Самая непонятная вещь

думаюПервое, что встречает человек, открывший Новый завет – это родословие. И почти все не понимают, зачем все это тут? Но мало кто не пытался внимательно прочесть его. На память, так же, приходит старый приключенческий фильм, где музейный работник затягивал время для того, чтобы главные герои успели выполнить задание, тем, что с толком и расстановкой пересказывал посетителям именно эту часть Нового Завета. Родословие Иисуса в Евангелии от Матфея. Действительно, очень хороший способ. 

Но мы не в кино. Мы действительно хотим во всем разобраться (если позволит Бог, и живы будем). Итак, родословие. Мы уже знаем, что Евангелие от Матфея написано для евреев и на еврейском языке. Оно было позже кем-то переведено. Если Матфей (будем считать, что именно он автор) писал для евреев, то писал с определенным смыслом.

Для еврея родословие – это что-то вроде лицензии или пагон. Право на священство без родословия невозможно. Ты не можешь быть царем, если в твоем роду не было царей.  А Евангелие – это Благая Весть о Царствии. Так вот, чтобы еврей начал слушать о том, что Иисус – Царь, прежде всего, нужно, чтобы родословие доказывало право на Его царство.  То есть в родословии должен быть хотя бы один царь.  Второе условие – в родословии должен быть праотец всех евреев, Авраам.  Итак, с самого первого стиха мы читаем:

1 Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова.
(Матф.1:1)

Как мы видим, заявка на еврейство и царство по роду сделана с самого начала. Далее начинается перечисление всех родов. Начинает же Матфей не с Бога, как у Луки, а с Авраама. Это и понятно. Раз евангелист обращается к евреям, то и в родословии его интересует именно еврейская часть, т.е. все, что начато с праотца Его народа.  Об этом же пишет и Злотоуст: «Поскольку говорит иудеям, то излишним считает начинать родословие от древнейших родов».

Есть еще одно обстоятельство. Кого-то может в смущение ввести следующий текст:

8 От уз и суда Он был взят; но род Его кто изъяснит? ибо Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь.
(Ис.53:8)

Помните, как этот стих мешал фарисеям?

26 Вот, Он говорит явно, и ничего не говорят Ему: не удостоверились ли начальники, что Он подлинно Христос?
27 Но мы знаем Его, откуда Он; Христос же когда придет, никто не будет знать, откуда Он.
(Иоан.7:26,27)

Не противоречит ли наличие родословия словам Исайи? Нет, не противоречит совсем. Исайя говорит о Божественном роде, которого люди не увидели. А значит и не смогли изъяснить. Здесь же приводится родословие по человеку (знаем откуда Он).

Кроме того, Матфей начинает родословие не совсем так, как ожидается. Действительно, сначала, если уж он захотел начать Авраамом, надо было бы с него и начать, а потом от рода к роду дойти до Давида и т.д.. Но Матфей, откладывает это на потом. И предлагает нам этих двоих. И вот еще одна причина, почему именно эти два человека. Именно этим двум людям в родословии Иисуса даны обетования о Спасителе, как об их Сыне. Аврааму Бог говорит следующее:

18 и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего.
(Быт.22:18)

А вот это уже говорится Давиду:

11 Клялся Господь Давиду в истине, и не отречется ее: «от плода чрева твоего посажу на престоле твоем.
(Пс.131:11)

Таким образом, появление этих двоих мужей в самом начале не случайно. С первых слов Матфей делает величайшую заявку. Иисус наследник Авраама, от которого все евреи и которому было обещано о потомке Спасителе. И наследник Давида, самого почитаемого царя, которому так же дано Божье обещание о Великом Сыне.

Читая дальше мы обнаруживаем здесь несколько женских имен. Это Фамарь, Руфь и Вирсавия (жена Урии) и т.д..  Почему других женщин Матфей игнорирует?  Здесь приведены только те женщины, которые имели проблемы с Законом. Например, Фамарь – блудница, Руфь – языческая наложница, Вирсавия – изменила мужу с царем Давидом. Это те, о которых мы знаем.

Здесь немного отвлекусь. Итак, Матфей пишет Евангелие – Учение о Царстве Божьем для христиан из евреев. Этот текст не предназначен неверующим. Его аудитория – христиане, т.е. те, кого не нужно убеждать, что Иисус Мессия. Однако, каждый христианин, особенно из среды иудеев, подвергается «вразумлению» со стороны иудейской епархии. По этой причине, христианин должен прекрасно понимать основы своего учения. Понимать так, чтобы можно было противостоять словом Писания. Таким образом, мы получаем не просто учение о Царствии, но учение о Царствии с зубами. Заучивать это христианам из евреев было не нужно. Все, что было важно, просто понять связь одного с другим, ведь они итак прекрасно знали Священные Тексты.

Так вот, кроме необходимости защищать учение перед авторитетами еврейского народа, параллельно через те же тексты Матфей умудряется показать и само Учение в определенном свете. Например, выводя наружу тех женщин, которые были порицаемы Писанием, Матфей показывает христианину, как Бог использует «ничтожное», чтобы посрамить «великое».

В стихе 9 написано, что Иоафам родил Ахаза. Но Писание говорит нам, что это не совсем так.  Вот цитата из работы блаженного Иеронима Стридонского, по этому поводу:

«В четвертой книге Царств мы читаем, что от Иорама родился Охозия, по смерти которого Иозабет, дочь царя Иорама, сестра Охозии, похитила Иоаса, сына брата своего, и спасла его от убийства, которое было подготовлено Гофолией (Athalia или: Atholia). Ему [Иоасу] наследовал царство сын его Амассия, после которого царствовал сын его Азария, называющийся также Озия [или: Охозия], преемником которого был сын его Иоафам.»

То есть у нас потерялись еще 3 царя. Причина этого проста. Матфей убирает из родословия «нечестивый» род. Он не может допустить, чтобы в роду Иисуса упоминался род Иезавели. Это, судя по всему, нормальная практика. Род ее «забывается», «изглаживается из памяти» до третьего поколения.

Следующее несоответствие, это порядок «Иехония и Иоаким». В родословии Иоаким родил Иехонию, перед переселением в Вавилон (ст.11). Здесь надо сказать спасибо переписчикам и переводчикам. Дело в том, что в процессе переписывания и переводов произошло смешение. Некоторые буквы в именах были перепутаны, и в результате все перевернулось.

Далее, в 16-м стихе есть расхождение, с родословием Луки. Матфей здесь называет Иосифа сыном Иакова, а Лука сыном Илия. Здесь нужно понимать то, что для еврея существует правило.

19 Учитель! Моисей написал нам: если у кого умрет брат и оставит жену, а детей не оставит, то брат его пусть возьмет жену его и восстановит семя брату своему.
(Мар.12:19)

И вот у Луки мы читаем:

23 Иисус, начиная [Свое служение], был лет тридцати, и был, как думали, Сын Иосифов, Илиев,
(Лук.3:23)

Здесь Иосиф, сын Илии. Суть в том, что один отец, который не смог дать потомство, а второй, кто «за него» сделал это по Закону, будучи братом.  Лука обходит Закон и говорит о факте. Илий – тот, кто продолжил род, а Иаков, тот, кто продолжить род не смог. Но по закону именно Иаков является настоящим отцом.

В 17м стихе используется слово «муж». Однако это не должно нас смущать, так как в Писании такой прием не редкость, когда жениха называют мужем, а невесту женой. Мы же понимаем, что это другая эпоха и культура.

Следующий вопрос, который может возникнуть: «Какое отношение в родословии Иосиф имеет к Иисусу?».  Ведь он не был настоящим отцом, а лишь принял Иисуса как своего. Дело в том, что в родословие нельзя было вводить ряд женщин. Не женщин вообще, а ряд женщин. Т.е. в родословии нельзя было написать, что Мария родила Иисуса, но Иосиф родил Иисуса от Марии. Женщина тут, конечно, обделена. То есть, так или иначе, должен был быть мужчина.  Откуда в таком случае берется Иосиф? Просто так? Потому как подвернулся?

Нет, и это регламентируется законом. Если отец не известен, то близкий родственник записывает ребенка на себя. А Иосиф был из того же колена. Этой близости более чем достаточно.

По поводу 14 колен от Авраама до Давида, 14 до Вавилона и 14 после, сказать ничего не могу. Просто не интересовался. Даже не знаю, нужно это или нет. Хотя, конечно, впечатляет (правда в последней трети именно Иисус является 14-м родом). Возможно, здесь есть удвоение числа полноты (7). Такое удвоение может показывать на два «двора». Полнота «сего двора» и «не сего двора», т.е. призванных из язычников.

И последнее. Почему Матфей не написал, что Иисус родился от Девы Марии? Зачем нужно было обручение? Здесь как минимум три момента:

  1. Чтобы Марию не побили камнями.
  2. Чтобы в Египте, во время побега, была хотя бы формальная защита мужа.
  3. По словам Мученика Игнатия (начало II-го века), для того, чтобы дьявол не мог обнаружить ребенка, рожденного от девы.

Самая непонятная вещь: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*