Сто овец и не только.

думаюДавайте восстановим ход мыслей, начатых в некоторых предыдущих статьях. Иисус начинает говорить о своей смерти и воскресении. На первое апостолы отреагировали достаточно бурно. Второе, похоже, вообще не заметили. Петр пытается спасти Учителя от провокаций власти, за что отправляется ловить рыбку со статиром в зубах. А в  то же время остальные апостолы уже делят наследный трон. Они приходят к Наставнику и хотят выяснить, кто же займет место Царя царей после Его смерти. На этот вопрос они получают ответ в духе притчи, то есть «кулаком в нос». По сути, Он им сказал, что никто из людей никогда не займет место старшего, потому что старшим может быть только одна Личность, сами догадайтесь о Ком идет речь.

Вопрос апостолов до такой степени «расстроил» Иисуса, что Он обращается к ним уже не как к своим друзьям, а скорее, как к врагам. Он фактически ставит их на место, буквально объявляя им о лишении их на любое права наследства. И, с точки зрения закона, так бы оно и было, если бы Иисус проповедовал Закон. Он даже угрожает апостолам, если те попытаются кого-то еще научить своим идеям гораздо худшие муки, чем муки тонущего с камнем на шее.

И здесь Он цитирует знакомые апостолам слова об отсечении руки, ноги и вырывании глаза. Все эти слова ученики уже слышали и прекрасно понимают, о чем идет речь. Под впечатлением эмоционального взрыва Иисуса апостолы слышат еще одно предостережение для них. Если они пренебрегут теми, кого Бог обратил, вернув им человеческий облик, то воздаяние им будет незамедлительным, потому что ангелы тех, кем они пренебрегли, постоянно находятся перед лицом Отца Иисуса.

И все это прекрасно подходит к словами из 11-го стиха: «Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее». Кстати, в греческом тексте этот стих отсутствует.

Но какая связь, спросит кто-то, между тем, что есть некоторые обращенные в человеческий образ Божьим вмешательством и словами о погибших? Связь простая. Сын Человеческий не пришел за теми, кто может достичь, как те по своей глупости полагают, Царства Божьего своими стараниями. Он пришел за теми, кто не просто не может этого, но и прекрасно понимает, что не может.

Другими словами,  у таких ребят никогда не возникнет даже мысли о том, что они могут оказаться «большими». А раз не могут, то и сам вопрос не мог возникнуть. В то же время, все эти слова Иисус обращает именно к апостолам. Именно апостолы задали такой вопрос. Чем ясно показали, до какой степени они не достойны апостольского звания. Но ведь мы знаем, что именно они и стали апостолами. Чем и подтвердились слова Иисуса. Он сделал недостойных достойными, меньших большими.

Но все это еще не завершение разговора. И, как я думаю, очень не легкого разговора. Он еще больше нажимает на самолюбие Своих последователей. Он приводит им в качестве иллюстрации притчу. И тот факт, что Иисус применил притчу для апостолов, еще больше подчеркивает Его негодование. До сих пор притчи Иисус употреблял только для унижения фарисеев. Если здесь появилась притча, это громкий сигнал апостолам о том, что те находятся на грани. Еще слово и Спаситель их пошлет не только рыбку удить… Итак, вот притча:

12 Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец, и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдет ли искать заблудившуюся?
13 и если случится найти ее, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти незаблудившихся.
14 Так, нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих.
(Матф.18:12-14)

Какой посыл находится внутри данной притчи? Напоминаю, все сказанное, говорилось не фарисеям, не саддукеям. Все это адресовано,  нравится нам это или нет, апостолам. Он у апостолов спрашивает Свое: «Как вам кажется?…». И во всем этом, опять таки, нравится нам  это или нет, под «незаблудившимися», что звучит в достаточной степени иронично, Иисус понимает все тех же апостолов, которые пришли к Иисусу с вопросом о наследстве.

То, что Наставник в притче назвал их «незаблудившимися» не делает их лучше. Это не значит, что «незаблудившиеся» в действительности не заблудились. В данной притче лишь говорится об их восприятии. Они о себе так думают. Они считают, что могут иметь претензии на наследство, опираясь на какие-то свои «хорошие» качества. У них уже нет ни малейшего сомнения, что наследство разделят между ними. Но прямо в этой притче Иисус показывает свои приоритеты. Для него лучше один заблудившийся, чем толпа «незаблудившихся».

И вот тут, внутри вот такой нелегкой беседы появляется всем известное наставление о том, как обличать брата своего. Давайте и его прочтем.

15 Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего;
16 если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово;
17 если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь.
(Матф.18:15-17)

Я вынужден снова и снова акцентировать внимание, что все эти разговоры, и в частности та, что мы разбираем сейчас, никогда не были простым наставлением, или проповедью Иисуса, заготовленной дома перед служением. Каждое слово Иисуса всегда было продиктовано массой факторов. И один из них — эмоциональная реакция на слова и поступки кого-то рядом. При условии, что эти слова и поступки отображают что-то важное в человеке, что нужно либо поддержать и укрепить, либо выявить (обличить)  и удалить, как больной зуб. В нашем случае был обнаружен тот самый больной зуб. Апостолы не верят в воскресение. Они ищут Царства Божьего ради человеческой власти, ради личного превознесения над другими, но не ради славы Божьей и еще более качественного своего служения Ему. Иисус недоволен ими. Он говорит с ними жестко.

На вопрос учеников о том, кто станет главным в Царстве Божьем, Иисус дает понять, что никакой смены власти не будет. Но и их вход в Царство под большим вопросом. Они, как оказалось, все еще хотят войти в Царство, опираясь на свои заслуги, а в действительности его получат лишь те, кто положился на Божью силу. Именно такие «малые сии» войдут во власть. Именно такие дети поначалу могут оказаться в неуважении у «мудрых» апостолов. И именно апостолы могут стать главными их врагами. Но Иисус не пришел ради апостолов. Он пришел ради нуждающихся. Так что, пусть ученики не слишком гордятся своим званием. Иисусу интереснее спасаемые, а не спасатели. Когда нужно будет, Иисус из камней себе создаст новых. Так что, их положение слишком шатко. Для того, у кого жатва, важно жатву спасать, а не работников лелеять.

Такая позиция не очень понятна апостолам, судя по всему. Чтобы «включить их мозг» Иисус прибегает к притче. И настроение притчи мы так же понимаем теперь уже. И Его колкость, когда Учитель называет апостолов «не заблудившимися». После чего Он подводит промежуточный итог: «Именно так, а никак иначе, нет воли Отца, чтобы погиб кто из тех самых малых сих».

Еще раз, Иисус делает акцент не на апостолах, не на делателях, но на жатве. Делатель не имеет веса, если нет жатвы. Нет жатвы, делатель вообще не нужен. Все ради жатвы, а не ради делателей.

Если все именно так, а не так как нас учат, что главное — это служение. То и следующая установка звучит несколько в ином свете.

15 Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего;
16 если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово;
17 если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь.
(Матф.18:15-17)

Из всего выше сказанного становится понятно, почему появилась эта инструкция. В ней звучит все та же мысль. Цель прихода Христа, не апостолы. Цель — спасение таких согрешающих братьев. Не обличение только, но спасение разными способами, в том числе и методом обличения. А раз так, то когда брат согрешил против тебя, а ты хочешь славы Божьей, то, как тебе поступить? Как поступить, если знаешь, чего хочет Бог? Если Бог хочет спасать, то чего делать тебе? Осуждать? Нет. Отсюда и возникает несколько попыток спасения. И только когда все шансы потрачены, только тогда, оставь его.

Вопреки общепринятому убеждению в том, что вышеизложенные стихи являются инструкцией по общению людей в церкви, вынужден сказать, что это не инструкция. Это одна из множества возможных ситуаций, на которой Спаситель как бы сравнивает ценность апостолов и ценность спасаемых.                 Значит ли это, что апостол вообще не имеет никакой ценности? Нет, конечно. Но служитель ценен служением, а не положением, в то время как спасаемый ценен сам по себе. По этой причине, как мы уже не раз обнаруживали, Иисус скорее отказывает людям в праве быть учениками, чем радуется этому. А учеников выбирает и назначает исключительно собственным волевым решением, единым с решением Отца.

Но при том, что апостолы менее ценны, чем спасаемые, именно апостолы получают всю власть, а не спасаемые. И, в конечном счете, тот служитель, который болеет за Божье дело, забывает о своих интересах ради Его воли и Его славы, становится настоящим другом Христу, и всегда будет с Ним.

Итак, если апостолы важны лишь при наличии жатвы, пока есть жатва, нужны апостолы. И все работает так. Чтобы спасать нуждающихся апостолы должны (!) иметь власть. И об этой власти Иисус так же говорит:

18 Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе.
19 Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного,
20 ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них.
(Матф.18:18-20)

То есть, все, что вы решите на земле, Небо примет как обязательное к исполнению. Но тут звучит малозаметное на первый взгляд, но крайне важное условие. Этим условием является согласие. Ученики должны быть согласными между собой. Для достижения данного условия достаточно двух, трех человек. Правда, нужно оговориться, двух, трех, если в обсуждении участвовали только эти два или три человека. То есть, речь идет о полном согласии, а не так, как было и сегодня случается в жизни христиан. Проголосовали, и есть сколько-то согласных, и какая-то часть несогласных. Нет, дорогие, такая демократия не говорит о согласии, тут его просто нет.

И второе, на что хотелось бы обратить внимание в данном тексте — от кого они получат и у кого просить. Если мы внимательные читатели, то сразу заметили. Иисус не предлагает никаких вариантов. Все просьбы обращены исключительно к Отцу Иисуса. И от Него что-то либо приходит, либо нет.

И вот еще что. Надеюсь, вы помните, когда мы обсуждали Нагорную Проповедь, то обратили внимание на совершенно четкую разницу между «Отцом вашим Небесным» и «Отцом Моим Небесным». Сейчас не буду все это расшифровывать, но еще раз посмотрите, от кого получат просимое апостолы? Они получат от «Отца Моего Небесного». Не от их небесного Отца. Не потому, что они Его дети. Не потому что Он их любит. Но потому что Он любит Сына. Они получат от Отца Иисуса, потому что Отец любит Сына.

Но причем тут апостолы, если Отец любит Сына? И тут Иисус заканчивает простым заявлением, объясняющим данный вопрос:

ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них.
(Матф.18:20)

Еще и еще раз повторяю. Данная беседа идет исключительно с апостолами. Можно сказать, это очередная интимная беседа «при закрытых дверях», подобно Нагорной Проповеди. Отец Иисуса идет навстречу Своему Сыну. Если Он слышит просьбу о чем-либо из той среды, где есть Иисус, та просьба с гарантией (!!!) исполняется. Спросите себя, почему многие просьбы к Богу остаются не отвеченными? Правда, для такого вопроса нужно немного смелости и честности.

Что еще нужно заметить. В данном отрезке речь идет не о том, что Иисус внутри их, и даже не о том, что Он среди них. Дело в том, что здесь переводчик Матфея использовал специфическое слово, которое имеет некий набор значений, который описывает что-то или кого-то, кто находится в центре. Не между, как бы один из них. А центр, и здесь, как мне кажется, узнается не русское «среди», хоть и близко по значению, но именно посередине, является точкой отсчета. Он — центр, заводила, «атаман», если хотите.

И, если Иисус является центром, а не одним из них, если вокруг Него все вращается в этой группе людей, то у Отца не возникает вопросов. Он доверяет Сыну во всем.

Но, если мы отвлеклись на смысл фраз, то нам не нужно терять мысль, усвоенную ранее. Данный разговор — жесткая отповедь апостолов. Иисус, если не в гневе, то где-то рядом. А пока, до встречи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.