А о чем Я вам говорю с самого начала?

думаюПрошлый день был последним днем Кущей. И вот следующий день после праздника. Иисус снова   в Храме. Вокруг него множество народа. Иисус учит их. К нему приводят женщину, пойманную в прелюбодеянии. Эта история нам известна. Как только приводят женщину, Иисус опускает лицо и не обращает на говорящих внимания. Вообще-то это яркое выражение неуважения к тем, кто пришел к Нему. Финал истории мы знаем. И вот, когда расходятся те, кто привел женщину, Иисус продолжает учить. И первое, что Он говорит, явно продиктовано только что произошедшим. 

12 Опять говорил Иисус [к народу] и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.
(Иоан.8:12)

Явно ссылаясь на великолепное освобождение девушки от гибели, называет это «светом». Девушка была во тьме смертной опасности, а теперь эта тьма снята. Наступил свет. В этой истории фарисеи, само собой, оказались в роли служителей тьмы. Конечно же они не могли этого снести. И вот их реакция.

13 Тогда фарисеи сказали Ему: Ты Сам о Себе свидетельствуешь, свидетельство Твое не истинно.
(Иоан.8:13)

И дальше начинается длинная речь Иисуса вперемешку с разными высказываниями слушающих.  Попробуем посмотреть внимательнее на слова Спасителя.

14 Иисус сказал им в ответ: если Я и Сам о Себе свидетельствую, свидетельство Мое истинно; потому что Я знаю, откуда пришел и куда иду; а вы не знаете, откуда Я и куда иду.
(Иоан.8:14)

Итак, Иисус говорит, что Его свидетельство самое что ни на есть истинное уже по той причине, что Он знает «откуда пришел и куда идет». Суть этого заключается в том факте, что правда не зависит от количества свидетелей. Правда есть правда. И если ты говоришь правду, сколько бы у тебя ни было свидетелей, она от этого ложью не станет. В противовес Иисусу фарисеи правды не знают. Отсюда, они не могут знать, истинны слова Иисуса или нет. Чтобы им в этом разобраться, им нужно воспользоваться Законом. А в Законе сказано, что свидетельство двоих можно считать правдой. Итак, Иисус знает, что все сказанное Им полная правда (истина). Потому что он точно знает, откуда Он пришел, и, соответственно, куда уходит. Чего, конечно же, желающие Его судить фарисеи, знать никак не могут.

Итак, фарисеи, вместо того, чтобы стараться понять, истинны ли слова Иисуса или нет, они используют Закон совсем не для этого, но для обвинения.  Правила в Законе даны не для осуждения, а для выявления правды. Они же используют его в данный момент с совершенно конкретной целью, и она вовсе не в поисках истины. Что это значит? Это значит, что они уже давно для себя решили, истинны Иисусовы слова или нет. И их не интересует ничего более. У них одна цель, обвинить. Не разобраться, не понять, а обвинить. Такую позицию занимает только тот человек, который управляем плотью. Власть греха заставила этих людей сделать свое решение и искать возможности убить Учителя.

Итак, фарисеи, по сути дела, не ищут ответа, они уже все решили, а Закон нужен лишь для доказательства их «правды». Другими словами, они уже осудили. Заранее. Руководимы они были плотью. Вот почему Иисус сказал, что они судят по плоти.

15 Вы судите по плоти; Я не сужу никого.
(Иоан.8:15)

Иисус же не повинуется плоти. Так что она не может заставить Его вынести приговор фарисеям только потому, что они ей (плоти) не нравятся.  Поэтому, хоть плоть и желает судить, Иисус свободен от ее влияния. У Иисуса другая цель. Он спасает. А если же на пути Его спасения встречаются враги, тогда уже не плоть, а Его Дух, жаждущий спасти погибшее, восстает на противника. Вот такой суд – праведный или истинный. Получается, что если фарисеи только и делают, что судят, то Иисуса нужно вынудить к суду. Но даже в этом случае, Его суд совершенно справедлив (истинен).

16 А если и сужу Я, то суд Мой истинен, потому что Я не один, но Я и Отец, пославший Меня.
17 А и в законе вашем написано, что двух человек свидетельство истинно.
(Иоан.8:16,17)

И тут Иисус говорит очередную непонятную фарисеям вещь. В очередной раз Иисус говорит настоящую правду, независимую от мнения и понимания фарисеев. Да и не только фарисеев. Иначе говоря, Иисус здесь заявляет, что Его суд праведен не только потому, что он продиктован правдой, но еще и потому, что Он не один. Он и говорит: «Я не один, но Я и Отец, пославший Меня».

Но вот проблема. Где фарисеи должны увидеть вторую личность? В суде все просто. Вот перед судьей стоят два человека. Их можно видеть, осязать и слышать. Они имеют совершенно определенные очертания. Их можно назвать по имени и т.д. И тут перед ними Один Иисус. Где второй Свидетель?

18 Я Сам свидетельствую о Себе, и свидетельствует о Мне Отец, пославший Меня.
(Иоан.8:18)

Точно такой же вопрос задали Иисусу и фарисеи? Иначе говоря: «Тебя, Иисус, видим, а вот Твоего Отца нет. Где Он?».

19 Тогда сказали Ему: где Твой Отец? Иисус отвечал: вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего; если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего.
(Иоан.8:19)

Нет, ну действительно. А как бы вы отреагировали? Вот перед вами какой-то проповедник. Вы на братском собрании постановили, что он враг церкви. Основали это местами из Писания. И постановили либо перевоспитать зарвавшегося самозванца, либо изолировать от церквей вашего подчинения. И вот он перед вами, заявляет, что он не один. Что прямо перед вами стоят два человека – он и его отец. Как бы вы отреагировали на такое заявление? Во-первых, думаю, вы бы реагировали с некоторой иронией на эти заявления. Про себя проговаривая что-то вроде: «Ну, ну, расскажи нам, а мы послушаем». Вы внимательно разглядываете наглеца. И не можете взять в толк, откуда такие нахалы берутся. Как у них язык поворачивается говорить что-то подобное. А вам, как ответственному человеку нужно постоянно быть начеку, защищать церковь от этих горе учителей. В общем и целом, любые доводы этого парня, скорее всего, пролетели бы мимо вашего понимания.

Однако, вернемся к Иисусу. Конечно же, Он прекрасно понимает всю безрезультатность этого общения. Нет никакого смысла объяснять фарисеям все подробно. И Учитель говорит кратко и по сути. А суть вот в чем. Их вопрос о месте нахождения Его Отца ясно открывает их проблему. А их проблема кроется в простой вещи. Они так судят об Иисусе потому, что они Его не знают. Имеется в виду, не знают Его сердца. Не знают Его мотивов. Все, что они знают, это то, что перед ними сын плотника, который что-то может делать, и потому возомнил о себе невесть что. Они думают, что Он пришел сюда из Назарета, родом из бедной семьи. И никак не могут допустить, что Его Отец Тот самый Бог, который вывел их праотцов из Египта.

Но для нас не это самое интересное. Ведь мы все это и так понимаем. В словах Иисуса есть иное. Он говорит, что Его Отец прямо в момент речи находится с Ним. И не только находится, но и свидетельствует. А второе важное заявление в том, что их «слепота» заключается не в том, что они не знают Бога. А в том, что они не знают Иисуса. Потому что, если бы они знали Иисуса, то знали бы и Бога – Отца Иисуса.

В этой короткой фразе есть нечто важное. Чтобы осознать это, повторю. Не проблема, если ты не знаешь Бога. Проблема, если ты не знаешь Иисуса. Хочешь узнать Бога, узнай Его Сына. Будешь знать Сына, будешь знать Отца. И здесь нам приоткрывается единство Отца и Сына. Т.е. Сын – фактически идентичен Отцу. А тот факт, что Отец присутствует прямо перед фарисеями вместе с  Сыном, говорит не просто об идентичности. Но о том, что потом Иисус назовет «Отец во Мне и Я в Нем».

Чего стоит в конце служения ответ Иисуса на просьбу Филиппа показать им Отца: «столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп?». (Иоан.14:9)

По сути дела, Иисус предлагает позже ученикам точно такую же «схему». Иисус таков потому, что в Нем живет Отец. Ученики таковы, потому что в них живет Иисус. Так что каждый ученик Иисуса имеет право сказать новому Филиппу: «столько времени я с тобой, и ты не знаешь меня?».

Вернусь к разговору с фарисеями. Итак, если бы они знали Иисуса, съели бы с Ним «пуд соли», ночевали бы у костра, освобождали бы людей от немощи, да мало ли чего еще. Если бы они познали Иисуса с этой стороны. Если бы взглянули на Него не как на очередного религиозного деятеля, или на сына плотника. Но увидели бы Его внутренний мир. То они увидели бы там Бога сотворившего Небо и Землю. Если бы они проследили Его мысли, то они обнаружили бы, что это мысли Создателя. Сейчас очень модно снимать разные мистические фильмы, где люди меняются телами. И герою требуется какое-то время для доказательства того, что в чужом теле находится именно он. И когда его друг обнаруживает в чужом теле своего товарища, происходит переворот в сознании. Здесь мы имеем Сына плотника, устами которого говорит Давший Моисею скрижали. При этом удивительным образом прямо тут же присутствует и Сам Сын плотника. И в этом «дуэте» нет конфликта. Творец не изгнал Сына Человеческого из тела, но Сын Человеческий принял на себя владычество Творца, подчинился Ему и счастлив служить. И вот, тот, что рожден от Творца и тот, что рожден от человека, находятся сразу в одном теле. И это уже двое, а не один. Но откуда это могут узнать фарисеи. Ведь они уже давно решили погубить этого странного Иисуса.

20 Сии слова говорил Иисус у сокровищницы, когда учил в храме; и никто не взял Его, потому что еще не пришел час Его.
(Иоан.8:20)

Этот стих любопытен тем, что открывает нам истинную причину событий. Мы склонны думать, что происходящее зависит от того, что мы сделали или не сделали. Читая о делах Иисуса, мы часто полагаем, что глобальные вещи с Ним происходили по причине Его поведения. Однако Иоанн четко заявляет, что на самом деле, например то, что он еще не схвачен, зависело не от Его лояльности или вызывающего поведения, но от «часа». И это делает Его свободным. Потому что будет ли Он груб с фарисеями или ласков, будет то, что должно быть. Но когда наступит этот «некий час», независимо от Его дипломатических стараний, Он будет схвачен.

Но, не забываем. У Иисуса осталось не так много времени. Еще немного и у людей уже не будет шанса сесть рядом с Учителем и расставить все точки над «и». Еще есть время, еще можно обратиться и получить наставление. Но это время неумолимо движется к завершению. И чем ближе к финалу, тем меньше шансов застать Учителя в теле. И если они будут продолжать искать Его погибели, они свое время упустят. Почему?

21 Опять сказал им Иисус: Я отхожу, и будете искать Меня, и умрете во грехе вашем. Куда Я иду, [туда] вы не можете придти.
(Иоан.8:21)

Сейчас есть время. Завтра Учителя распнут. И, если ты опомнишься и покаешься, то начнешь искать Его, но, как ни прискорбно, умрешь в своих грехах. Почему? Потому что «туда вы не можете прийти».  Прямо здесь Иисус не раскрывает нам, как быть тем, кто родился после. Ведь мы не застали Его в теле. И мы сегодня ищем Его. И, даже утверждаем, что нашли! Хотя… Иисус же не может говорить неправду. Если Он сказал, что будете искать и умрете в грехах, значит так и есть. Если Он объявил, что мы не найдем, значит не найдем. И действительно, все это звучит крайне фатально. Но, повторяю, ответ Иисус дает в других местах. Здесь же он говорит с фарисеями, объявляя им Свой приговор. Либо они прямо сейчас или в ближайшее время пока Иисус жив, обратятся, либо Он за их спасение не даст и ломаного гроша. Но, до них не доходит. Вместо осознания, они веселятся. Им весело. Они думают, что слова Иисуса не серьезны.

22 Тут Иудеи говорили: неужели Он убьет Сам Себя, что говорит: «куда Я иду, вы не можете придти»?
(Иоан.8:22)

Но Иисус не веселится. Он серьезен. Он понимает всю гибельность их веселия и глупости. И вот как Он объясняет, почему люди не могут найти Иисуса, даже если они будут искать его всю жизнь.

23 Он сказал им: вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира.
24 Потому Я и сказал вам, что вы умрете во грехах ваших; ибо если не уверуете, что это Я (если не уверуете прямо сейчас. Мое примечание), то умрете во грехах ваших.
(Иоан.8:23-24)

Его объяснение снова поражает лаконичностью. Мы не можем Его найти ни при каких обстоятельствах по простой причине. Потому, что Он «от вышних», а мы «от мира сего». По-русски это значит: «Рожденный ползать летать не может». Чтобы летать, человеку нужно родиться с крыльями. Поэтому, пока не поздно им нужно поверить Иисусу, что это Он.  Ой, а что значит это «что это Я»? Греческий текст можно перевести как «что это Я и есть». И тут нам нужно вспомнить начало разговора. А в начале разговора Он сказал: «Я свет Миру».

25 Тогда сказали Ему: кто же Ты? Иисус сказал им: от начала Сущий, как и говорю вам.
(Иоан.8:25)

Здесь снова надо вмешаться. Дело в том, что студенты, переводящие по приказу своих профессоров тексты Библии, разосланные по институтам и академиям Священным Синодом, почему-то очень любят слово «Сущий». И профессура ничего в этом зазорного не увидела. А беда в том, что во времена Иисуса такой термин просто не мог быть. Этот термин чисто философски, появился гораздо позже написания Нового Завета. И придуман он Фомой Аквинским только в 13-м веке. Однако в переводах этот термин пихают без зазрения совести. То же самое касается и знаменитого диалога Моисея с Богом в неопалимой купине. Если помните, там, на вопрос об имени Бога, Он отвечает: «Я есмь Сущий».

Так что же на самом деле записано в исходном тексте? А исходный текст можно перевести так (это не подстрочный перевод):

25 Итак, Ему сказали: «Так кто же Ты?». Иисус сказал им: «А о чем Я вам говорю с самого начала?».
(Иоан.8:25)

Вопреки соблазну выдать этот текст за объявление Себя Богом, Иисус лишь отсылает их к началу разговора, где Он сказал: «Я свет Миру». Т.е. эту часть диалога можно перефразировать так.

— Ну так кто же Ты?
— Что спрашиваете, Я же с самого начала разговора уже сказал, кто Я.

(Продолжение следует.)

А о чем Я вам говорю с самого начала?: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*