Богатый верблюд

думаюПеред нами новая история. Она так же связана с понятием Царства. В данной серии работ мы уже рассмотрели такие понятия как рай, ад, геенна огненная и что-то еще. И вот уже какое-то время рассматриваем все, что прямо связано с понятием Царства Божьего. Точнее, останавливаемся и рассматриваем «под лупой» каждый случай упоминания Царства. И в данный момент мы все еще двигаемся по Евангелию от Матфея. Наша история сегодня — история о юноше, который хочет иметь жизнь вечную, но ему, как он думает, чего-то не хватает.

16 И вот, некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?
17 Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь [вечную], соблюди заповеди.
18 Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй;
19 почитай отца и мать; и: люби ближнего твоего, как самого себя.
20 Юноша говорит Ему: все это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?
21 Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною.
22 Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение.
23 Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное;
24 и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие.
25 Услышав это, ученики Его весьма изумились и сказали: так кто же может спастись?
26 А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно.
27 Тогда Петр, отвечая, сказал Ему: вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам?
28 Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, — в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых.
29 И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную.
30 Многие же будут первые последними, и последние первыми.
(Матф.19:16-30)

В 16м стихе мы читаем сообщение о том, что к Иисусу подошел «некто», т. е. какой-то человек с вопросом. И вот в самом этом вопросе Матфей уже сообщает корень проблемы. Этот некто спрашивает: «Учитель благий! Что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную?».

Прямо здесь, внутри вопроса звучит указание на то, что ему мешает. На самом деле, в нашей жизни мы так часто слышим подобные вопросы, что можем с первого взгляда не заметить авторского указания Матфея. А Матфей построил свой пересказ таким образом, что человек, знакомый уже с учением Иисуса, без труда определяет все намеки автора.

Что же режет наш слух? Первое, что бы вы сказали, если бы к вам подошел какой-то человек и начал бы свой вопрос так: «Гениальнейший Иван Иванович!».  Понятно, что сегодня так никто не обращается к людям, но в древности подобные эпитеты не были редкостью. Однако, когда нас кто-то называет чем-то великим, у нас, нормальных людей, возникает некоторый диссонанс. С чего это вдруг такой почет? Есть же принятое уважительное обращение. Например, во времена Иисуса к мужчинам обращались так же, как многие обращались к Наставнику: «Господин, пожалуйста….». Нам это обращение перевели как Господь.

Но тут мы не видим принятого обращения. Тут звучит вот это слащавое и неожиданное «благий». Этот эпитет древние евреи использовали в отношении Бога. Уже само это обращение должно у любого нормального еврея вызывать некоторую оторопь. И, конечно же, Иисус обратил на такое обращение Свое внимание.

Второе, что должно вызвать у нас некоторое смущение — сам вопрос. Обратите внимание, как он построен. Главное в этом вопросе следующее: «Что мне сделать, чтобы иметь». Возможно мы не понимаем проблемы потому, что сами именно такой вопрос задаем Богу. Если это так, то у нас большая проблема. Мы, возможно, в том же положении, что тот «некто». Кстати, обратите еще внимание на факт того, что имя этого «некто» не звучит. А для древнего еврея отсутствие имени говорит об отношении автора к человеку. Вспомните, в притче Иисуса об аде есть Лазарь и богач. Один по имени, другой без.

Извините, я отвлекся. Так вот, вопрос звучит совершенно отчетливо. Что должен сделать юноша, чтобы получить (зарплата) Царство? И пусть не смущает слово «иметь». Если вы учили какой-то язык, вы знаете, что слово «иметь» в подобных предложениях часто переводится как «получить». И тут нет никакой ошибки. В русском языке это не самое употребительное словосочетание, но и русский язык подразумевает некоторую параллель между словами «иметь» и «получить».

Итак, перед нами юноша, который воспринимает мир однозначно. Чтобы что-то получить, нужно что-то сделать. Еще больший акцент на данном вопросе ставит уточнение «доброго». То есть, юноша не спрашивает, нужно ли ему поститься, молиться или, может, отслужить какую-то мессу. Нет, он совершенно четко спрашивает, что «доброго» сделать нужно, чтобы получить жизнь вечную. Он убежден, что жизнь вечная зарабатывается. И зарабатывается она добрыми делами.

Однако, читатель уже знаком с Нагорной Проповедью, в которой Иисус прилагает все усилия к тому, чтобы у апостолов никогда не возникло желания зарабатывать Царство. И, если прочитанное было понято верно, читатель узнает ошибку юноши. И вместе с автором восклицает: «Да он ошибается! Жизнь вечная не зарабатывается! Она дается по дружбе с Иисусом!». И только мы, в чье сознание годами вкладывалось совершенно иное восприятие реальности, ничего не замечаем.

А теперь представьте себе следующее. Иисус учит апостолов. День ото дня повторяет им суть религиозной проблемы. И тут, вдруг, появляется юноша, который совершенно очевидно делает ту же самую ошибку, которую в начале пути делали апостолы и которую еще до конца не осознали в себе, но прекрасно замечают в других (как обычно бывает).

Как только юноша произнес такие слова, произошла закономерная реакция. Все узнали ситуацию. Все уставились на юношу и на Спасителя. Что-то Он ему сейчас скажет.

И сразу первый вопрос. Почему называешь благим? Судя по тому, что ни в одном евангелии нет слов ответа юноши, вопрос был риторический. Это был вопрос укор. Мол, что лесть? Опять же, отсутствие ответа говорит о том, что юноша даже не стал пытаться что-то ответить.

Второй вопрос касается, собственно, той самой ошибки, на которую все и отреагировали. Все апостолы изначально пришли с точно таким же отношением к Царству Божьему. Но Наставник их уже кое-чему обучил. И вот, на вопрос о том, что делать доброго, чтобы иметь жизнь вечную, Иисус отвечает кратко, и, как кажется, достаточно сухо, почти равнодушно. Ему не нужны ученики. Он уже отобрал себе команду. Прием закончен. Кроме того, всех учеников Он выбрал сам.

И вот Его простой и сухой ответ: «Если хочешь войти в жизнь, соблюди заповеди». Здесь снова требуется пояснение, потому что, как я полагаю, здесь может возникнуть вопрос. Итак, если следовать логике Иисуса, войти в Царство можно двумя путями. Либо исполнить все заповеди, которых на самом деле шестьсот тринадцать, а не десять. Но исполнить надо не так, как учили религиозники, а именно так, как пояснил в Нагорной Проповеди Наставник. А это просто невозможно. Либо стать другом Учителю, и тогда Он станет дверью к Отцу.

Юношу не интересовал второй способ. Он задал совершенно определенный вопрос. Его интересует лишь одно, чем он может заработать вход в жизнь. Каков вопрос, таков ответ. Раз тебя интересует именно это, именно на  это и отвечает Наставник. Хочешь таким способом войти — исполни заповеди. Дальше Иисус поясняет, какие именно. То есть, все те, которые Он упоминал в своем разговоре с апостолами на Елеонской горе.

И вот тут юноша заявляет нечто забавное. Он заявляет, что исполняет все эти заповеди. Представляя эту картину, я так и слышу смешки среди апостолов. Но, если вспомнить все, что мы говорили о Нагорной проповеди, где обсуждался вопрос «заработка» Царства Божьего, то в результате человек, исполняющий все законы должен жить исключительно ради людей. Он просто не сможет быть обеспеченным, так как чем-то но нарушит заповеди.

Однако этот юноша не слышал наставлений Иисуса. Он имеет традиционное представление о Законе. Ему даже на ум не приходит, что он в чем-то ошибается. Но юноша, хоть и ошибается глобально, в чем-то он прав. Он действительно хранит заповеди. Да, не так, как этого требует Закон. Но тому, чему его научили с детства, он верен. А это уже достойная вещь. И это не пролетело мимо внимания Наставника. Этот юноша достоин уважения. Правда, это уважение не поможет ему с жизнью вечной. Но его верность Закону не лицемерна. Он искренен в своем заблуждении.

Думаю, именно это понравилось Иисусу. Кстати, то, что Иисус оценил юношу, мы обнаруживаем только у Марка. Все  остальные евангелисты пропустили это  замечание. Может именно от того, что слишком велик соблазн понять превратно. Марк посчитал, что все будет понято верно.

Но вернемся к истории. Так вот. Юноша, при том, что его верность Богу (как его научили) достойна уважения, эта верность не отменяет истины. И Спаситель продолжает в том же духе. Раз юноша говорит, что сохранил все заповеди с детства, что звучит замечательно, то и жизнь его должна соответствовать ожидаемому результату. Он должен быть подобен Иисусу. Ведь Иисус знает, что значит исполнить Закон. Тот, кто Его исполняет, живет не для себя. То есть, докажи, что ты исполняешь Закон. А доказать это легко. Поставь точку во всем этом, прекрати жить для себя. И вот тут, все встало на свои места.

Юноша опустил голову и пошел прочь. Почему? Да потому и пошел прочь, что никому невозможно исполнить этот самый Закон. Нет таких, кто сделал это именно так, как Закон того требует. Есть много людей, которые в своей гордости и надменности убедили себя, что исполняют, хотя не знают ни Закона, ни его требований. Просто их так научили. Они думают, что соблюдение заповедей возможно. Они обмануты религиозными лидерами, которые сами не входят и других не пускают.

И тут Иисус подводит итог. Ученики должны понять, что произошло. Казалось бы, перед ними праведник. Кому, как ни ему нужно дать это самое Царство. Но Иисус просто и ясно на примере юноши показал невозможность соблюдения заповедей. Нам не сказано, был ли сильно богат. Мы лишь слышим от Иисуса вывод. И в этом выводе звучит утверждение о богатых. Именно из этого и узнаем о богатстве юноши.

На самом деле, не имеет значения, насколько богат юноша. Если у него что-то есть, есть что терять, он уже богат. Если он не может от чего-то отказаться ради жизни вечной. Значит, у него есть богатство, которое и не дает ему войти в это самое Царство. Иисус даже усиливает это сообщение параллелью с верблюдом и игольным ушком.

А теперь посмотрим, какая реакция апостолов. Что они спрашивают? Во-первых, Матфей сообщает нам, что апостолы «весьма изумились». Что это такое? Напугались они. Чего, разве они богатые? Чего им пугаться? Но посмотрите на их выкрик: «Так кто же может спастись?». Дорогие! Апостолы так услышали ответ Иисуса, что поняли, никто никогда своими силами спастись не способен. И их возмущение не удивительно. Если апостолы верно поняли посыл Иисуса, то нет в этом мире ни одного человека, который может своими силами получить спасение.

И Наставник «в сотый раз» повторяет то, что говорил перед этим, только другими словами: «Человекам это невозможно, Богу же все возможно». Куда еще яснее? Человек никогда не спасется своими силами. Он никогда не сможет заработать жизнь вечную. Он никогда не войдет в Царство по заслугам. Но то, что человек никогда не сможет сделать, Бог сделает. В этом и заключается роль Иисуса. Стань другом Ему, Он исполнит невозможное.

И вот тут Петр включается. И наконец-то звучит правильный, хоть и от части, вопрос: «Вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам?». В вопросе Петра нет вопроса о том что они сделали доброго. В его вопросе, что они сделали для Иисуса. А это совсем другое дело. Юноша исключал из своего вопроса Спасителя. Петра интересовал результат их действий ради Него. Разный подход, разный результат.

28 Иисус же сказал им: истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, — в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых.
29 И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную.
30 Многие же будут первые последними, и последние первыми.
(Матф.19:28-30)

Тут сразу нужно ввести некоторые разъяснения. И первое, что мы встречаем из того, что современному человеку не совсем ясно, а иногда и совсем не ясно, слово «пакибытие». По сути, нас не интересует значение самого слова, нас интересует то слово, с которого данное стало переводом. То есть, то самое, что записано в греческом тексте. Так вот, греческое слово, переведенное нам как «пакибытие» имеет следующие древние смыслы: возрождение и воскресение.

И тут на арену выходит мистер Стронг со своим вариантом. И кончено же, как обычно, он подается как правильный, в то время, как древние греки использовали то же слово иначе. Он в своем труде, который мы знаем либо как «Номера Стронга» либо как «Лексикон Стронга», своего читателя убеждает, …. Далее я привожу цитату из его труда: «возрождение в Мф.19:28 это слово говорит о новом веке, когда Мир будет обновлен и восстановлен, и установлено будет Царство Христа».

Интересно, а древние носители греческого языка прямо так и воспринимали это слово? Прямо вот так и верили? Что, дескать, будет воскресение и Царство Христа? Что за чушь! Они верили совсем в другие вещи. Но откуда тогда взял Стронг такое толкование? Да оттуда, что он был так научен в своей церкви. Такая у Стронга была теология. И он не постеснялся свое мнение выдать за истинное значение слова. Любопытно, что большинство верующих даже такого понимания не имеют. Они думают, что пакибытие — это жизнь в раю. То есть в духовном мире.

Но мы на протяжении всей работы под общим названием «Лучше нету того свету» уже выяснили, что учение о таком рае и таком аде (а не вообще о рае и аде) является фикцией не имеющей никаких более или менее твердых оснований. И все еще продолжаем расследовать этот вопрос.

Так вот, как бы кому ни хотелось, но древнее греческое слово, которое синодальные переводчики нам перевели непонятным для современного человека словом «пакибытие» не означает ни нового рождения, ни райского царства после смерти.  В данном конкретном месте речь идет о ВОЗрождении или воскресении. Чем отличается возрождение от нового рождения. Дело в том, что новое рождение имеет теологически совершенно другие корни. В новом рождении идет  речь о рождении от Бога Отца, становление Сыном Божьим. А возрождение подразумевает восстановление чего-то разрушенного. Не создание нового, а реставрация старого.

Такое же значение имеет и второй вариант того же слова — воскресение. И тут все сходится. Потому как апостолы и Сам Спаситель много говорят о воскресении. Иисус прямо говорит, что Он и есть то самое воскресение, которого все ждут. И когда говорится о том, что Сын Человеческий придет с тьмами ангелов, это тоже весть о грядущем воскресении всех.

Но можем ли мы оценивать воскресение как некоторый этап истории человечества в будущем? То есть, как этап, когда все воскресают. Сегодня я уже не стал бы торопиться с такими выводами. Почему? Да потому, что, как уже выше сказано, Иисус уже сказал, что Он и есть то самое воскресение. Там где Он, там уже есть, наступило, пришло всеми ожидаемое воскресение. После того, как Иисус пришел в день пятидесятницы в Утешителе, Он, как воскресение, присутствовал в апостолах. И апостолы могли с уверенностью сказать, раз в нас Христос, то в нас то самое воскресение. И получается, что воскресение, это не новый этап в истории Мира, а Личность. Независимо от того, находится эта Личность в теле Сына Человеческого или в телах апостолов, либо в телах последователей более позднего времени.

Наверное, мы можем говорить о некотором времени, когда Воскресение как Личность Иисуса будет присутствовать в великом множестве Его последователей, и тогда весь мир подчинится «диктату» воскресения, что и будет приходом Сына Человеческого с тьмами ангелов.

Как бы там ни было. То самое «пакибытие» не ограничено временем «хронос». Оно не имеет даты. Оно связано с воскресением, когда и с кем  бы оно ни происходило. И вот, в этом самом воскресении апостолы сядут  на престолы и будут править вместе со Христом, то есть, вместе с Воскресением.

Из всего вышесказанного правильным будет сделать один важный вывод. Учитываются только лишь те действия, которые делались для Иисуса, ради Иисуса, для Его имени и ради Его славы. Все остальное не имеет ровно никакого значения. Здесь и ответ всем тем, которые спрашивают: «А как же те люди, которые делали много добра». Вопрос простой. Если для Бога важен Его Сын и воспринимает Он только Его друзей, то какие дела Его интересуют?

Ведь Иисус не так просто однажды сказал, что тот, кто не с Ним, тот, читайте по слогам, против Него. И с этим придется что-то делать. И, как вы понимаете, Богу совершенно все равно, нравится вам это или нет. Как говорится, хозяин — барин. Не хотите верить, не нужно. Каждый сам для себя определяет, чем будет жить, где, как и т.д..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.