Немного о молитве

думаюКак-то так получилось, что многие вещи воспринимаются как аксиомы. Достаточно сказать – молитва, и сразу все хором повторяют – это разговор с Богом.  И новообращенные христиане свято поверив этому утверждению начинают учиться разговаривать с Творцом. Однако, попадая в молитвенный дом, встречаются с необъяснимыми вещами. И тогда возникает масса вопросов. Например, если молитва, это разговор с Богом, то, как можно разговаривать хором?  И еще более непонятно, как можно разговаривать на языках, которых сам не понимаешь? И тогда слово «разговор» несколько размывается. Утверждение теряет ориентиры, определенность, весомость, авторитет. И, наконец, уже не новообращенный христианин, снова задается тем же вопросом. Так что же такое молитва?

Я думаю, этот вопрос появился не только что. Как современные верующие, так и древние евреи обращались к авторитетным учителям за разъяснениями по данному вопросу. И, конечно же, они получали ответы. Учились на чьих-то примерах, приобретали представление, и… через какое-то время, снова задавали тот же вопрос.

Сегодня, когда мы имеем доступ к греческому тексту, очищенному от массы добавок и максимально приближенному к оригиналу, мы получаем удивительную возможность посмотреть на привычные вещи с непривычного для нас угла. Так мы, вдруг, неожиданно для себя, обнаруживаем, что во многих местах, например, словом «молитва» переведено что-то особенное. Этим словом переводчики обозначили то, что, по сути, мы вряд ли назвали молитвой. По крайней мере не той молитвой, что мы понимаем.

Исследуя Марка, мы нашли, что, говоря о молитве Иисус произносит слово, которое в переводе на греческий (Он говорил на арамейском) значит провозглашение, настойчивая просьба высшего к низшему. И тогда наш мозг, что называется, встает колом.  Он просто отказывается соглашаться с таким словом. Но именно это слово использует Марк. И именно это слово, параллельно с Марком использует переводчик Евангелия от Матфея. Любопытно уже то, что подобное слово, судя по всему, было знакомо древним евреям, но о нем не слышали греки. Так что Марку и всем христианам после него пришлось использовать ими же придуманное слово, которое не встречается у других древних авторов. Поясню, если не поняли. Это слово означает настойчивое требование. Это не прошение, не упрашивание. Это не дергание за полу платья со слезами. Это просьба ВЫСШЕГО к НИЗШЕМУ.  Одно это указывает не на «прошение», а на «вежливое требование».  Хотя одна из частей этого слова подразумевает повышенную громкость. И когда соединяем требование с громкостью, получаем, что-то вроде повеления или приказа.

Я не буду здесь приводить подробное рассмотрение этого слова. Если интересно, обратитесь к моей работе «Евангелие от Марка».

Зачем же я все это сейчас рассказываю. Дело в том, что следующий отрывок связан именно с этой самой молитвой. Повторяю, не той молитвой, что привыкли молиться язычники. И не той молитвой, что привыкли молиться фарисеи. Но особой молитвой, ради обозначения которой апостолам пришлось создавать новое слово в греческом языке. Однако, все по порядку.

Итак, Иисус начал свою первую встречу со «студентами». Он сел на некоторой возвышенности и ученики отдельно от остальных людей расположились рядом. Иисус в восторге предвкушения рассказал будущим апостолам, как Он перестроит Мир их руками. А это значит, что каждый делатель Его дела очень важен для Бога. А это, в свою очередь, означает, что Бог не пожалеет ничего ради поддержки своих людей. И Он гарантирует каждому такому труженику великое воздаяние. Которое превратит любого, даже находящегося в самом страшном и жутком положении человека, в радостного и счастливого. И это воздаяние с натяжкой можно считать некоторым ободрением в трудностях. Некоторая натяжка потому, что слово ободрение не достойно стоять рядом с этим великим воздаянием.

Затем Иисус тратит массу времени на то, чтобы отвратить Своих учеников от всякого рода попыток поступать по Закону. Он убеждает их, что самое правильное и законное, это не жизнь по закону, а созидание добрых взаимоотношений между братьями. Он доказывает, что каждый, кто пытается как-то соответствовать Закону будет лишен той великой награды, о которое Иисус сказал в начале.

Когда Он закончил с разными проявлениями законничества, Иисус перешел к родственной сфере. Это брат близнец Закона – жизнь напоказ. Там где действует Закон, всегда есть этот «брат». И Учитель приводит в качестве примера творение «милостыни», что мало соответствует тем подачкам, что мы привыкли давать в переходах. Потому что милостыня подразумевает полноценную помощь. И вот эта помощь очень часто используется для отвода глаз. Чтобы не осудили, а еще лучше, чтобы похвалили. Так вот. В противовес этому Иисус заявил, что как только ты получил похвалу за свое доброе дело, ты потерял право на то самое великое воздаяние, о котором говорил Иисус в начале.

Следующий текст так же связан с этим «братом близнецом», т.е. жизнью напоказ. Давайте прочтем и его:

5 И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
6 Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
7 А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны;
8 не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него.
(Матф.6:5-8)

Это не весь текст о молитве. Но, пока, достаточно. Итак, как я уже сказал, здесь словом «молишься» так же использовано то «хитрое» слово, которое не означает упрашивание низшим высшего, но просьбу ВЫСШЕГО к НИЗШЕМУ. То есть, тот, кто молится, по отношению к тому, кому молится, высший. А тот, кому молятся, по отношению к тому, кто молится – низший. И, как я сказал, наш отформатированный мозг отказывается переваривать эту информацию. Но, давайте пока отложим этот анализ на потом, а обратимся к самому тексту.

Итак, Иисус говорит: «И, когда молишься…». Давайте представим себе следующее. Перед Иисусом сидят молодые (в смысле новые) ученики. Они еще ничего не понимают. Они даже не совсем уразумели то, что Иисус сказал перед этим. Они вышли из обычных еврейских семей. По большей части из небогатых семей. Они, конечно, слышали и о молитвах и постах. Какое у них представление о всем этом?

Какое представление о молитве может быть у простого рыбака? Еврейского рыбака? Еврейский рыбак с детства слышал о Моисее, Адаме и Еве, о Давиде и Соломоне. Они знают о них прекрасно. Они знают о пророках. Они знают, что все эти люди общались с Богом. Они знают, что все они молились. Они знают слово «молитва». Но из уст Иисуса они слышат что-то странное. С одной стороны, вроде бы это слово похоже на знакомое слово «молитва». Но с другой стороны, в нем есть какая-то странность.  Вряд ли они сразу уловили суть. Но что-то в Его слове «молитва» было не привычно.

Вот попадает этот текст еврею. Я имею в виду текст Евангелия от Матфея. Вот он читает и доходит до слова «молитва». И так же спотыкается о странное построение этого слова. Вроде бы оно обычное, но обставлено (скажу русским языком) такими предлогами и суффиксами, что уже и не оно совсем. И в этом странном слове есть какой-то намек, но его еще следует понять.

Как это обычно бывает, среднестатистический читатель, сначала просто пробегает это непонятное слово и читает дальше. Оставив его на потом. Может позже спросит у местного раввина, что оно значит.

Итак, Иисус обращается к простым евреям. А простой еврей, если использовать обычное понимание слова «молитва», молится трижды в день. Утром в обед и вечером. Это традиция, это сидит в крови древнего еврея.

Иногда можно обнаружить на улицах Москвы сегодня следующую картину. В определенное время вы видите бегущего человека арабской внешности. Он бежит, торопится, и вдруг, кидает коврик, который нес в руках, где-нибудь на газон, садится и начинает молитву. Некоторые уже знают. Он не успел на молитву. И, чтобы его бог не покарал его, он исполняет свой долг прямо там, где оказался.

Что-то подобное было у евреев времен Иисуса. В определенное время все евреи располагались лицом к Храму и начинали молитву. Кто-то специально шел в храм, кто-то делал это оставаясь дома. Это делали все. И вот Иисус говорит простую фразу : «И, когда молишься,…». Эта фраза звучит так естественно, что сразу понятно, что данное действие естественно для всех, слушающих Иисуса. Действительно, они это делают несколько раз в день, независимо от возраста, убеждений, и т.д. То есть, молятся все, кто сидит перед Иисусом. Сегодня не так. Многие из нас молится то начинают лишь после встречи со Христом. И то, молятся не постоянно, в зависимости от настроения. Поэтому нам не сразу понятны слова Иисуса. Ученики же Спасителя делали это всегда, постоянно, привычно. Это они делали так же, как мы сегодня чистим зубы утром, моем руки перед едой и т.д. Читаем дальше.

Итак, когда в следующий раз ученики будут молиться (слово «молитва» звучит как то странно, но пока это пробегается мимо), то: «…не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми». Тут надо понять вот что. Только что я рассказал, как опаздывающий араб бросил коврик на газон и начал молиться. Почему он это делал тут? Потому, что он опоздал. Он не успел добежать до места, где бы ему никто не мешал. Туда, куда собираются все остальные мусульмане.

Почему древние евреи молятся на углах? Формально они имеют на это право. Ты можешь молиться где угодно. И, конечно же, тебе не обязательно в это время находиться в Храме. Тебе достаточно повернуться в Его сторону. Представляете себе, если бы все до одного стремились бы в Храм в час молитвы? Думаю, это хорошая идея, молиться где хочешь. Так вот, совершенно нормально, если ты перед этим был на рынке. Покупал сметанку, мяско, молочко, огурчики на ужин. А время подошло к молитвенному часу. Ты совершенно спокойно ставишь сумку на землю и начинаешь молитву.

Но, дело в том, что каждый еврей молится по-своему. У одного молитва короткая. Ну не владеет человека красноречием. У другого она длинная, заковыристая, с музыкальными переливами. Эх! Заслушаешься!

Конечно, тот, кто молится коротко, в глазах остальных – не такой святой, как тот, кто молится долго и красиво. И, оказавшись рядом с таким «певцом молитвы», человек против своего естества пытается как-то потянуть, ну выглядеть не таким уж деревенщиной. Что-то пытается выдать. Изобретает слова, выдумывает предложения. И, омывшись семью потами, сдается. Все, он не такой святой. Куда ему со своими житейскими проблемами да в калашный ряд. А фарисей, человек тренированный. Это его работа. Он профи. Он еще долго будет заливаться, являя собой пример святости и религиозного рвения.

И вот Иисус говорит: «С этого дня, когда будете молиться (т.е. когда окажетесь в подобной ситуации)…

…войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне;…
(Матф.6:6)

И тут мы видим два момента. Первое, не паникуй, если настало время молитвы. Не надо тут же падать на колени. Дойди спокойно до укромного места и там молись. Второе, сделай все возможное, чтобы твою молитву вообще никто не увидел. Имеется в виду посторонние. Прохожие и т.д. Понимаете, чем эта ситуация отличается от молитвы с братьями? Третье, с этого момента ты молишься не Царю. Ты молишься Отцу! И здесь мы обнаруживаем намек на странность в слове, которое сказал Иисус, и которое нам перевели как «молиться». В молитве, что предлагает нам Иисус, нет раба или Царя. В этом диалоге есть сын и Отец. И, вроде бы, сын всегда ниже чем Отец. Но на самом деле, Отец всегда служит своему сыну. Иначе говоря, для Отца, сын всегда выше, чем Он Сам.

Скажите, самый слабый и маленький человек – это грудной ребенок. Если он захочет кушать, склонится ли он в раболепном поклоне перед мамой?  Будет ли подбирать самые изысканные слова, чтобы мама позволила ему прикоснуться своими ничтожными губами ее небесной груди, дабы испить божественного дара, материнское молоко? Что сделает этот малый. Как он обратится к Высшему существу? Он будет ОРАТЬ! Вопить! Кряхтеть! И выказывать все свое недовольство тем, что, почему-то, ему до сих пор не всунули в рот источник жизни! Кто здесь ВЫСШИЙ, а кто НИЗШИЙ? Папы, а вы ощущаете себя ВЫСШИМИ, когда меняете своим НИЗШИМ подгузники? Или, может быть, вы осознаете свою ВЫСОТУ тогда, когда бежите на молочную кухню за новой порцией бутылочек? Все родители в определенное время, более чем когда либо, ярко осознают, кто на самом деле здесь «хозяин».

Но если вырастая ребенок продолжает наглеть, родителям приходится ставить таких детей на место. И даже тогда, когда сын вырос, отношение отца и матери к сыну все равно выражаются в большей заботе о нем, чем его заботе о них. И вот почему в слове «молитва», сказанном Иисуса появляются эти нотки. Вот почему исчезает это раболепие. И мы видим совсем другую молитву. Это иной характер, иные отношения. Все другое. Но, давайте вернемся немного к тексту. Давайте еще раз посмотрим, что Иисус говорит о традиционных «молитвенниках».

5 И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
(Матф.6:5)

Итак, необходимость молится в определенное время, и возможность молиться везде, эти ребята используют для утверждения своего положения. Они собирают награду с людей. И Учитель, памятуя о великой награде, говорит, что они «УЖЕ» получили свою награду. Т.е. им Божья награда не светит. Это значит, что если мы с вами будем молиться похожим образом, мы так же лишимся воздаяния. И знаете что? Часто это становится причиной, почему мы не получаем ответа в молитве.

А каков же результат у тайной молитвы? Поймите правильно, это не просто молитва, которую никто не услышал. Это стиль жизни. Т.е. всегда молись так, чтобы никто не видел и не слышал. В этом случае о тебе будут думать не так хорошо, как ты заслуживаешь. Зато эту заслугу видит Отец. И он включает свое воздаяние.

6 Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
(Матф.6:6)

Понимаете слово «воздаст»? Это греческое слово, которое означает – отдавать, воздавать, платить. И, еще одно. В исходном тексте нет слова «явно». Переводчики или переписчики перестарались. Действительно, какое «явно», если все учение о тайном. Итак, Отец даст воздаяние только тем ученикам, кто несет Его слово. Исполняет Его учение. И поступает так, как Он учит. Кто отказывается от человеческого воздаяния. Будь то одобрение за добрые дела (милостыню), или молитва.

И наконец, говоря о «руладах» фарисеев, Иисус эти «песнопения» называет языческими. И это жесткое обвинение для любого религиозника.

7 А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны;
8 не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него.
(Матф.6:7,8)

Здесь есть интересные слова.

Лишнего(945) – говорить пустое или лишнее.

Многословии (4180) – многословие, словоохотливость, говорливость.

У древних с этими словами полная гармония. Т.е. древние использовали эти слова так же.

Итак, не нужно быть пустословом и заниматься балталогией. Иисус говорит, что эти язычники (!) думают, что так они будут услышаны. И мы видим, что самыми главными язычниками здесь оказываются те, кто себя таковыми не считает – фарисеи. Оказывается, молиться кратко – это единственно правильный подход ! И Иисус поясняет почему. Потому что Отец еще до «прошения» уже все знает.

Иисус нам рисует картину, где любимый сын, обращается к любящему его папе, с просьбой. Причем папа от любви к сыну уже давно знает, что он хочет. И ему лишь хочется услышать подтверждение. Он бы и без просьбы это сделал с радостью. Но, все же, иногда важно, что бы человек сам озвучил свое желание. И любящего отца не нужно уговаривать, он сам ищет способ исполнения. Ему нравится приносить радость любимому сыну. Так какой тогда смысл в тех ветхозаветных молитвах? Или языческих балабольствах?

Итак, не надо с Отцом жить напоказ. Живи для Отца, и Отец получит возможность жить для тебя. Не воруй у Отца право благословить тебя. Сделай отношения такими, чтобы никто не мог в них вставить свою «лепту».

Немного о молитве: 4 комментария

  1. Многие почему то для самообмана любят сравнивать БОГА и своего земного отца!И себя с его детьми будто тут разницы нет!И еще какая разница есть! Если земной отец любят поддакивать из за любви своим чадам то небесный не такой.небесний как запрограммированный, неподкупный. непереумолим.. и коль Его волю(Его решения) sad к себе не знзнаешь и Ему не угоден то разорвись-снисхождения не получишь,Пишут что у Него любимчиков нет…а жизнь часто показывает что как раз они есть! Знаете Ника Вуйччича? Кто за него не молились чтобы отросли конечности?Ни один исцелитель ему так и не смог вымолить-выпросить желаемого!А некоторые даже неверующие от своих болезней после молитв за него мигом или со временем получает исцеление!Вот так я сейчас стал думать после многих харизматических-пятидесятнических-баптистских практик по этому поводу!

  2. Потому что Отец еще до «прошения» уже все знает. Он все знает, нужно просто получить, что я хочу? Не нужно даже говорить или помыслить о том что я желаю сказать?

    • Как я понимаю, Иисус имел в виду лишь одно. Не надо тараторить, не надо постоянно напоминать Богу. Он не забыл, потому что Он знает о нужде еще до твоей молитвы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.