Испустил дух

думаюИтак, Пилат отыгрался перед властными иудеями за то, что они вынудили его отдать на распятие этого удивительно Человека тем, что в качестве вины Иисуса указал Его истинное положение.  Дальше  синодальный перевод рассказывает нам о том, что Иисус был причислен к злодеям, будучи расположен между двумя преступниками. И здесь есть два момента. 

Первый — Марк совсем не упоминает о покаянии одного из этих двух. То есть, если бы мы жили во время написания этого Евангелия, и оно попало бы нам в руки, то мы были бы уверены, что оба преступника поносили Иисуса, и никакого покаяния одного из них не было.

Это еще раз говорит нам о том, что, либо Марк умышленно сокращает повествование, оставляя лишь то, что он считает важным, либо другие Евангелисты показывают то, чего не было. Но, так как мы уже сталкивались не единожды с тем, как Марк «монтирует» свое Евангелие, вероятность первого оказывается убедительнее. То есть, по мнению Марка, покаяние одного из распятых с Иисусом не играет существенной роли в учении о Божьей власти. Только по этой причине данное событие могло быть упущено.

Второй момент – 28-й стих в исходном тексте отсутствует. Видимо кто-то из переписчиков именно это событие связал с пророчеством, упомянутым так же в Луке. Где об этом пророчестве говорит Сам Спаситель. Однако, такое понимание резко ограничивает смысл сказанных Иисусом слов. Ведь это пророчество сбылось не тогда, когда Иисуса распяли между двумя злодеями, а тогда, когда на Иисуса началась охота.

Затем мы видим упоминание о некоторых вариациях издевательств над Иисусом. Одни вспоминали  Его слова о Храме, выказывая свое полное непонимание смысла сказанных Иисусом слов. И, полагая, что Иисус таким образом показывал Свои возможности, требовали от Него проявить их в Собственном спасении.

29 Проходящие злословили Его, кивая головами своими и говоря: э! разрушающий храм, и в три дня созидающий!
30 спаси Себя Самого и сойди со креста.
(Мар.15:29,30)

Такую издевку Марк вкладывает в уста каким-то «проходящим». Видимо он имеет в виду простых людей, не обладавших ни властью, ни выдающимся разумом.  Это напоминает мне некоторых демонстрантов, которые с пеной у рта готовы что-то доказывать. Но когда к ним подходит журналист и спрашивает о сути забастовки, они ничего вразумительно сказать не могут. Видимо им просто нравится само действо, а что и зачем их не интересует.  Хотя они что-то где-то слышали.

И все было бы так, если бы ни одно «но».  Дело в том, что 29-й стих не так однозначно читается, как нам подали переводчики. Не думаю, что это их вина. В конце концов ни один переводчик никогда не сможет перевести такие тексты без полного (!) понимания происходящего. В таком же положении и я. Но я здесь кое-что вижу особенное. Правда для понимания текста нужно посмотреть на исходный текст. Даю подстрочник:

29 И идущие мимо хулили Его покачивающие головами и говорящие: «Ну, разрушающий это святилище и строящий в три дня,
30 спаси Себя Самого, сошедши с креста.

Вы спросите: «И что тут особенного?». Отвечаю. Первое – здесь нет никаких восклицаний, переданных нам переводчиками. Второе – это слово «хулили». Нет, с переводом тут все в порядке. Но, как мы уже помним, это ДРЕВНИЙ ГРЕЧЕСКИЙ язык. А что это значит? Это значит, что слово имеет не разные значения, а одно и только одно, включающее в себя все это разнообразие. Таким образом слово, переведенное нам как «хулили» должно внутри себя содержать и все остальные понятия, если они имеются. Таким образом, оно включает в себя как обязательная и неотъемлемая часть такие понятия как: злословить и воссылать  неразумные молитвы. Я не включаю сюда понятия, придуманные переводчиками Нового Завета.

Если бы это слово содержало только «хуление» и «злословие», то понимание перевода было бы однозначным. Но это слово так же неразрывно содержит и понятие «вознесения молитвы», которая по своей сути «неразумна».  И вот тут, когда мы складываем наш треугольник, одно это понимание «вознесения неразумной молитвы» перестраивает и первые два понятия. Таким образом хуление превращается не в то агрессивное издевательское хуление, которое приписываем мы, читая синодальный перевод. А в то хуление, которое делают верующие люди, неверно понимая Послание Бога, извращая его не умышленно. Вследствие чего, сами разочаровываются в своей ложной (хулительной) вере.

Подобное «хуление» происходит среди христиан, когда они думают, что Бог подобен золотой рыбке, которая выполняет все их желания. И когда они, вдруг, не получают желаемого, раздается хуления следующего содержания: «Почему Ты мне не дал? Я же верю в Тебя, а ты обманул Меня».  Вот это чистой воды хуление. Но это не голос открытого врага, это голос разочаровавшегося друга, который заблуждается. Вот о каком хулении здесь идет речь.

И вот теперь, оказывается, мы имеем два полярных мнения. Два совершенно противоположных послания. Одно – это «прохожие». Т.е. те, кто от Иисуса получил спасение от болезней. Это те, кто ожидал от Спасителя воцарения в Иудее и победы над Римлянами. Это те, которые искренне полагались на Его Величие. И вот, Он распят. И все, чего они ждут теперь – это проявления Его силы, в которой они не сомневаются. Но, так как они не понимают Его учения, они ждут, когда же Иисус сойдет с креста и докажет свое Величие. И вот тогда, все преклонятся перед Ним. И в своем нетерпеливом ожидании они говорят (не кричат, как нам иногда кажется): «Ну что же Ты? Давай уже, сойди со креста! Ты же говорил, что можешь Храм разрушить и построить в три дня! Для Тебя же нет ничего невозможного!». Отсюда и «покачивание головы». Жест не характерный издевающимся, но разочарованным.  Иначе говоря, слова этих «прохожих» можно было обозначить одной фразой: «Эх Ты!».

Другая группа издевающихся над Спасителем – это первосвященники и книжники. Из их уст обвинение было несколько иного рода.

31 Подобно и первосвященники с книжниками, насмехаясь, говорили друг другу: других спасал, а Себя не может спасти.
32 Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы видели, и уверуем. И распятые с Ним поносили Его.
(Мар.15:31,32)

Вот эта категория – враги Иисуса. И они счастливы. Они празднуют победу. Они видят Христа на кресте и разочарованных последователей «Эх Ты». Они полностью удовлетворены результатом.  Мессия распят, последователи разочарованы. Чего еще желать? И в их словах звучат следующие нотки.

Первое – Они смеются над самим званием Иисуса. Они надсмехаются над Христом и над Царем Израилевым. Второе —  смеются над «прохожими»: «Да, да! Сойди со креста! От Тебя же этого ждут вот эти, кого Ты обманул!».

И третья категория – это распятые с Ним. Слово, которое Марк употребляет, в синодальном переводе представлено значением «поносИли», т.е. позорили, унижали, обзывали, оскверняли словами.  Но что здесь стоит в греческом тексте?

В греческом тексте здесь стоит слово,  гранями которого являются следующие значения: 1. бранить, ругать, порицать; 2. упрекать, делать упреки. Видите ли здесь отличие от предложенного нам древними переводчиками? Все дело в том, что слово, содержащее понятие «упрека», говорит не об унижении, а о разочаровании. Упрек, это когда тебя обвиняют в неправильном поступке. То есть, говорят, что надо было сделать, вместо того, что ты сделал.  Есть тут элемент унижения? Наверное, конечно, какой-то элемент есть. Однако этот элемент скорее не в самих словах, а в том, что упрекаемый человек чувствует. Упрекнуть может отец сына или сын отца. Но это не унижение одного другим. Упрекать может Учитель, за не сделанное задание. Ученик, за несправедливость учителя. Друг, за слабодушие. И все это – упрек или порицание. Это может так же выливаться в брани: «Да как ты мог, я же верил тебе!».  То есть, нельзя это слово вот так просто отнести к издевкам. Это слово совсем не связано с ними.

Иначе говоря, Марк показывает нам не врагов Иисуса, а, если не друзей, то, как минимум тех, кто обрадовался бы, если бы Иисус сошел с креста. Ведь тогда и у них появился бы шанс. Другими словами отношение распятых, если верить Марку, можно отнести к категории отношения «прохожих» к Иисусу. Их речь такая же по сути: «Эх Ты, а ведь говорил…».

Таким образом Марк рисует нам картину во много раз худшую, чем раньше. Если раньше были те, кто всецело Иисусу доверяют, и те, кто скрытно или нет враждует. Теперь  мы видим, как ВСЕ ДО ОДНОГО находятся в положении неверия. Ученики разбежались, простые люди разочарованы, власти праздную победу над Истиной. И, если вспомнить пророка Илию, когда Бог говорил ему, что кроме него есть еще 7000 верных, то здесь у Иисуса верных не осталось никого.

18 Впрочем, Я оставил между Израильтянами семь тысяч [мужей]; всех сих колени не преклонялись пред Ваалом, и всех сих уста не лобызали его.
(3Цар.19:18)

Все опустили руки. Кто разочарован в Иисусе, кто рад Его смерти. И никого, кто продолжал бы верить. Если бы остался хотя бы один верный, все было бы легче. Но даже те, кто следовал за ним до конца, были далеки от веры. Они теперь следовали за Ним не как верующие, а как друзья, скорбящие о потере. Они уже Его потеряли. Они с Ним прощались. А это НЕ вера.

33 В шестом же часу настала тьма по всей земле и [продолжалась] до часа девятого.
34 В девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элои! Элои! ламма савахфани? — что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?
(Мар.15:33,34)

Шестой час, это почти полдень по нашему времяисчислению. Все перевернулось. В полдень, когда солнце должно быть в зените, наступила тьма.  Марк не рассказывает нам подробностей. Он лишь говорит, что тьма была до девятого часа. То есть до третьего часа пополудни. Напомню немного. Распяли Иисуса в девять часов утра (по нашему исчислению), почти в полдень наступила тьма и длилась до третьего часа дня.

Здесь сам Бог показывает нам параллель со словами Иисуса в 13-й главе. Где Он говорит о том, что Солнце померкло, и луна не дала света своего. Вот тут, буквально физически Бог показывает нам, что это значит. Все это происходит в сердце Иисуса. Весь этот мир оставил Его. Но если бы только Мир. Его оставил, в Его ощущениях, Его Отец. Иисус три часа находится в мучении. В мучении, которое не ограничивается только физическими переживаниями. Его мучения – это страдания оставленного, преданного человека. Того, от кого отвернулись все, кого он любил. И это тьма. Если Иисус – Царь Вселенной. То и Вселенная отображает все, что чувствует ее Царь. Если наступила тьма, значит, Царь больше не хочет смотреть на весь этот «балаган».

Здесь стоит сделать небольшое отступление. Дело в том, что Иисус вскричал не в «девятом часу», а в десятом. Именно такое указание стоит в греческом тексте. То есть в четвертом часу по полудни (по нашему исчислению). Что-то произошло. Тьма уже ушла. И, кажется, Иисус победил всю тяжесть. Он снова захотел света. Но вдруг мы слышим совсем странное.

34 В девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элои! Элои! ламма савахфани? — что значит: Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?
35 Некоторые из стоявших тут, услышав, говорили: вот, Илию зовет.
36 А один побежал, наполнил губку уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли Илия снять Его.
37 Иисус же, возгласив громко, испустил дух.
38 И завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу.
(Мар.15:34-38)

Марк специально приводит нам транскрипцию слов Иисуса, а не просто их перевод. Это для того, чтобы мы поняли, почему у людей возникла ассоциация с Илией. Имя пророка созвучно со словами «Элои».

Но не это самое удивительное. Важно  другое. Выражение «для чего» в крике Иисуса «для чего Ты Меня оставил»  требует рассмотрения. Очень часто мы эту фразу понимаем как «почему». То есть, нами эти слова Иисуса воспринимаются, как крик отчаяния, слабости. Кажется, что Бог отвернулся (и тут мы находим связь со тьмой). И тут же в один голос проповедники начинают говорить, что в этот момент весь грех Мира лег на Иисуса. А так как Бог не может смотреть на грех, Он и оставил Иисуса. Слава Богу, что этот текст не предназначался ни теологам, ни философам. Он был дан простым людям, которые не знакомы даже с Иудейским Писанием. Даже понятие греха у них несколько отличается от Иудейского. А к таким развернутым пониманиям может прийти лишь человек, получивший немалое философское образование, или некоторое время проучившийся на курсах «Альфы» (для тех, кто в теме).

Другими словами, простой бывший язычник никак не мог прийти к таким выводам. А значит, Марк и не вкладывал это понимание в эти строки. О чем же Марк сообщает нам, описывая эти события?

Для того, чтобы это понять, нужно, просто, вспомнить слова Иисуса, который уже несколько раз объявлял, что Его схватят и убьют. Схватят и убьют. Схватят и убьют. А потом Он воскреснет. Чего ожидает Иисус? Правильно. Иисус ждет, когда Бог заберет Его. Т.е., Иисус ждет смерти. И Его крик, это не крик бессилия, Иисус не понимает, почему Он еще здесь: «Почему Ты Меня оставил еще живым!». Вот о чем Его крик. И, судя по Марку, почти сразу Иисус издает громкий крик и умирает.

Буквально «испустил Дух». В греческом тексте здесь стоит слово, которое содержит следующие значения: выдыхать, веять, дуть, извергать, метать, задыхаться, тяжело дышать, выдыхаться. То есть, Марк нам описывает совершенно физическое событие. Никакой мистики. Никакой дух, в мистическом смысле, не покидал Иисуса. У Марка есть лишь указание на громкий выдох.

Я не хочу сказать, что-то против разных учений о переходе духа куда-то. Я лишь говорю, что у Марка ничего подобного нет. Как нет у Марка никакого учения о любви, прощении и т.д. Если вы на это не обратили внимания, перечитайте еще раз все наше исследование.  Итак, Иисус умер, издав громкий выдох. В принципе, очень не редкое проявление.

И что же произошло дальше? А дальше произошло событие, свидетелем которому присутствующие на казни быть не могли. Просто потому, что Иисуса распинали вне города, а храм В городе. А завеса вообще внутри храма.

И тут новый вопрос. А зачем язычникам говорить о завесе? Они что, знают что-то о ней? Мы изначально читали Евангелие, имея некоторое представление о читающих, как о людях не знакомых с Еврейскими Писаниями.

Однако любой язычник знает, что такое храм. И любое событие в храме, даже в языческом, как бы он не назывался, воспринимается всегда как нечто значимое. Все, что Марк, судя по всему, показывает бывшим язычникам, это значимость того, что произошло на Голгофе. Смерть Иисуса прямо связана с некоторым разрушением в Храме. Что такое завеса Марк  не поясняет. Главное, что это находится в Храме, и это было уничтожено. Вот эта самая завеса, чем бы она не являлась, была уничтожена странным образом. Она разорвалась сверху донизу.

Второй момент, совершенно очевидно, что «завеса» важная в Храме вещь. Само название говорит об отделении чего-то от чего-то. И, совершенно очевидно, она каким-то образом ограничивала доступ людей к чему-то. Поймите. Я сейчас пытаюсь показать картину, которую видели при чтении Марка бывшие язычники. Так вот, если это разделение было уничтожено смертью Иисуса, то и роль Храма, как «отделенного» места для Бога, закончилась.  Храм «вышел из строя». Он теперь «осквернен». В нем уже нельзя проводить служения. Для язычника это звучит так же, как разрушение идолов, которых он почитал всю свою жизнь.

Испустил дух: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*