Иов о преисподней

думаюЕсли вы подключились к прочтению только сейчас, то, возможно многое будет неясно. Что бы все встало на свои места сообщаю, что это уже пятая статья с разбором вопроса о том, что в простонародье называется загробным миром. И мы сейчас рассматриваем исключительно слово «преисподняя», и только в Ветхом Завете.

Возможно, в книге Иова можно найти больше упоминаний слова преисподняя, чем где-то еще. Но, повторяю, возможно. Так я вижу, бегло взглянув на список найденных мест. И вот первое упоминание. Здесь Иов отвечает Богу.  И его ответ пропитан безысходностью. Среди прочего мы находим следующие строки:

8 Не увидит меня око видевшего меня; очи Твои на меня, — и нет меня.
9 Редеет облако и уходит; так нисшедший в преисподнюю не выйдет,
10 не возвратится более в дом свой, и место его не будет уже знать его.
(Иов.7:8-10)

Совершенно ясно, что «нисшедший в преисподнюю» это и есть сам Иов. Это он о себе говорит. И опять возникает вопрос. Что, Иов такой великий грешник, что без сомнения ему путь исключительно в ад? И, как вы наверное уже догадались. Здесь словом «преисподняя» переведено еврейское слово «шеол», о котором мы уже неоднократно упоминали. И это слово в других местах в синодальном издании перевели как «ад».

Итак, Иов, судя по тексту был совсем не плохим человеком. Вот как о нем говорит Писание:

Был человек в земле Уц, имя его Иов; и был человек этот непорочен, справедлив и богобоязнен и удалялся от зла.
(Иов.1:1)

Так вот, перед нами непорочный, справедливый и богобоязненный человек, который «удалялся от зла». Однако у Иова даже не возникает вопроса в отношении, куда он будет «приписан» по своей смерти. У него даже не появляется ни словечка просьбы о помиловании, чтобы попасть не в ад, а в рай. Почему? Ответ может быть только один. Иов, как и Давид ничего про этот рай не слышал. И в сознании Иова, как и в сознании Давида, ад (шеол), это не место мучений, а место сна всех, как и праведников, так и грешников. А для спящего мертвым сном человека времени и пространства не существует, значит, не существует ни боли, ни страха, ни мучений, ни радости. Когда он проснется, а проснется он в воскресенье, то все то время, пока он спал, для него не будет существовать, потому что его реально не было. Но, это лишь мои умозаключения и предположения.

Возвращаемся к самому слову и тексту. Сам характер слов говорит о состоянии безысходности. Он почти плачет. Вот, Бог его уничтожает. И когда человек сойдет в могилу (шеол), обратной дороги уже нет. Видимо Иов и о воскресении не знает.

Следующее место, это отрывок из речи Софара Наамитянина. Этот отрывок вообще можно не рассматривать, потому как ни один из говорящих, кроме Иова, не имеет права на правильное понимание истины. Все они потом оказываются осужденными Богом. То есть, Бог показательно игнорирует этих «друзей» Иова. Однако, ради справедливости, посмотрим и на его слова:

7 Можешь ли ты исследованием найти Бога? Можешь ли совершенно постигнуть Вседержителя?
8 Он превыше небес, — что можешь сделать? глубже преисподней, — что можешь узнать?
(Иов.11:7,8)

Сафар имеет наглость поучать Иова. И в его надменных словах читается укор в сторону Иова за то, что тот осмелился как-то быть недовольным. Как Иов вообще мог о себе думать хорошо?! Ведь Бог настолько велик, что даже если ты ничего за собой не заметил, Он-то уж точно найдет в тебе изъян. Так что, если ты заболел, то Бог знает, за что такое наказание. А раз ты не можешь познать Бога, что следует из слов Софара, то и не возмущайся.  И тут Софар заявляет, что Бог, с одной стороны, выше небес, а с другой, глубже преисподней. Что мы тут можем увидеть? Ну, наверное, раз такое преувеличение использует древний человек, то, наверное, по его мнению, преисподняя, это очень глубоко. Иначе она не могла бы стать мерилом Божьей глубины. И второе, все же, говоря о преисподней, этот человек использовал не ужас, не страх, не муки грешников, не огонь, а именно глубину. Да, это опять ни о чем не говорит. Или все же, говорит. А? Оставим пока.

Далее перед нами опять речь Иова. И он спорит с Богом, говоря, что человеческий век и так короток. Зачем Бог еще его наказывает. Он говорит, что даже у дерева есть надежда на то, что оно оживет, когда появится вода. А человек просто исчезает. Да, по всей видимости, Иов ничего не знает о воскресении.  Но вот, что он говорит  дальше:

12 так человек ляжет и не станет; до скончания неба он не пробудится и не воспрянет от сна своего.
13 О, если бы Ты в преисподней сокрыл меня и укрывал меня, пока пройдет гнев Твой, положил мне срок и потом вспомнил обо мне!
(Иов.14:12,13)

Смотрите, о чем мечтает этот несчастный! Он желал бы, чтобы Бог спрятал его от Своего гнева. Но где бы Он его спрятал? И вот, мы читаем, что Иов мечтал бы, чтобы от Своего гнева Бог спрятал его в ПРЕИСПОДНЕЙ!!!  То есть, то, что в нашем сознании является наказанием и выражением высочайшего гнева Бога, здесь Иов воспринимает, как минимум, чем-то более легким, чем этот самый гнев!  Забавно. Иов мечтает о том, что потом Иисус явил для своего народа. Но в устах Иова, это невозможно. Если человек умер, то все. В морг, значит в морг.

А вот еще отрывок. Он особенно любопытен. Он плачет о том, что люди смеются над ним. Считают его грушником. Но на самом деле, они называют белое черным и наоборот. И в своей безысходности и разочаровании он выдает следующее:

13 Если бы я и ожидать стал, то преисподняя — дом мой; во тьме постелю я постель мою;
14 гробу скажу: ты отец мой, червю: ты мать моя и сестра моя.
15 Где же после этого надежда моя? и ожидаемое мною кто увидит?
16 В преисподнюю сойдет она и будет покоиться со мною в прахе.
(Иов.17:13-16)

Да, конечно, можно сказать, что это так Иов описывает огонь мучений. Этот огонь мучений стал его домом. Очень поэтично. Согласен. Но, проблема. Ни огонь, ни мучения нигде не описаны. Описана безысходность. Да. Но про пламя ничего нет. Наоборот. Он говорит о темноте. Именно «во тьме постелю я постель мою». Мало того, находясь в преисподней он как бы обращается ко гробу и к червю. Он сообщает об отсутствии надежды. Но ничего про огонь или  даже про наказание. Он говорит, что его надежда «будет покоиться с ним в прахе». Все время указание на землю, на нахождение в глубинах, в могиле. Но ничего про некое царство Аида или что-то подобное! Никаких бесов там, ни дьявола. Вообще ничего. И снова обращаю внимание на то, что Иов там собирается не мучиться, а «покоиться». Как только он «поздоровается» со своим «новым отцом» и своей «новой матерью и сестрой», тут же и «упокоится».  Вот, в общем-то и все, что ожидает Иов от преисподней.

Давайте посмотрим еще на одно место. Это уже вообще странно! Читаем:

7 Почему беззаконные живут, достигают старости, да и силами крепки?
8 Дети их с ними перед лицем их, и внуки их перед глазами их.
9 Домы их безопасны от страха, и нет жезла Божия на них.
10 Вол их оплодотворяет и не извергает, корова их зачинает и не выкидывает.
11 Как стадо, выпускают они малюток своих, и дети их прыгают.
12 Восклицают под [голос] тимпана и цитры и веселятся при звуках свирели;
13 проводят дни свои в счастьи и мгновенно нисходят в преисподнюю.
14 А между тем они говорят Богу: отойди от нас, не хотим мы знать путей Твоих!
(Иов.21:7-14)

Если вы прочитали внимательно, то, возможно, заметили, с каким чувством несправедливости сказаны эти слова! Иов возмущен тем, что беззаконные вообще никакого наказания не несут. А вот 13-й стих, если его читать как одно целое со всем отрывком, звучит не как наказание, а как несправедливое благо. Иов возмущен тем, что дети беззаконных так незаслуженно счастливы и так мгновенно, то есть без мучений и страхов оказываются в могиле (шеол или преисподняя). Иов ЗАВИДУЕТ ИМ! Он возмущен! Он буквально говорит: «За что Ты, Господи, им такое благо являешь?!». Под благом здесь понимается быстрый уход в ад. Нормально?

Вот еще речь Иова о грешниках и воздаянии им:

14 С рассветом встает убийца, умерщвляет бедного и нищего, а ночью бывает вором.
15 И око прелюбодея ждет сумерков, говоря: ничей глаз не увидит меня, — и закрывает лице.
16 В темноте подкапываются под домы, которые днем они заметили для себя; не знают света.
17 Ибо для них утро — смертная тень, так как они знакомы с ужасами смертной тени.
18 Легок такой на поверхности воды, проклята часть его на земле, и не смотрит он на дорогу садов виноградных.
19 Засуха и жара поглощают снежную воду: так преисподняя — грешников.
20 Пусть забудет его утроба [матери]; пусть лакомится им червь; пусть не остается о нем память; как дерево, пусть сломится беззаконник,
21 который угнетает бездетную, не рождавшую, и вдове не делает добра.
(Иов.24:14-21)

Иов приводи несколько примеров тех, кто ненавидит свет. И вор и прелюбодей ждут тьмы. Днем присматриваются, а ночью начинают творить зло. Он так и говорит: «… не знают света». Более того, с точки зрения Иова, для этих беззаконных рассвет подобен смертной казни.  А смертная тень – их лучший друг. Иов удивляется, что такие люди не тонут (легок такой на поверхности воды). Такие люди даже не смотрят в сторону честного заработка (не смотрит он на дорогу садов виноградных). И опять. Вместо того, чтобы эти люди мучились, они просто поглощаются преисподней. И снова, эта фраза не то, что мы обычно понимаем под не. Это не торжество над грешниками. Иов здесь совсем не радуется. Он опять возмущен! Как так, этих гадов земля так легко поглощает?! И дальше уже звучит проклятие в сторону этих нечестивцев. Но преисподняя с точки зрения Иова – это хорошо! Очень странная позиция, не правда ли?

И вот последний фрагмент, где в книге Иова мы встречаем слово «преисподняя».  Здесь Иов восторгается могуществом Бога. Перед Богом даже Рефаимы трепещут под водами.

5 Рефаимы трепещут под водами, и живущие в них.
6 Преисподняя обнажена пред Ним, и нет покрывала Аваддону.
(Иов.26:5,6)

Если верить Иоанну, то Аваддон – это ангел бездны. Бездна – это океаны и моря.  В данном отрывке, это просто «воды» с ударением на «о».  Рефаимы – это умершие древние великаны или просто умершие. Так вот, по словам Иова, перед Богом трепещут как мертвые Рефаимы, так и все живущие в воде существа. Дальше он говорит фразу, которая призвана показать невозможность скрыться от Его взора. И в устах Иова «Преисподняя» лишена одежды. То есть все, что сокрыто в земных недрах, перед очами Бога просто лежат на поверхности. То есть все, что прикрыто для всех, для Бога как бы «раздето».  И даже ангел бездны, тот, кто, как кажется, скрывается в глубине всех глубин, оказывается «без покрывала».

Я не вижу здесь какого-то явного указания ни на огонь и мучения, ни на их отсутствие. И понятие преисподней здесь так же не раскрывается.  В общем, это все, что касается преисподней в книге Иова.

До встречи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*