Первые и последние

думаюСледующая притча чуть было не заставила меня покаяться в том, что ввел вас в заблуждение. Я до сих пор говорил, что притчи Иисуса ни в коем случае не были поучительными рассказами, как нас убеждает теология, а заодно и Википедия. Притчи Иисуса — инструмент вразумления провинившихся, некий словесный кнут не желающим думать. И, в первую очередь свои притчи Иисус направлял на фарисеев и их сообщников. Во вторую очередь такие инструменты жесткого вразумления направлялись на Христовых учеников, когда они проявляли какие-то низкие черты. Например, когда начали делить наследство Иисуса.

У меня в этом не было ни малейшего сомнения. Как вдруг, неожиданно для себя самого, я читаю хорошо знакомый текст, и не обнаруживаю с первого взгляда признаков той самой вразумляющей плетки. И уже смирился, решил для себя, что надо покаяться, исправить ситуацию, пересмотреть свой взгляд на притчи, как вдруг. Неожиданно, кое-что замечаю. И, прямо облегченно вздохнул. Нет, все-таки, я все понимал верно. Каяться не в чем. Но, все по порядку. Читаем притчу.

1 Ибо Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой
2 и, договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой;
3 выйдя около третьего часа, он увидел других, стоящих на торжище праздно,
4 и им сказал: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам. Они пошли.
5 Опять выйдя около шестого и девятого часа, сделал то же.
6 Наконец, выйдя около одиннадцатого часа, он нашел других, стоящих праздно, и говорит им: что вы стоите здесь целый день праздно?
7 Они говорят ему: никто нас не нанял. Он говорит им: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, получите.
8 Когда же наступил вечер, говорит господин виноградника управителю своему: позови работников и отдай им плату, начав с последних до первых.
9 И пришедшие около одиннадцатого часа получили по динарию.
10 Пришедшие же первыми думали, что они получат больше, но получили и они по динарию;
11 и, получив, стали роптать на хозяина дома
12 и говорили: эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной.
13 Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною?
14 возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему [то же], что и тебе;
15 разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив от того, что я добр?
16 Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных.
(Матф.20:1-16)

Данная притча является прямым продолжением того самого разговора, на котором мы закончили прошлую беседу. К Иисусу подошел некий богатый юноша и хотел узнать, чего еще такого ему сделать, чтобы получить жизнь вечную. В результате беседы, в процессе которой выяснилось, что юноша, в общем-то, ничего такого и не сделал до сих пор, тот ушел. А Петра задел вопрос. И он поинтересовался об их судьбе, о судьбе тех, кто ради Иисуса все оставил и пошел за Ним.

В ответ на вопрос Петра Иисус подтвердил, что именно то, что сделано для Иисуса оценивается Иисусом. Он ищет Своих людей. Тех, кто верен Ему, делает для Него, продолжает Его дело, захвачен Его интересами. Остальные Ему не интересны. Но в конце главы звучит одна несколько неожиданная фраза. Правда, неожиданная она лишь потому, что мы потеряли эмоциональный окрас разговора. Что же это за фраза. Вот она:

Многие же будут первые последними, и последние первыми.
(Матф.19:30)

С чего вдруг Иисус произносит такие слова? Давайте посмотрим внимательнее. Иисус беседует с богатым юношей. Юноша заявляет, что всю жизнь все делал для Бога. Как иначе оценить его слова, что он все заповеди соблюдает с самого детства? И вот такое трепетное отношение к воле Отца Иисус высоко оценивает. Но, дальше звучит простая проверка «на вшивость» и юноша ее не выдерживает. То есть, все слова юноши — лишь слова, не очень близкие к реальности.

Если я верно понимаю ситуацию, Иисус не был рад такому результату. И последующие слова Иисус сказал с большим сожалением. Апостолы напуганы. Они вообще не понимают, кто сможет выполнить такие требования Иисуса. Другими словами, апостолы расписались в том, что они, те которые уже по факту являются апостолами, те, кому уже, как бы, гарантирована жизнь вечная, не способны выполнить такого требования. Действительно, если Иисус, не моргнув глазом отправил «в ад» доброго богатого юношу, то, они почему еще туда не побежали?

И тут выпрыгивает Петр «из табакерки». Он, по своему обыкновению, что думает, то и говорит. Не думаю, что он меньше напуган, чем остальные. Возможно, именно от страха и закричал. Это, как бы, попытка оправдаться перед Иисусом с одной стороны, и некий шантаж, с другой: «Мы же тебе поверили, все бросили, неужели и мы пойдем туда же?».

Нечто подобное пасторы многих церквей могут переживать в церкви. Когда они делают что-то важное, кого-то наставляют, а потом те, кому они доверяют, включаются в самый неприятный момент, с самыми глупыми вопросами и претензиями, с обвинениями в том, чего пастор не делал. И так хочется «по доброму» ответить, что аж скулы сводит.

Короче. Петр услышал звон, и, сильно напугавшись, начал действовать. Обвинил Иисуса в непоследовательности, в том, что они доверились, а теперь все насмарку. В  этот момент, думаю, внутренности Иисуса стали закипать. Поймите. Вот этот всюду выпрыгивающий Петя только что обвинил Иисуса, в том, что они, апостолы, потратили на Него время и все отдали. А Он…

Вообще-то, Петр кое-что перепутал. Это не они все оставили ради Него. Это Он ради них всем пожертвовал. Это не они Его учат и дают Ему жизнь. Все это Его действие для них. Вот этот «мазок кистью» мы не замечаем.

Надо отдать должное Учителю. Он нашел силы не ответить Петру сразу в достойной того манере. Он сначала дал пояснение. Хотя мог и не давать. Он пояснил, что Его принципы таковы, что любой, кто хоть что-то делал для Иисуса, получат выгоду, и никогда ничего зря не произойдет. Христос не банкир, на процентах не наживается.

Итак, когда Учитель все разъяснил, то, наконец-то очередь дошла и до Пети. И вот тут, звучит великая фраза, которую мы уже прочитали, о том, что многие (!) первые станут последними. Вы улавливаете, на кого намекает Учитель? Нет? Надеюсь, что улавливаете.

В данном случае, ремня выпросил Петр. Он, вообще, как непослушный ребенок. Ему больше всех надо, и он больше всех получает. Но, в отличие от Иуды, он бескорыстный. Эдакий добродушный хулиган.

Итак, Иисус начал с того, что сказал Петру, прямо глядя в его «наивные» глаза, что: «Многие, Петя, многие первые, дорогой, станут, Петя, последними. Понял?».

Конечно, Иисус говорил не так. Я немного добавил драматичности. Но, исключительно, ради понимания момента. И только теперь, мы переходим к следующей главе и к той самой притче, которая, как уже стало, надеюсь, понятно, относится к Пете, и всем тем, кто думает так же, как он.

Итак, перед новая параллель. Теперь Царство Божье — это хозяин дома, который нанимает работников в свой виноградник. Он выходил нанимать людей несколько раз в течение рабочего дня. Сначала он вышел рано поутру. Время  нам не сообщается. Потом вышел в 9 утра, потом около полудня, и, наконец, около пяти вечера. Каждый раз он нанимал людей.  И каждый раз обещал им плату целого дня. То есть, и тем, кто работал с раннего утра и тем, кто пришел в пять вечера, обещана была плата полной «рабочей смены».

Когда работа была закончена, хозяин дома приказал управителю выдать, что обещано, начиная с последних. То есть, первыми зарплату получили те, кто пришел под конец работы. И когда пришло время последним получать плату, разгорелся конфликт.

Недовольные работники, которые начали работать с утра, объяснили свое недовольство тем, что работали полный день и перенесли полуденное солнце, а последние работали всего один час. Где же справедливость? Но вот, что ответил хозяин дома.

13 Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною?
14 возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему [то же], что и тебе;
15 разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив от того, что я добр?
(Матф.20:13-15)

Во-первых, хозяин дома обратился к одному такому «бунтарю» со словом «друг». Тем самым он показал свое расположение человеку. Во вторых он сразу заявил, что ничего в действительности обидного он не делает. И вот почему. Объяснение хозяина простое: «Мы с тобой о чем договорились? Плата — динарий? Я тебе сколько заплатил? Динарий! В чем я перед тобой виноват? Возьми свое и иди. Какое тебе дело до того, что я хочу (!) дать другому столько же? Вот тебе не хочу, а ему хочу. Это не обман, это просто Я ХОЧУ. Разве я не могу делать то, что хочу со своими деньгами? Но ты недоволен! Почему? Видимо потому, что ты завистлив!».

Действительно, ситуация предельно ясная. Какое кому дело, сколько я кому заплатил? А если я хочу просто кому-то деньги дать. А если просто без работы? Неужели я должен у кого-то спрашивать? Это мои деньги, кому хочу, тому столько хочу и плачу.. Разве не так?

С притчей, вроде бы, все понятно. Но почему эта притча появилась именно тут? Да потому и появилась, что Петр выказал себя именно таким работником, чем и расстроил Иисуса, вынудил Его прибегнуть к жесткому и унизительному воспитательному процессу под названием «послушай ка притчу».

Это Петя вдруг стал говорить, что уже много работал и перенес палящее солнце в трудах. Где он это сказал? Ну как же? Давайте вспоминать: «…вот, мы оставили все и последовали за Тобою…». разве это не похоже на слова того работника, который говорил: «…ты сравнял их с нами, перенесшими тяжесть дня и зной…».

Так вот, когда Петр прекрасно понял, о ком именно говорит Иисус, Он завершает свои слова Петру так:

Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных.
(Матф.20:16)

Возможно, нам сложно увязать такие слова с адресацией их апостолу. Но это факт. Данные слова Иисус говорит не фарисеям, не врагам. Все это сказано Петру. А в лице Петра всем тем апостолам, которые разделили его претензию.

По сути, Иисус сказал следующее: «Да, все те, кто сделал что-то для меня, получат больше, чем потеряли. Но есть большая вероятность, что некоторые из таких тружеников, получив великие компенсации, перейдут из категории близких в категорию «помнишь, был такой». Это серьезное предупреждение Петру. И это сильный удар по его самолюбию.

Иисус не перестанет быть другом. Только можно оказаться вдруг, не на груди его, с доверительными беседами, а где-нибудь в уголке, десятым в пятом ряду. А  это обидно. Особенно для того, кто так рьяно хочет быть на груди.

А какое  это имеет отношение к Царству? Да прямое. Как такому «другу» доверить самое ценное? Пусть посидит на скамейке запасных. Может когда повзрослеет. А может, и нет. Был первым, стал последним. Вот так.

Первые и последние: 4 комментария

  1. В Царстве можно быть и первым и последним. Главное что в Царстве. А какая разница какой?

    • последним быть можно, а первым нет. потому что первым является Иисус.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*