Притчи о преисподней

думаюНу что, медленно, но верно движемся по тропе исследования слова «шеол», переведенное в синодальной редакции как «преисподняя». Мы уже много всего рассмотрели, но еще больше осталось. И, думаю, там мы найдем еще много интересного. Снова и снова напоминаю. Все, что здесь пишется, НЕ УЧЕНИЕ!!! Это ход моих и только моих мыслей. Это мое расследование, которое я, по настоятельной рекомендации моих друзей стал публиковать. А это значит, что мне, в общем-то, не так важно, сколько человек это читает, и тем более, сколько с этим согласны. Но, как нормальный человек, я рад поддержке и конструктивной критике. Но именно конструктивной. Заявления, типа: «Все это ерунда», или «мы весело над тобой посмеялись» — не являются конструктивной критикой. А  значит, ребята, вы идете в бан. 

Притчи 1

Итак, у нас притчи. И первая притча, где мы встречаем интересное нам слово, это притча номер раз.  Читаем.

10 Сын мой! если будут склонять тебя грешники, не соглашайся;
11 если будут говорить: «иди с нами, сделаем засаду для убийства, подстережем непорочного без вины,
12 живых проглотим их, как преисподняя, и — целых, как нисходящих в могилу;
13 наберем всякого драгоценного имущества, наполним домы наши добычею;
14 жребий твой ты будешь бросать вместе с нами, склад один будет у всех нас», —
15 сын мой! не ходи в путь с ними, удержи ногу твою от стези их,
16 потому что ноги их бегут ко злу и спешат на пролитие крови.
(Прит.1:10-16)

Во-первых, прошу прощения за длинный отрывок. Думаю, правильно приводить, все-таки, до конца осмысленный кусок. Ну, я так думаю. Хотя, и не всегда этого придерживаюсь. Однако, даже если и не привожу целый кусок, все же, пытаюсь каким-то другим способом донести контекст. Здесь же, контекст предельно ясен. И нет смысла что-то пояснять относительно контекста. Но вот на что нужно обратить внимание в рамках нашего интереса.

В 12-м стихе автор приводит некоторое сравнение. Перед нами рисуется бандитское предложение подстеречь невинного и что-то с ним сделать. И вот тут автор говорит, что враг предлагает сделать. Он предлагает, в образной, конечно, форме, поглотить. Вообще, слово «поглощать» мы не раз встречаем в Писании. И приводится это слово в значении «обобрать до нитки». Помните, Иисус сказал про верблюда и комара? В Его словах о фарисеях это звучит так, что они, фарисеи, верблюда пожирают, поглощают или обирают до нитки махом, без расчета и экономии, и даже комара выдаивают. В наше время это звучало бы как потратить тысячи на вкусняшку, и даже не попробовав выкинуть, но требовать три копейки с должника всю его жизнь. Вот это поглощение, безоглядное, безрассудное обирание.

И вот это их «поглотим» сравнивается с тем, как поглощает преисподняя. Когда приводится сравнение, то сравнивают обычно с тем, что достоверно известно, знакомо. То есть, человек, которому адресовано наставление, по умолчанию должен понимать, как именно эта самая преисподняя поглощает живых. И только одно может быть так понятно древнему – это результат землетрясения, когда земля расходится и туда падают с воплем живые люди. Вот эта картина и рисуется нам в притче. То есть, ни о каком аде, опять же, здесь не говорится.

И по традиции, что мы наблюдали уже ни раз, еврейские авторы любят усиление, выраженное в повторении только что сказанной мысли, но переданной другой фразой. И вот такой параллелью тут выступает фраза для усиления, которая звучит так: «…целых, как нисходящих в могилу». Здесь так же рисуется совершенно известная картина. Когда кого-то хоронят в могиле, то, хоронят буквально «целых» или «целостных».  Итак, и в первом и во втором случае речь идет о глубинах земли. В первом случае используется слово «шеол», во втором, слово синоним, со значением рва или канавы. Идем дальше.

Притчи 5

3 ибо мед источают уста чужой жены, и мягче елея речь ее;
4 но последствия от нее горьки, как полынь, остры, как меч обоюдоострый;
5 ноги ее нисходят к смерти, стопы ее достигают преисподней.
(Прит.5:3-5)

И снова мы встречаем такую парную фразу с усилением. Здесь у нас и ноги к смерти и стопы к преисподней. Но давайте посмотрим внимательнее а вторую часть пятого стиха. А именно на фразу: «…стопы ее достигают преисподней». Если бы в начале нам не сообщили, что речь идет просто о чужой жене, то мы бы, наверное, подумали о какой-то великой колдунье или о бабе Яге. Но нет, нам уже все разъяснили. И это всего-навсего чужая жена.

Итак, мы знаем, что это никакая не мистическая дама, а дама, которая живет, у кого-то прямо за стеной панельного дома в соседней квартире. А со слов автора вообще становится очевидно, что это о любой жене, если она переходит в этот особый разряд. В разряд чужой жены с устами «мягче елея».  Так вот, что автор нам говорит о ней. Он сообщает, что «ноги ее нисходят к смерти». Причем глагол «нисходят» стоит в такой форме, что мы понимаем, что эти самые ноги «нисходят к смерти» постоянно. То есть, они без остановки движутся к смерти.

Чтобы понять это поэтическое выражение, вспомним о таких параллелях, как «путь», «как ты докатился…», «куда ты тропинка меня привела» и т.д. То есть, здесь ноги, это образное выражение пути. Она своими ногами идет постоянно в определенном направлении. И это направление – смерть.

И в качестве усиления, о котором мы уже говорили много, звучит параллель: «стопы ее достигают преисподней».  Но здесь нужно кое-что прояснить. Дело в том, что никакого «достигают» в тексте нет. Этим словом нам перевели другое слово, которое означает «схватывать», «брать», «хватать», «держать», «удерживать».  И форма глагола подобна английскому совершенному. То есть, ее «стопы», те же ноги, то есть ее путь по жизни, жестко держится пути в могилу, она же преисподняя. Она не достигает, как будто стремится и старается, но уже схватилась и не отпускает.

И опять. Здесь никакой речи об аде нет. Преисподняя – это параллель смерти как таковой. Она же – могила, яма или глубины земли. Если говорить о преисподней, как о царстве мертвых, то не о том царстве, где главенствует Аид или ему подобный дьявол со своими бесятами при сковородках, а о царстве вечного смертного сна. И это выражение – образное. Движемся дальше.

Притчи 9

13 Женщина безрассудная, шумливая, глупая и ничего не знающая
14 садится у дверей дома своего на стуле, на возвышенных местах города,
15 чтобы звать проходящих дорогою, идущих прямо своими путями:
16 «кто глуп, обратись сюда!» и скудоумному сказала она:
17 «воды краденые сладки, и утаенный хлеб приятен».
18 И он не знает, что мертвецы там, и что в глубине преисподней зазванные ею.
(Прит.9:13-18)

И снова перед нами притча о женщинах. Не о всех. О безрассудных, шумливых, глупых и ничего не знающих. Итак, перед нами такая базарная баба. Сидит на рыночной скамейке и заигрывает с прохожими. Если помните, с одной такой дамой Иисус встретился однажды. Вот она поначалу заливалась! Ну да ладно, оставим ее пока.

Итак, перед нами такая шумная глупая дама. И в словах автора, а за автора у нас тут сама Премудрость, эта женщина, что бы ни говорила, на самом деле ищет глупых и скудоумных. Она подает людям краденую воду и «утаенный хлеб». И люди, что называется, ведутся, соглашаются. Все уж очень соблазнительно. И, как говорит Премудрость, эти люди кое-чего не замечают. Все, что эта дама может дать – смерть и могилу.  Буквально «в глубине ямы» или «могилы».  Помните всем известного Шурика, которому птичку жалко было? Он плакал от того, что птичка упала на самое дно самого глубокого ущелья. Вот это и сообщает нам мудрость. Все, кто приходит к этой шумной «веселушке» оказываются в самой глубине глубин земных. Короче, здесь опять нет никакого сообщения об аде, который известен сегодня каждому христианину.

На сегодня достаточно. До встречи. Притчу 18 не забывайте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.