Царский пир

думаюОчень  хочется, чтобы читатель привык к правильному подходу к чтению Писаний. Принципов много. Но я хочу снова и снова акцентировать внимание на контексте. Начиная читать любой отрывок из Писания, запрети себе что-то осознавать, пока не разберешься с контекстом. Любой отрывок в Писании — это всегда «отрывок». То есть, мы имеем дело с куском, вырванным из чего-то целого. Не видя целого, невозможно понять частное.

Тут можно привести в подтверждение физиологическую особенность человеческого восприятия. Прежде чем мы увидим картину в целом, первым делом мы делаем, как бы, «снимок» всего сразу. Без деталей, без подробностей. Просто схватываем общую картину, и только потом начинаем ее «разглядывать», то есть исследовать по участкам, по отрывкам. В обратном порядке воссоздать полную картину бывает крайне трудно, хоть и возможно. Такие подходы в науке называются индуктивным подходом и дедуктивным. И, как мы понимаем, чтобы верно воссоздать общую картину из деталей, требуется такие умы, как Шерлок Холмс.

Итак, прежде чем мы не увидим общую картину, без деталей, без подробностей, без глубинного понимания. Картину «с птичьего полета». До этих пор начинать рассуждать о детали — по меньшей мере, странно.

Когда мы имеем дело с Писанием, чтобы получить общую картину, нам, как минимум, нужно прочесть все послание. Снова повторюсь. Здесь не требуется полного понимания. Нужно лишь беглый взгляд, общее представление. Второе, понять, кто и кому что пишет. Тут уже важно разобраться в историческом контексте истории. Тот, кто пишет, живет в каком-то времени, в котором есть свои какие-то взгляды на вещи, суждения, ожидания, чаяния. То же самое обстоит и с тем, кому пишут.

И когда мы уже переходим к тексту, нужно понять, какой именно вопрос ставит своей целью обсудить автор. В чем нуждается реципиент? Но и это еще не все. Нам предстоит разобраться и в том, на каком именно этапе объяснения той или иной проблемы появляется исследуемый нами отрывок. Почему он появился именно здесь, а не двумя стихами ранее или позднее? И только после этого можно пытаться рассматривать нужный нам отрывок.

Зачем я все это рассказываю здесь? Как я уже сказал, очень хочется, чтобы такой подход стал нормой для каждого, желающего понять написанное в Библии. Все проблемы современного христианства появились именно по той причине, что исследователи во многом пренебрегали таким подходом, увлекаясь только тем, что называется «интуиция», или, в более «духовных» сферах — откровением. Откровение это или просто интуиция, в момент «озарения» разобраться крайне трудно. И то и другое сопровождается сильным возбуждением, иногда, даже эйфорией. И в результате в теле Христа ходит огромное количество «откровений», противоречащих одно другому и приводящих к спорам, а иногда и к войнам.

Беда в том, что в результате такой войны, чаще всего истина проигрывает. И тогда весь Божий народ оказывается в сорокалетнем путешествии по пустыне, пока не найдется какой-нибудь Иисус Навин, который положит конец брожениям и не победит всех филистимлян, занявших место истины в Палестине Писания. Такие Иисусы Навины появляются в жизни христиан не редко. Они редко побеждают. Почему? Потому что «от недостатка ведения гибнет народ Мой», говорит Бог.

В откровении есть информация о двух зверях  (Откровение 13), которые вышли из моря. Первый из них побеждает святых на «сорок два месяца». Второй, который рядился под Агнца, даже «отштамповал» весь народ. Но через 42 месяца пришел Христос. Что я хочу сказать. Этим «зверятам» дано (!) побеждать истину некоторое время. И мы наблюдаем, как уже в первом веке в первых церквях были закрыты двери для Христовых апостолов. А в церкви правили ложные учителя, проповедуя ложного Христа. Поэтому я и говорю, что до сих пор, истина еще проигрывает. Еще не закончились те странные сорок два месяца. Но Христос грядет.

Извините, я сильно увлекся вопросом подхода к Писанию. Но, пора переходить уже к самому тексту. Все это длинное вступление появилось потому, что, как я уже сказал, христиане привыкли не обращать внимания на контекст. Но именно контекст оказывается в большинстве случаев решающим в понимании написанного. Так и в сегодняшнем отрывке. А сегодня нам предстоит прочесть начало двадцать второй главы Евангелия от Матфея.

1 Иисус, продолжая говорить им притчами, сказал:
2 Царство Небесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего
3 и послал рабов своих звать званых на брачный пир; и не хотели придти.
4 Опять послал других рабов, сказав: скажите званым: вот, я приготовил обед мой, тельцы мои и что откормлено, заколото, и все готово; приходите на брачный пир.
5 Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою;
6 прочие же, схватив рабов его, оскорбили и убили [их].
7 Услышав о сем, царь разгневался, и, послав войска свои, истребил убийц оных и сжег город их.
8 Тогда говорит он рабам своим: брачный пир готов, а званые не были достойны;
9 итак пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир.
10 И рабы те, выйдя на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и добрых; и брачный пир наполнился возлежащими.
11 Царь, войдя посмотреть возлежащих, увидел там человека, одетого не в брачную одежду,
12 и говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брачной одежде? Он же молчал.
13 Тогда сказал царь слугам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов;
14 ибо много званых, а мало избранных.
(Матф.22:1-14)

Я честно признаюсь, никогда не слышал проповеди на эту тему, с учетом того, что написано в предыдущей главе. Саму притчу слышал множество раз. Люди истолковывали ее как могли, со страстью, вдохновенно. Но каждый раз, первый стих данной главы игнорировался полностью. А, как я говорил в начале, это обязанность исследователя, прежде чем начинать что-то понимать, надо понять, в какой части целого находится данный «кусок». И такие яркие указания, как  первый стих 22-й главы, игнорировать просто  преступно.

Что же там написано? А там, на первый взгляд совершенно неинформативная фраза. Но только на первый взгляд. На самом же деле, одна эта фраза способна перевернуть весь подход к пониманию притчи. Так что же там написано?

Иисус, продолжая говорить им притчами, сказал:
(Матф.22:1)

Казалось бы, чего проще, ответь на простой вопрос, кому это «им» Иисус продолжал говорить? Сразу многое станет на свои места. Но нет, почему-то никому это не нужно. Давайте, мы все же исправим такой подход и ответим на этот вопрос? И ответ будет таким же простым. Двадцать первая глава заканчивается тем, что первосвященники, с которыми всю первую главу разговаривает Иисус и старейшины народа, которые были фарисеями, были уже к финалу двадцать первой главы сильно разозлены словами Иисуса. Еще раз. Вся предыдущая глава рассказывает нам о «дружеской» беседе Учителя с первосвященниками и старейшинами народа. Так вот, 21-я глава  не заканчивает данный разговор. Иисус, как оказалось, не очень торопится «примиряться» или «смиряться». Он не спешит мириться, решать конфликт. Ничуть! Он его развивает. Он его усиливает. Он подливает масла в огонь. Это очень непривычно для нашего понимания Иисуса. Мы привыкли Его воспринимать именно как миротворца. Нам ведь так объясняют в церкви. Нет?

Так вот. Вместо того, чтобы остановиться, чтобы отпустить бедных униженных и оскорбленных первосвященников, подчеркиваю приставку «перво-», Он продолжает. И не просто продолжает. Он продолжает говорить им притчами. Если вы читаете все, что я пишу, вы уже знаете, что притча никогда не была «мирным» рассказом для разъяснения истины. Притча, это всегда жесткая отповедь, это «интеллигентный» способ ударить так больно, чтобы человек еще долго не мог оправиться. Так что подумайте, стоит ли использовать притчи в проповедях. Вас могут неверно понять. Так вот. Матфей не в курсе, что через несколько лет, слово притча, вдруг, превратится в школьную объяснялку. Он думал, наивный, что притча, как воспринималась, так и будет восприниматься в качестве пощечины. Ан нет. Религия талантливейшим образом превратила черное в белое. Куда тут Иисусу со своим превращением белого в красное.

Итак, один лишь стих дал нам ясное указание на то, что гневная на тот момент речь Иисуса еще не  закончилась, и Он продолжает бесцеремонно издеваться над ПЕРВОсвященниками и старейшинами (вождями) народа, делая это открыто, глядя им в глаза.

Следующий стих сразу говорит нам о Царстве Небесном. Он только что, буквально секунду назад заявил, что они, первосвященники и вожди народа, будут лишены своих положений. А вместо них, к власти от Бога придут те, в чью сторону они даже не смотрели — презренные вчерашние блудницы и мытари. И вот, это самое Царство Небесное, которого они все будут лишены, снова сравнивается с некоторой персоной.

Давайте еще раз. Иисус уже сказал им, что Божье Царство у них будет отобрано и отдано вчерашним блудницам и мытарям, так как они быстрее первосвященников и фарисеев — вождей народа идут к получению Божьей власти. И тут же, не останавливаясь, продолжает тем, что теперь предлагает новое сравнение Царства Божьего, чтобы еще ярче, еще яснее показать, почему они будут лишены права получить самую великую власть во вселенной.

Итак, новое сравнение.
По заявлению Мессии Царство Божье в определенном смысле похоже на обычного человека, который сидит на троне. Обычного не в смысле власти, а в смысле человеческих страстей и возможностей человеческой природы. Потому так и сказано «человек царь». И дальше описывает опять же понятную всем картину.

Представьте себе обычного царя, самого обычного всем понятного человеческого царя. Сын царя женится, и отец устраивает свадебный пир. Он заказал самый «крутой» зал в самом дорогом ресторане, нанял самый знаменитых певцов современной эстрады, пригласил самого дорогого и самого популярного повара из самого знаменитого ресторана Европы. Нанял в качестве ведущих самых лучших мировых ведущих телевизионных программ. Заказал гостиничные номера в самых дорогих отелях и оплатил их, в расчете, что гостей будет много.  Он мечтал о празднике для сына. И денег не жалел. А на финал свадьбы пригласил организаторов всемирно известных фейерверков.

Когда все было организовано и проплачено, царь разослал всем «именитым» людям своего царства приглашения. И не простой почтой, а специальными посыльными, которые каждое приглашение вручали лично в руки с торжественным объявлением.

Но на свою беду царь был очень демократичных взглядов. И справедливо полагал, что его подчиненные, знатные люди царства, ценят такое к ним отношение. Но царь просчитался. Гости просто наплевали на приглашения. У каждого были свои заботы. Все были заняты. Они решили, видимо, что доброе к ним отношение исходит из мягкотелости царя. Царь даже не поверил сначала. Может они, что не поняли? Как же они могут отказать, когда уже все готово? Он еще раз посылает посыльных с красивыми приглашениями, украшенными вензелями. И посыльные во второй раз торжественно с церемониальной речью вручили их реципиентам.

Однако, все повторилось. И даже еще хуже. Если в первый раз люди просто отказались, то теперь они позволили себе насмехаться над посланниками, некоторым даже наподдали, и когда те убегали, смеялись им во след. Пара банкиров, возомнив себя главными в государстве, просто убили пришедших к ним.

Да, такого царь не ожидал. Он пришел в ярость. Они не просто отказались. Они оскорбили царя. Они плюнули ему прямо в сердце, предали самым подлым образом. И как говорит Иисус, царь взорвался. Произошло то, чего никто из обнаглевших граждан государства не ожидал. Ко всем тем, кто избивал и убивал, пришел ОМОН. Одних просто выволокли на улицу, других убили. А города, в которых те жили, сожгли, лишив «именитых» людей всего их имения и достоинства.

Гнев был излит. Но проблема еще не решена. Есть сын с молодой женой, есть дорогущий зал, самые лучшие блюда, лучшие артисты и выкуплены самые дорогие гостиничные номера. Что делать? Неужели его сын останется без праздника? И тут царь решается на беспрецедентное решение. Он говорит своим посыльным, которые остались еще в живых после первых двух попыток уведомить «именитых» гостей о приглашении, чтобы те передали все эти предложения первым, попавшимся на улицах. Всем, кого найдут.

И вот, как сказано Учителем, «пир наполнился возлежащими». Тогда как те, кто был «именит» (в синодальном переводе «званый»), оказались недостойны, зал наполнили «не именитые».

Когда мы читаем данный текст, мы делаем еще одну ошибку. Мы автоматом решаем, что Царь собрал нищих. Но, дорогие, у Матфея нет ничего про нищих. У Луки есть похожая притча. Но там не царь, а просто «один человек». И он сделал не брачный пир, а просто большой ужин. На ужине у Луки нет человека в небрачной одежде. И, главное, Лука не сравнивает своего «одного человека» с Царством. То есть, при поверхностной схожести, у Луки совершенно другая притча.

Итак, мы имеем дело с Евангелием от Матфея. И по данному тексту мы судим о Царстве божьем через образ царя. Так вот, царь у Матфея не зовет  нищих. Он зовет «злых и добрых».   А теперь самое главное, на что не обращаем внимания. Первые были унижены, а некоторые из них просто уничтожены, потому что, как сказал герой притчи «званые были НЕДОСТОЙНЫ». Их не достоинство выглядело просто. Они не ценили царское к ним внимание и почтение. Теперь же, пришли те, кто это внимание оценил. И тут все просто. Те отказались. Эти с восторгом согласились.

Далее. Важно понимать, что царские посланники собирали не нищих, а всех. То есть, всех, кто ехал, шел или стоял на перекрестке дорог. Всех, кто оказался на улице. Другими словами, всех тех, кому посчастливилось в нужное время оказаться в нужном месте. И так. Всякий нормальный человек, независимо от благосостояния, когда его приглашают на званый ужин, а тем более на свадьбу, старается одеться как можно праздничнее. Речь не идет о дорогих одеждах. Речь идет о праздничной одежде. У каждого такая одежда своя. У кого-то дорогая, у кого-то нет. Но обязательно аккуратная, обязательно выглаженная (в наше время). Одежда, которая выглядит празднично.

И вот, за столом сидят люди в праздничной одежде. То есть, пришли люди, которые действительно почитают хозяина. Они постарались как-то поддержать праздник. Но, вдруг, царь замечает человека, без такой одежды. То есть, пришел человек, которому плевать на праздник. Главное — сытно поесть на халяву. И все бы ничего. Ответь он на вопрос царя что-то вроде: «Извини, государь, у меня нет другой одежды». Думаю, все было бы иначе. Но данный субъект оказался немым. Шутка — он молчал. Что значит молчал? В такой ситуации молчание означает то, что данный субъект даже не пытался переодеться. Ему не важен праздник. Он пришел не праздновать. Ему плевать на брак царского сына. Просто — бесплатная еда и бесплатный концерт!

Результат оказался для него плачевным. Теперь, посмотрите, чем объяснил свой жестокий по отношению к тому человеку поступок царь: «Много званых, мало избранных».

Теперь, когда мы немного представили картину, самое время попытаться понять послание Иисуса. Прежде всего, нужно пояснить, кто это такие — «званые». Как уже выше я упомянул. Званый — это тот, кто имеет звание, того кто назван. Не тот, кого послали, а тот, у кого есть почетное звание. Он этим званием может гордиться. Благодаря его званию к нему обращаются с пиететом. В русском языке таких людей еще называют именитыми. То есть те, чье имя стало почетным, чье имя стали превозносить.

Итак, когда мы знаем значение слова «званый», можно попытаться понять фразу «много званых, мало избранных». То есть, много разных «именитых» людей, людей со званиями, людей с погонами, занимающих разные высокие посты. А вот избранных, то есть тех, кого Бог избрал, мало. Сегодня масса «святых отцов», а где избранные Богом? Они сами себя называют помазанниками, но почему Бог их так не зовет? Почему Он не ставит на них свою печать? Потому что много их таких, со званиями.

И в притче, что мы читали, та же история. Много разных «именитых», только никто из них не будет присутствовать на свадьбе сына царского. А кто будет? Будет тот, кто ценит, кто почитает. Для кого слово царя что-то значит.

Так вот, Иисус сравнивает с этим человеком царем не Бога, но Божье Царство. То есть, власть Божья, она как бы сама по себе. И дается она (читай, дает себя) тем, кто ценит ее (власти Божьей) расположение.

Все это Учитель говорит к первосвященникам. Не к каким-то дьяконам, не к служкам православной церкви, но к еврейским первосвященникам. Сегодня бы таким человеком, например, был Кирилл. Архиерей русской православной церкви. А в качестве вождей народа, религиозных вождей, выступал бы какой-нибудь главный раввин Израиля. И вот таким вот ребятам адресовано столь «странное» послание. Они имеют посты, они имениты, с самыми высокими званиями. Но никакого отношения все эти звания не имеют к избранию. Не отдаст себя Царство Божье в такие руки.

Царский пир: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*