Врочем… …или не впрочем?

думаюНе буду долго напоминать, о чем мы читали. Времени прошло не так много. Сразу обращусь к тексту.

27 Впрочем, помазание, которое вы получили от Него, в вас пребывает, и вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас; но как самое сие помазание учит вас всему, и оно истинно и неложно, то, чему оно научило вас, в том пребывайте.
28 Итак, дети, пребывайте в Нем, чтобы, когда Он явится, иметь нам дерзновение и не постыдиться пред Ним в пришествие Его.
29 Если вы знаете, что Он праведник, знайте и то, что всякий, делающий правду, рожден от Него.
(1Иоан.2:27-29)

Здесь вот какое дело. Видите ли, переводчики синода нам предлагают 27-й стих начать со слова «впрочем», как бы, не все так плохо. Ведь у ребят, все-таки, что-то есть. Точно такое же «впрочем» начинает стих 20. Но, давайте посмотрим, что здесь написано в греческом источнике.

Вот те, на! Там нет никакого «впрочем». Там есть «и вы», или «а вы».  Точно так же дело обстоит и с 27м стихом. Но, может быть можно по смыслу перевести это «а вы» словом «впрочем»?  Но, чтобы перевести по смыслу, надо этот смысл понимать. А как раз с этим у переводчиков не все в порядке. В общем и целом, они и не обязаны все понимать. Для этого у них есть консультанты — теологи. Вот они то и делают здесь погоду.

Очень забавно выглядит перевод МБО (Международное Библейское Общество). Они решили вопрос самым простым способом. Они проигнорировали это выражение. Нет выражения, нет проблем. Класс!!! Но, выражение есть. И от него никуда не денешься.

Переводчики РБО поступили гораздо честнее. Они, все же, попытались предложить свой вариант понимания текста. Если посмотреть на все переводы этого текста, мы не найдем какой-то единой позиции. А это говорит о простой вещи. Переводчики не понимают сути выражения и не могут понять, зачем здесь стоит это «а вы» или «и вы».

Однако у нас есть нечто похожее в Писании. И, как ни странно, это находится в Ветхом Завете и сказано пророком Асафом. О чем я говорю?

1 Псалом Асафа. Как благ Бог к Израилю, к чистым сердцем!
2 А я — едва не пошатнулись ноги мои, едва не поскользнулись стопы мои, —
3 я позавидовал безумным, видя благоденствие нечестивых,
(Пс.72:1-3)

Здесь Асаф восклицает о благости Божьей. И  на фоне этой благости стыдится своих мыслей. И вот этот стыд звучит в выражении, которое переведено для нас как «А я». «Бог так благ, а я позавидовал безумным». Вот истина, и вот глубина падения. И вот эта граница между святостью и гадостью звучит в устах псалмопевца как «А я».

И вот, мы в 20м и 27м стихах, в греческом тексте находим выражение «а вы». И вот в этом «а вы» я вижу  нечто подобное. Только Асаф стыдился своих мыслей, а апостол пристыжает мысли тех, кто говорит, что у него есть помазание.

Но вот этого понимания для прочтения приведенных стихов не достаточно. Иоанн – писатель со сложным стилем. Он поэт. Он писал самым на то время сложным и модным стилем – хиазмом. Таким слогом могли похвастаться не многие. Его обороты речи ничуть не проще Павловых. Разница только в том, что Павел по складу ума ученый, а Иоанн – поэт.

И вот, как строит свою мысль апостол в данном послании. Сначала он на элементарных вещах доказывает, что христиане малой Азии заблудились. Он предлагает им такие доказательства, которые не позволят им бросаться цитатами из Писаний или защищаться мудреными высказываниями. Затем, когда, по его мнению, читатель созрел, он указывает на настоящую ложь, в которую христиан заставили верить.  Все это показывает на их беспомощность перед ложью. И при этом они позволяют себе говорить о себе, как о людях, имеющих настоящее помазание от Христа.

И когда он убеждает их, что учителя, за которыми они пошли – лжецы, он снова цитирует их убеждение: «помазание, которое вы получили от Него, в вас пребывает, и вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас…». Это не подтверждение их веры. Это повторение их собственных слов, которые на фоне предыдущих утверждений апостола звучат обличением.  На самом деле, если читатель понял всю свою глупость, ему это утверждение уже совсем не хочется слышать. Но читатель должен запомнить это неприятное чувство того, как твои глупости становятся видны в свете истины еще кому-то кроме тебя.

И апостол не щадит читателей. Он снова и снова цитирует их глупость. Наверное, если бы это было не послание, а Иоанн стоял бы перед ними вживую, они уже кричали бы в мольбе к  нему, чтобы он перестал наступать на больную мозоль. Но, как я уже сказал, Иоанн далек от жалости. Потому что речь не о простом проступке. Речь о гибели церкви, о потерянных душах, о неспасенных жизнях, о смертях, которые произойдут по причине их глупости. Скажу так. Все современные болезни и беды происходят только от того, что когда-то две тысячи лет назад, христиане не встали в пролом, а пошли за ложью. Вот потому и стали пропадать чудеса. А потом многие поверили, что эти чудеса были только для апостолов.

Итак, Иоанн не собирался их щадить. Они должны почувствовать тяжесть своей вины. Чтобы потом больше никогда не отходить от истины. Но дальше, как кажется, текст уже не противоречит идеям малоазийских христиан. И возникает справедливое недопонимание. Иоанн. Как же так? Кстати именно по этой причине переводчики оказываются в тупике при переводе этого текста. Но, напоминаю, Иоанн – поэт. И он использует богатую палитру приемов владения словом.  Я имею в виду вот этот текст, который является прямым продолжением предыдущего:

… но как самое сие помазание учит вас всему, и оно истинно и неложно, то, чему оно научило вас, в том пребывайте.
(1Иоан.2:27)

Этот текст, наверное, самый сложный в послании для восприятия. В нем одновременно звучит и обличение и некоторая издевка, параллельно с таким приемом, когда убеждающий допускает глупость и потом, опираясь на нее, предлагает убеждаемому взглянуть на слова убеждающего с его же, убеждаемого, позиции. Во как загнул. Не пугайтесь. Сейчас разложу все по полочкам.

Итак, вот о чем я говорю. Если я предполагаю, что мое слово не очень воспринято слушающим, то я могу повлиять на человека так. Я сделаю на время допущение, что утверждение оппонента истинно. Повторяю, только на время. Это нужно для дела. И вот, я говорю, что-то вроде этого: «Хорошо, пусть ты прав. Пусть ты действительно имеешь настоящее помазание от Святого. Тогда ты согласен, что настоящее помазание от Святого не может учить лжи, правда?». Конечно же, оппонент согласится с моим утверждением. Он же не может сказать, что помазание от Святого учит его обману. Итак, я продолжаю: «Хорошо. Так как помазание от Святого истинно и не ложно, то почему бы тебе не оставаться в нем?».

Вот это «пребывайте» или «оставайтесь» мы уже разбирали. Т.е. это не периодическое то вхождение, то выхождение из Него, но постоянное. Почему я такое предлагаю. Потому что, как мы уже обсуждали, в этом помазании ты ничего другого, как любить братьев, не сможешь. Итак: «Допустим, у тебя есть это помазание. Но почему тогда ты постоянно из него выбираешься? Почему закрываешь сердце от нуждающегося в твоей помощи, о чем мы читали ранее? Почему отвергаешь апостолов? Ведь апостолы тоже братья!»

И, знаете, что я думаю. Вот этого довода уже достаточно для того, чтобы поставить точку в деле убеждения. И, похоже, апостол заканчивает бить, снова вспоминая о том, что перед ним не просто виновники, перед ним возлюбленные дети. И теперь, кажется, они уже готовы воспринимать его серьезно.  Апостол, выдохнув, подводит промежуточный итог всему сказанному ранее:

28 Итак, дети, пребывайте в Нем, чтобы, когда Он явится, иметь нам дерзновение и не постыдиться пред Ним в пришествие Его.
29 Если вы знаете, что Он праведник, знайте и то, что всякий, делающий правду, рожден от Него.
(1Иоан.2:28,29)

Итак (или «так вот»), если у вас есть помазание, пребывайте в нем.  Действительно, если бы оно было, то единственным советом будет – пребывать в нем. В синодальном переводе нам предлагают перевести местоимение «в Нем» с заглавной буквы. Переводчик считает, что речь об Иисусе. Возможно это верно. Но я здесь вижу прямую параллель с предыдущим  местоимением в конце стиха 27. В синодальном переводе это не так заметно, по причине иного построения предложения. А в греческом это видно очень даже ярко. Судите сами. Вот часть текста, о которой я говорю: «…оставайтесь в нем. И ныне, дети, оставайтесь в нем, чтобы…».

Как мы видим, эти «оставайтесь в нем» находятся буквально рядом и полностью идентичны. И в нормальной речи никакого сомнения не было бы у слушающего, что речь идет именно об этом помазании.  Но вот дальше все становится на свои места. И снова мы чувствуем боль Иоанна, его неуемную скорбь по тому, как его дети впадают в заблуждение и не желают слышать слова истины.

В синодальном переводе нам предлагают такой текст: «… чтобы, когда Он явится, иметь нам дерзновение и не постыдиться перед Ним в пришествие Его». Но давайте посмотрим, что же нам перевели таким текстом? Вот подстрочник:

… чтобы, если явится (будет явлен) получили (удержали) смелость, а не находились в стыде от Него в Его присутствии (пришествии).
(1Иоан.2:28б)

Во-первых, заметили ли вы слово «если». Его несправедливо проигнорировали переводчики. Это слово игнорируют и переводчики МБО.  Вот я посмотрел текст РБО, там та же история. Три варианта текста у меня перед глазами и во всех вариантах переводчики как сговорились!  Но, как же так? Ведь здесь есть это «если». А причина такого «сговора» проста до банальности. Дело в том, что все переводчики, как древнего Синода, так и современных Библейских Обществ верят в одно единственное пришествие. Это пришествие в конце времен. И никак не могут взять в толк, что Иоанн может говорить о каком-то ином пришествии. А раз есть только одно пришествие, и оно, вроде бы, гарантировано, то какое «если» может здесь быть? Видимо Иоанн имел что-то другое, либо в самом начале переписываний это слово получило место в тексте и дальше вошло во все копии.

Но, как я уже сказал, речь здесь не о том пришествии, в которое верят все достойные мужи слова. Речь идет все о том же «обещанном от Отца явлении Иисуса. Это пришествие произошло в день пятидесятницы. Иисус был явлен апостолам. И это пришествие обещано каждому, если… Как видите, здесь уже есть это «если». Это пришествие обещано, если мы будем пребывать в Боге и в Иисусе. Для этого нужно не много – сохранять чистоту Христова учения. О чем мы говорили не так давно.

Так вот, Иоанн не зря использует именно здесь свое «если». Потому что, на самом деле у детей нет никакого помазания. Отсюда и полные сомнения слова Иоанна. Иоанн не может полностью гарантировать нежелание Иисуса явиться им. Поэтому, если Он захочет, все же, дать им жизнь вечную и явится для этого, тогда им надо быть достаточно смелыми, чтобы не пасть перед ним в стыде и раскаянии за свои действия.

Не уверен, что объяснил достаточно понятно. Ведь, если мне это ясно, не значит, что это же будет ясно кому-то другому. Но, могу надеяться.

Так вот, если все же Иисус захочет прийти к ним и наделить их жизнью вечной, т.е. дать им Царство, тогда им нужно как-то подготовиться. Ведь им не захочется оказаться в стыде. Значит им надо постараться пребывать в том «помазании» о котором они говорят. Ведь, почему-то они из него постоянно выскакивают. И, наконец, Иоанн завершает свою мысль так:

Если вы знаете, что Он праведник, знайте и то, что всякий, делающий правду, рожден от Него.
(1Иоан.2:29)

Итак, христиане, судя по всему, хоть и говорят о каком-то помазании от Святого, не могут объяснить, почему они в нем не пребывают. Потому что их дела далеки от того, что с ними было бы, будь у них это помазание на самом деле. Поэтому они должны, чтобы больше никогда не нести глупость про помазание, знать одно – если Он праведник, то всякий, кто рожден от него, делает точно то же самое, что и Он, т.е. правду.  Дело в том, что Христово помазание и является тем, что называется рождением. Это не разные вещи. Это совершенно одно и то же. Если же речь идет о каком-то внешнем помазании. То это не о Новом Завете, а о Ветхом.

Вот это последнее предложение важно правильно читать. Мы, как люди мыслящие и говорящие по-русски, воспринимаем его так. Если я вижу человека, который делает правду, значит, он рожден от Иисуса.  Но в действительности это предложение несет другой посыл. Только тот, кто делает правду рожден от Него.  Т.е. суть не в том, чтобы узнать, кто же из окружающих рожден от Иисуса. Суть в том, что если я говорю, что рожден от него, то это проверяется просто. Делаю правду? Рожден. Не делаю? Не рожден. А всякие то нахожусь в помазании, то НЕ нахожусь, это чушь. Есть помазание, значит есть реальное ПОСТОЯННОЕ поведение, соответствующее Духу.

Кстати, речь не идет об идеальном поведении. Потому что и Иоанн не об этом говорит. Есть четкая разница между «деланием» греха и согрешением. Делать грех, то же самое, что планировать, создавать, взращивать, готовить. Это дело целенаправленное. Это соответствует природе грешника. Он иначе не может. Согрешать, значит делать то, чего ты не хочешь, не планируешь, ненавидишь.

Мне очень нравится ситуация, которая произошла между Петром и Павлом в свое время. Мы помним, что Павел упоминает ситуацию, где Петр лукавил, когда иудеи пришли в церковь. И Павел обличил Петра. Сам Павел не говорит нам, чем это все закончилось. Но вот что мы видим. Как только Павел оказывается в заключении, заботу и попечение о церквях, курируемых Павлом, берет на себя Петр. А это совсем не те церкви, что сегодня. Сегодня на церквях можно заработать. Иногда даже озолотиться. Тогда можно было только попасть на плаху. Это значит, что Петр внял обличению Павла. Он согласился с ним. И то, что Петр потом взял на себя его церкви, говорит даже о возможной благодарности Петра перед Павлом за тот инцидент. Петр согрешил, но с радостью принял обличение. Это совсем ненормально для обычного человека. Но совершенно естественно для того, у кого есть настоящее помазание от Святого.

Врочем… …или не впрочем?: 2 комментария

  1. Читаю головой, а внутри в груди все ликует, что-то крутится так хочет разорваться. И я сижу и балдею. Сурер!!! Супер!!!!Супер!!!! И большое спасибо!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.