когда все служители разбежались, Храм пуст, нет ни жертвоприношений, ни пения, ни моления.

Я сильно сомневаюсь, что Иисусу сложно было объяснить ученикам, что такое «мерзость запустения». Кстати, чтобы не появилось лишних вопросов, поясню. Словом «запустение» нам перевели греческое слово, которое имеет значение пустоты или опустошения.

И тут мы, вдруг, вспоминаем кое-что. Ведь мы только что (не буквально конечно) читали в предыдущей главе, в самом ее конце: «Се, оставляется вам дом ваш пуст». И сразу за этими словами Наставник произносит: «Ибо сказываю вам: не увидите Меня отныне, доколе не воскликните, благословен Грядый во имя Господне!».

А теперь попробуем восстановить некоторые события. Ученики с Наставником в храме. Там Учителя достают «вожди народа» с наиглавнейшими священниками. После длинной и жесткой речи Иисус говорит, что их дом, очевидно, речь идет о Храме, оставляется пустым.

Теперь ученики с Иисусом приходят на Елеонскую гору, и тут Иисус произносит: «…когда увидите мерзость запустения…». Не знаю, как вам, но мне связь одного с другим кажется совершено очевидной. Последние слова Иисуса в Храме были яркими и запоминающимися. Ученики точно еще находятся под впечатлением. Без сомнения, когда Иисус заявил, что все будет разрушено, что не останется камня на камне, все ученики тут же связали это со словами об «опустошении» Дома. Причем в устах Иисуса данное опустошение означает не войско, которое потом разрушит Храм, а то, что Бог уходит из Храма.

А что еще может означать фраза Мессии, Сына Божьего, который заявляет буквально следующее: «Вот, смотрите, прямо сейчас, на ваших глазах, ваш дом оставляется пустым, потому что вы Меня больше не увидите, пока не встанете на колени». Тут же Иисус встает и выходит. Без вариантов. Речь идет о том, что Храм опустошается прямо в момент речи.

Но тогда, кто тут оказался опустошителем? И это очень просто. Почему Иисус ушел, а вместе с ним и Бог? Потому что этот дом, по словам Иисуса не является домом Божьим. Ведь Он совершенно ясно сказал: «…дом ваш…». Храм уже не принадлежит Богу. Храм уже ( !!! ) занят некими иными владельцами. Так что Дом, который когда то был Домом Божьим, Иисус признал домом кого-то другого. Причем Он ясно сказал, чей. Он, глядя на супер главных священников и на вождей племени, сказал: «… дом ваш…». Теперь ясно, кто выгнал Бога из Его Храма. Ну, раз вы выгнали, то вы и есть «опустошитель», а Бог  ушел.

Итак, ученики прекрасно поняли слова Иисуса. Они слышали слова Иисуса в Храме. Они слышали слова Иисуса при выходе из Храма. И вот, теперь, Иисус вновь говорит об опустошении Храма. Но что Он говорит?

Он говорит ученикам, которые стали свидетелями буквального опустошения Храма: «когда увидите мерзость запустения (опустошения), реченную через пророка Даниила, стоящую на святом месте, — читающий да разумеет, — тогда…».

Давайте еще раз. Ученики слышали слова Иисуса о том, что Храм принадлежит первосвященникам и вождям народа. Они слышали, как Иисус объявил об уходе Бога из Храма. Думаю, что и слышали, и поняли. Они слышали, что от Храма не останется ничего. И, наконец, они услышали, слова о мерзости. Нужно ли иметь какой-то особенный талант, чтобы сложить два и два? Не думаю.

Итак, апостолы поняли все прекрасно, в отличие от нас. Так зачем же Иисус говорит: «…читающий да разумеет»? Если мы все правильно поняли, то остается только один вариант. Вместо того, чтобы воспринимать эту фразу как намек на текст, как мы обычно трактуем, эту фразу нужно понимать как эмоциональный, если хотите, крик. Крик души. Это своего рода воззвание к Богу: «Господи! Пусть все читающие (не ученики) Даниила поймут, о чем он пишет». Иначе говоря. Из слов Иисуса, опять же, если мы все верно поняли, становится ясно, что Даниил говорил именно об этом запустении. То есть о том, когда Бог будет изгнан из Храма.  И вот, изгнание из Храма произошло. Бог в лице Иисуса покинул его. Об этом и говорил Даниил. Но те, кто имеет возможность читать Даниила, в отличие от апостолов, у которых нет такой возможности, так и не поняли сказанного пророком.

Идем далее. Иисус не сказал: «Увидите опустошение». Он сказал: «Увидите мерзость опустошения».  Слово мерзость переведено нам правильно. Можно было еще добавить такие краски как «гадость», «гнусность» или «скверна». Тут дело вот в чем. Когда дом пустеет, сначала ничего особенного с ним не происходит. Но со временем он начинает отсыревать. В нем «заводится» скверна. Так и Храм. Бог ушел. Все это видели. В этом сомнений нет. Но «скверна» еще не завелась. Не начали еще ползать мокрицы, не полезла плесень по стенам. Не начала обваливаться штукатурка. Бомжи еще не облюбовали помещений, а пьяные прохожие еще не начали в нем гадить.

Как у человеческого дома, так и у Божьего дома есть враги. И они сильно жаждут ухода хозяина из Дома. Скверна Божьего дома — это идолы, это продажные священники, развратные служители и ложные учителя с их ложными учениями.

И вот тут самое интересное. Если говорить просто, то Иисус предупредил учеников о простой вещи. Когда Бог уходит из своего Дома, Дом начинает оскверняться. Как только видите осквернение Божьего Дома, бегите оттуда как можно дальше. Причем бегите так, будто за вами гонятся. Почему? Потому что и на место и на людей, по причине которых Бог был изгнан из Храма, будет послана кара. И кара будет столь жуткой, что сравнить ее не с чем. И не важно, будет ли это Римский Веспасиан, или кто-то иной. Беги без оглядки. Гнев Божий на это место будет ужасен.

Сами посудите. Раньше, если в доме завелась плесень, дом обязательно сжигали. Он не подлежал восстановлению или лечению. Такой дом больше не имеет права на существование. Итак, во-первых, Бог назвал Храм не Своим Домом, но «дом ваш». Во-вторых, Он ясно в голос, глядя в глаза «новым хозяевам» сказал, что с данного момента, Бог из данного дома уходит, оставляет его. Третье, скверна должна быть сожжена. Это знает любой строитель деревянных домов. А это значит, как только станет видна скверна, нужно бежать что есть мочи от того места.

Что тогда?

Так, с данным вопросом, вроде бы, разобрались. Идем дальше. Надеюсь, в свете всего выше сказанного уже не нужно пояснять про указание бежать в горы не оборачиваясь. Это все об одном и том же. Теперь меня интересует кое-что другое. И это «другое» начинается со стиха 23. Давайте прочтем.

23 Тогда, если кто скажет вам: вот, здесь Христос, или там, — не верьте.
24 Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных.
25 Вот, Я наперед сказал вам.
26 Итак, если скажут вам: «вот, [Он] в пустыне», — не выходите; «вот, [Он] в потаенных комнатах», — не верьте;
27 ибо, как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого;
28 ибо, где будет труп, там соберутся орлы.
(Матф.24:23-28)

Вы знаете мою любовь к разного рода мелочам. Действительно, разного рода предлоги, союзы и прочее могут очень многое пояснить, а иногда даже кардинально изменить представление о написанном. Так и сейчас. Двадцать третий стих начинается с «тогда».  Ох уж это «тогда».

Но, давайте посмотрим на все далее сказанное не современными глазами христиан ХХI века, а, на сколько это возможно, глазами последователей Христа времени апостолов. И если нам удастся это сделать, то мы кое-что заметим.

Дело в том, что повсеместно данные стихи трактуются так, что будут приходить разные люди и вводить в заблуждение. Это тоже верно. Но Иисус тут имеет кое-что другое. Оно не опровергает уже сказанного, что придут и будут вводить в заблуждение. Но идея слов, что начинаются с 23-го стиха, все же, иная.

Давайте еще раз взглянем на картину, что нарисовал нам Иисус. Вот Он в Храме и говорит, что этот Дом больше не принадлежит Богу, а только «старейшинам народа». Посему Бог покидает это место, которое с момента объявления оставляется пустым. Как в любом пустом доме заводится плесень и разная нечисть, так и в этом доме заведется своя нечисть. Так что этот дом будет уничтожен, вместе с народом «приватизировавшим» его. От него не останется камня на камне. Отдельно от всех, на горе Елеонской Иисус говорит, как только все это увидите, бегите без оглядки, даже не возвращайтесь взять что-нибудь. Беда придет мгновенно и неотвратимо. Так вот, тогда, когда все это произойдет, когда вы убежите, спрячетесь от Божьего гнева на этот народ и это место, тогда будет происходить кое-что еще.

С того момента христиан начнут отлавливать. Возможно потому, чтобы отомстить. Но я думаю, что охота на христиан началась не по причине религиозной, а по причине того, что у них, у христиан, была настоящая, реальная возможность захвата власти по всей Земле. Они «знакомы» с тем самым Богом, что ушел из Израиля, и Иерусалим был уничтожен. Никогда ни один бог за всю историю Земли не был так реален, как Бог евреев, который теперь стал Богом Христовых друзей.

Так вот, охота на христиан начинается. И теперь вопрос. Как выманить христиан из места укрытия? Ответ простой, сказать, что Христос пришел, либо, что еще лучше, найти какого-нибудь очередного самопровозглашенного Мессию и выдать его за настоящего, вернувшегося. Христос — вот самая лучшая приманка для христиан.

Почему я так говорю? Дело в том, что в самом тексте совершенно ясно видно, что акцент ставится не на «верьте», но на «не выходите» и уже именно в этом смысле «не верьте». То есть, не верьте и не выходите. Кроме того, Иисус не зря указал, что «охотники» будут говорить, что Он находится в «потаенных местах». Потаенные места — самые лучшие места, чтобы расправиться с человеком.

А теперь, внимание, напрягитесь, чтобы понять следующее. 27 и 28 стихи — это особая вещь, которую очень сильно перевернули вверх дном. В чем тут дело. Обычно берется весь двадцать седьмой стих и говорится, что раз отсылка идет к молнии, которую будет видно от одного края земли до другого, значит, все сразу увидят приход Христа. И, вроде бы, все так и есть. Какое еще другое толкование тут возможно? Но не будем торопиться, ведь мы уже, думаю, привыкли к неожиданным поворотам.

Если бы стих 27 существовал сам по себе, без предыдущих стихов, то можно было бы на этом и остановиться. А его так и трактуют, будто он внутри текста стоит сам по себе. Но стихами выше мы уже прочли, что друзьям Христа предписывается оставаться в укрытии. Имеются в виду те христиане, что бежали от гнева, уничтожившего Храм. Повторяю, им приказано сидеть тихо, не высовываться и не поддаваться на провокации. Почему? Да потому, что гнев на евреев и на христиан, как последователей еврейского Бога будет очень сильным.

Более того, весь этот гнев — это рука Бога, уничтожающая все, что связано с народом, выгнавшим Его из Его дома. Другими словами, это гнев самого Бога. Но Он предупреждает своих людей, чтобы они не оказались в зоне Его действий. Точно так же, как в древнем Египте Бог уберег свой народ, приказав им сидеть дома в ночь, когда ангел губитель прошел по стране. Точно так же, как на косяках их дверей должна была быть кровь агнца. Так и в этот раз, всем христианам, которые омыты кровью Агнца, сидеть в укрытиях, пока не утихнет гнев Бога на предательство Его народа.

Так вот, если Бог сказал своим людям сидеть тихо и не высовываться, пока губитель (читай опустошитель) не закончит свою работу, то указание на видимую всем молнию в том понимании, как мы это привыкли трактовать, звучит странно. А объяснить это можно так. Речь не о том, что «все увидят», то есть, станут наблюдателями. Речь о том, что никто прихода Христа не пропустит. Еще раз. Не о том, что вдруг будет событие, которое сразу все оценят. Речь о том, что будет событие, которое друг Христа не пропустит. Увидят ли это событие другие? Возможно, увидят, а возможно и нет. Иисус тут ничего не говорит о других. Он обращается к Своим друзьям и говорит им, что после того, как они убегут в горы, им нужно будет сидеть тихо и не реагировать ни на какие провокации. Что бы ни происходило. Какие бы чудеса не являлись. Вы понимаете? Давайте еще раз прочтем кое-что из сказанного Христом:

…и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных.
(Матф.24:24)

Когда на девятое мая мы видим за окном салют в честь Дня Победы, нам это кажется чем-то схожим с молнией. Более того, многие салюты более яркие и более грандиозные, чем множество молний. Такой салют видно от одного края земли до другого. Разве нет?

И тут кто-то спрашивает? Но салют в Москве не видно уже во Владимире! После этих слов обязательно нужно поднять нос кверху и взгляд сделать надменнее. Но и молнию, что ударила в Москве, во Владимире тоже не видно. Неужели Иисус сравнил Свой приход с чем-то до такой степени ограниченным? Да нет же! Он лишь говорит, что Его народ не прозевает прихода Христа. Как молнию, которую замечают все, так и приход Христа его люди не пропустят. Речь не о том, что Его приход будет таким ярким, как молния. Но вот, что будет ярким.

ибо, где будет труп, там соберутся орлы.
(Матф.24:28)

Мы стараемся, ломаем голову, пытаясь понять, что за труп, что за орлы. Что нам мешает? Нам мешает привычка читать Библию «в духе». То есть, не в Божьем Духе, а то как мы это понимаем. Когда мы входим в религиозную атмосферу отсутствия всяких эмоций и читаем все неким ровным «бесстрастным» голосом. При этом еще нужно на языках молиться. Так вот, такой подход — самая большая проблема. Я уже говорил и еще повторю. Иисус — Сын Того, кто изобрел эмоции, кто изобрел юмор и разные чувства. Сын Такого Изобретателя должен быть самым эмоциональным, иметь самое острое чувство юмора. Он должен быть полон ярких чувств. Если молится в Гефсиманском саду, то с воплем  (по словам апостола Павла).

Так вот, эта простая фраза открывается просто. Нужно только понять чувства, которые наполняют Учителя во время речи. Напомню. Он уже сказал своим людям, чтобы те, когда «губитель» в лице Рима пойдет по земле, христианам нужно будет притаиться и не высовываться, пока гнев Божий, явленный римскими войсками, не утихнет. Всюду будут охотиться на христиан, выманивать разными хитростями, заманивать на разные фокусы. Возможно, устраивать что-то похожее на «молнии», фейерверки, например. Вся эта картина будет выглядеть так — охотники и дичь, орлы и труп. И «орлы» здесь — выражение ироничное. Иисус надсмехается над охотниками, называя их «орлами». Легко быть орлами, когда перед тобою труп. Вот это и будет самым ярким событием. Но не на это нужно ориентироваться. Это лишь признак того, что все идет своим чередом. Христианам важно знать только то, что они не пропустят прихода их Друга.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*