Продолжение разговора

думаюНемного напомню, что мы читали в предыдущей части. Иисус говорит о том, что Его схватят, убьют, и Он в три дня воскреснет. Матфей сообщает нам, что ученики опечалились. Через это мы обнаруживаем избирательное внимание учеников к словам Наставника. Они услышали, что Иисус будет убит, но не услышали, что Он воскреснет. Причем, всего лишь в три дня.

После этого Петр пытается каким-либо образом «защитить» Иисуса от провокаций со стороны властей, за что был послан удить рыбку. А остальные великие апостолы в это же время уже делили наследство и решали, кто же из них в новом Царстве будет старшим (большим). На что Учитель ответил, что все их заслуги — это работа Бога. А Большим или Старшим в Новом Царстве будет только Он Сам, и никто иной. Вся эта беседа происходит на высокой эмоциональной ноте. Явно, Учитель ими не доволен. Отсюда колкое отсылание Петра удить рыбку, и ироничный ответ апостолам. Апостолы не в лучшем свете выставили себя во всех этих ситуациях. Но на этом беседа не закончена, дальше мы читаем следующее.

5 и кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает;
6 а кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской.
7 Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит.
(Матф.18:5-7)

Прежде всего, какое «такое дитя» имеется в виду? Тут все просто. Иисус же сказал, что если извне, думаю, ясно о Ком идет речь, не приложит в свое время усилий, чтобы обратить апостолов, чтобы те стали как дети (как слуги), то ученики не могли  бы и рассчитывать на то, чтобы войти в Божье Царство, в мир Его власти. То есть, «такое дитя», это дитя  (слуга), к которому Бог приложил Свою руку, чтобы что-то там изменить, и, благодаря чему, данный человек стал как дитя (слуга). Теперь все на месте.

Если кто примет такого человека, который прошел через прямое вмешательство Бога по изменению чего-то там, и примет его из-за имени Иисуса (в имени Иисуса), а не как просто человека с улицы, тот принимает Самого Иисуса. И здесь все опять понятно. Если кто встает на сторону друзей кого-то, тот становится другом его. Делая что-то для друзей, ты делаешь это для того, чьим другом является этот человек. Отсюда и заявление Наставника: «кто примет… …во имя Мое, тот Меня принимает».

Но во всем  этом нет ни на йоту заслуг самих апостолов. Само указание на «такое» дитя говорит, что никакое другое дитя не будет иметь таких привилегий. Только то, к которому Бог приложил свои усилия, а не такое, которое возомнило, будто само может обратиться и стать как дети. К сожалению сегодня все известное мне христианство учит именно второму варианту. Вот и  ходят современные «дети», а к ним относятся как к кому угодно, только не как к друзьям Христа.

И все это слушают апостолы, которые пытаются понять, кто же из них старший. Они то и есть такие дети, которые думают, будто что-то заслужили. Но ребята с таким отношениям Иисусу не нужны. Более того, последующие слова Иисуса, по всей видимости, так же относятся к слушающим Его апостолам. Давайте дальше разбираться.

6 а кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской.
7 Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит.
(Матф.18:6,7)

Обычно это место трактуют отдельно от основного текста. Мол, если кто уведет верующего во Христа от веры во Христа, тому и жернов на шею в качестве спасения от чего-то худшего. Но такое толкование возможно действительно, только если эти слова изолировать от всей беседы Иисуса с учениками.

Давайте посмотрим внимательно еще раз. Что возмутило здесь Иисуса? Его возмутило то, что ученики решили, будто заслуживают чего-то. Ученики показали ярко, что они очень высоко думают о своих достоинствах. И, кажется, что, если эти достоинства учесть, то на их основании можно определить, кто же станет прямым приемником Христового положения в Божьем Царстве. Если именно это является главной темой всей последующей речи Христа, то почему Он должен говорить о чем-то еще?

Иначе говоря, если Иисус возмущен выходкой апостолов, включая Петра, то почему Он во время этого возмущения будет говорить о чем-то другом?  Не думаю, что такое вообще возможно. То есть, если Он и говорит о чем-то, то говорит вокруг вот этой проблемы.

А это, в свою очередь, и становится определением для того, что именно Иисус в данной речи называет соблазном. Иисус перед нами ставит два примера. Детей, которые стали таковыми под действием Божьего вмешательства, и обнаглевших в край верующих, которые решили, что смогут сами себя обратить и сделать детьми (слугами). Первые имеют преференции. Принимая таких в имени Иисуса, люди получают почтение от  Самого Иисуса. Вторые ничего не имеют. Кто бы их ни принимал, и как бы не называл, от Иисуса за них ничего не будет.

Но беда в том, что второй лагерь — это лагерь «сильных». Они достаточно наглы, активны и убедительны. Первый лагерь гораздо слабее с человеческой точки зрения. Они не полагаются на себя, их надежда в Господе. Таким образом дети, действительно, как дети, перед второй категорией практически бессильны. И тут есть великая опасность, что вторая категория может переубедить, перепрограммировать первых. Они могут надавить своим религиозным прессом, авторитетом в церкви, духовным возрастом, теологическими погонами. Вот таким «авторитетам», на которых те апостолы во время разговора были очень даже похожи, и советуется в качестве спасения быстренько набросить себе на шею тяжелый камень и прыгнуть куда-то поглубже. И это все прямо в лоб говорит Иисус четко давай понять, к кому вся  эта история имеет отношение. Думаю, в тот момент апостолам было крайне неудобно.

Иисус еще раз повторяет. Что вообще миру горе от соблазнов. Мир гибнет от разного рода соблазнов. Они придут, так или иначе. Это неизбежно. Но, глядя в глаза апостолов, Иисус продолжает: «… горе тому человеку, через которого соблазн приходит». Думаю, в тот момент, апостолы подумали, что нужно срочно поменять исподнее и попить водички, ибо в горле сильно пересохло.

Но и на этом Иисус не останавливается. Он вдруг произносит хорошо знакомые апостолам фразы, которые они прекрасно запомнили из речи Иисуса, которую мы привыкли называть Нагорной Проповедью. Еще и еще раз не устану повторять. Матфей не писал для будущих поколений. Он писал для своего времени и исключительно для евреев. Он не рассчитывал на то, что разные язычники станут внимательно изучать его тексты. Не думал он об этом. В те времена нужны были данные тексты, для тех людей и того времени и писались. Но Бог сохранил их для нас. И нам, современным людям, не нужно быть глупыми, но понимать все  эти предпосылки. Если Матфей писал для евреев, которые понимали весь свой культурный фон. Даже не так. Они не понимали, они им дышали, часто не осознавая его. То нам, современным читателям, невозможно понимать тех текстов без, хотя бы, попытки почувствовать тот дух.

О чем  это я? Так вот. Относительно не далеко по времени от происходящего, апостолы сидели на Елеонской горе и внимательно слушали глубоко серьезную и одновременно полную иронии речь их Нового Учителя. И там, если вы помните наши беседы ранее, Иисус давал понять, что ни один человек не способен выполнить даже малейшей части Закона. Он тогда даже высказал свое ироничное предложение по исправлению ситуации. Он предложил вырвать глаз, отсечь руку и ногу. Почему? Да потому, что, если ты действительно захочешь исполнить Закон, ты обязательно придешь к тому, что рука не слушается тебя, нога идет не туда, куда хочешь ты, глаза смотрят ну на то. Ты  хочешь взглянуть в глаза девушке, а они… вот и получается, единственный выход, выдрать, отрезать и выбросить. Классная армия получается, да?

Так вот. Апостолы прекрасно помнят все это. И слова и иронию. И тут, когда Иисус повторяет те же фразы, они безошибочно оценивают их в нужном Иисусу ключе. О чем Он говорил им пять мгновений назад? О том, что никто  никогда не сможет без вмешательства Бога обратиться и стать как ребенок (слуга). Любой другой «дитя», который возомнит, что может это сделать сам, обречен на провал. Потому что Иисус скажет ему: «Я никогда не знал вас».

8 Если же рука твоя или нога твоя соблазняет тебя, отсеки их и брось от себя: лучше тебе войти в жизнь без руки или без ноги, нежели с двумя руками и с двумя ногами быть ввержену в огонь вечный;
9 и если глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя: лучше тебе с одним глазом войти в жизнь, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную.
(Матф.18:8,9)

Эти слова, как я уже сказал, ученики прекрасно поняли. Они их помнят со времени Нагорной Проповеди. Они помнят иронию этих слов, насмешку над каждым, кто осмелился думать, будто сможет своими силами достичь Божьего Царства. И для апостолов эти слова не кажутся странными, они сказаны к месту. И сейчас они относятся именно к ним. К тем, кто только что спрашивал Наставника, кто же заместит Иисуса на Его посту. И, думаю, им эта аналогия не понравилась.

Все это прозвучало как обвинение. Он пробудил их память, поднял из нее Свои слова Нагорной Проповеди и дал ученикам осознать глубину своего заблуждения. После чего, как бы подводя итог, продолжил. Но в следующих Его словах мы обнаруживаем еще большее осуждение апостолов Иисусом. В чем оно выражено, давайте посмотрим.

10 Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного.
11 Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее.
(Матф.18:10,11)

Хочу, чтобы вы обратили внимание вот на что. Десятый стих начинается с указания: «Сморите, не презирайте ни одного из малых сих…». Если мы поняли, что «малые сии», это ребята, к которым приложил свои силы Бог ради обращения. А речь Иисуса обращена к ученикам, то возникает вопрос, почему ученики и те, к кому Бог обращает свою силу, не одни и те же люди. Вот здесь и кроется самая главная мысль. Иисус умышленно отделяет апостолов, слышавших тогда Его речь от тех, кого потенциально называет «малыми сиими». Таким отделением он дает понять ученикам, что речь идет не о них. Он создает впечатление, что апостолы не получат такой привилегии. Зачем? Ответ сказан выше. Он ими не доволен. Они расстроили Его своими претензиями на наследство старшинства в Новом Его Царстве. Они не услышали и не восприняли вести о Его скором воскресении в три дня. Впрочем, они повели себя, как люди. И, конечно же, как мы уже знаем, в результате, конечно же, они получили все, что нужно. Но сейчас, во время беседы, они «наказаны». По крайней мере они должны были себя так чувствовать. Они должны были расстроиться еще больше. Но все это для того, чтобы еще раз подумать над словами Учителя, над своими претензиями на наследство и над своей верностью Иисусу.

Иисус говорит ученикам так, будто они не станут «малыми сиими», будто они смогут презирать божьих людей, стать для них проблемой. И Он их предупреждает, чтобы они поостереглись от таких поступков, побоялись воздаяния Божьего, потому что «их ангелы» всегда видят лицо Отца Христа. Не нужно большой фантазии, чтобы догадаться, что провинившийся в таком преступлении может рассчитывать на великие проблемы. Но подчеркиваю, все эти угрозы звучат в лицо апостолам! Апостолам!!!

Подумайте над этим, а пока, до встречи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*