Все бежали

думаюПолагаю, что данная статья не будет длинной. В общем и целом, здесь и так все понятно. Разве что, некоторые легкие комментарии позволю себе, а в остальном, они не нужны. Но прежде еще раз вспомним, что происходило до этого. Начало последних событий, как мне кажется ознаменовано предательством учеников на ужине, когда богатая женщина вылила баснословно дорогое масло на голову Иисуса. Обо всем этом мы говорили раньше. Через два дня (если я ничего не путаю) Иисус устраивает разбор полетов в горнице за пасхальным ужином.  Иуда не выдерживает  давления и взрывается. Он бросается к священникам, чтобы привести их к Учителю, чтобы выдать Его. На самом ужине Иисус предлагает ученикам вино и хлеб, называя вино Своей кровью, а хлеб Своим телом, что звучит совершенно не религиозно. Это, скорее, обличение, пристыженнее учеников за их неверность.  По пути в Гефсиманию Иисус говорит, что все (!) Его предадут (соблазнятся). Здесь Петр проявляет лучшую сторону своего духа, совершенно искренне веря, что сможет выстоять. Точно так же говорили и остальные. Однако уже во время молитвы Иисуса ни один из них не выстоял против сна. И как Наставник не вразумлял их, они не смогли одержать никакой победы.  И это логично. Об этом Иисус и говорил. Ведь без чего-то особенного, что ученики еще не имеют, как бы они не верили в победу, она для них нереальна.  Они хотят быть стойкими, но не могут. Они не хотят поступать по трусости, но именно так и поступают. Но, если мы помним, Иисус и не обещал им победу. Он обещал им провал. Но это пока. Однако, после Своего воскресения Он обещал встретить их в Галилее. И вот потом, судя по всему, что-то должно произойти.  Тем временем события развиваются так:

41 И приходит в третий раз и говорит им: вы все еще спите и почиваете? Кончено, пришел час: вот, предается Сын Человеческий в руки грешников.
42 Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня.
43 И тотчас, как Он еще говорил, приходит Иуда, один из двенадцати, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и книжников и старейшин.
44 Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его и ведите осторожно.
45 И, придя, тотчас подошел к Нему и говорит: Равви! Равви! и поцеловал Его.
46 А они возложили на Него руки свои и взяли Его.
47 Один же из стоявших тут извлек меч, ударил раба первосвященникова и отсек ему ухо.
48 Тогда Иисус сказал им: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня.
49 Каждый день бывал Я с вами в храме и учил, и вы не брали Меня. Но да сбудутся Писания.
50 Тогда, оставив Его, все бежали.
(Мар.14:41-50)

Еще раз напоминаю, что у Иисуса нет ни малейшей иллюзии относительно учеников. Он прекрасно понимает их возможности. И нимало не сомневается в том, что они струсят, «соблазнятся о Нем». Они не смогли не то что бы противостать дьяволу, как это делал Христос, а всего лишь сну, всего лишь слабой, никчемной плоти. При том, имея достаточно мощный дух, хоть и не возрожденный Духом Святым.  И вот, наблюдая, как подтверждаются все Его ожидания, он в последний раз будит своих учеников.

Его «спите и почиваете», это горькая усмешка, слова Того, кто знал, что все так будет, заранее.  Таким же укором и горечью пропитаны и следующие слова Спасителя: «Кончено, пришел час:…». «Вы все проспали, все пропустили и ничего не поняли. А теперь уже поздно» — вот дух Христовых речей.

И вот перед ними толпа с кольями и мечами. А перед ними Иуда. И его слова наполнены желчью и коварством. Его обида слишком громко кричит в его сердце. Пусть теперь Он ответит за все.  Эти ученики сами подтолкнули его со словами о справедливости, когда Иисус спокойно смотрел на разбазаривание масла. И когда Он унизил Иуду, все они трусливо промолчали. Теперь пусть поплачут. Он, Иисус, тратит деньги без счета, когда деньги нужны им самим. А эти ученики ничего не сделали для справедливости. Теперь, пусть погорюют. Это Он их назвал каннибалами, когда заставил есть Его тело и пить Его кровь. Это Он давил на психику. Это Он виноват, так пусть ответит, этот Равви! Хочет, чтобы Его носили на руках и встречали с ветками как царя, но при этом не позаботился об учениках, заставлял ходить в рванье, изображать из себя нищих. Он хотел, чтобы ученики чтили Его. Вот теперь Иуда почтит Его своим предательским поцелуем.

Вот дух Иуды. Вот голос дьявола, который заглушал любой здравый смысл. Думаю, Иуда наслаждался этим моментом. Который, по истине, был эпичным. Вот оно – воздаяние, вот она – справедливость!  И вот, Иуда уже с удовольствием наблюдает за тем, как хватают Учителя. По видимому, попытка одного из учеников, хоть как-то защитить Наставника, могла вызвать лишь смех. Иуда ликовал. Все, что смогли сделать эти трусы, последователи Царя, это отрубить ухо. И кому? Рабу! Да, великие ребята, ничего не скажешь.  Вот он – день справедливости, с точки зрения Иуды. Вот оно – настоящее божественное воздаяние.

Но, что-то идет не так. Почему-то нет полной удовлетворенности. Иисус ведет себя не так, как рассчитывал обиженный ученик. Вместо попыток скрыться или убежать, Он что-то говорит. И так, что самому Иуде не по себе.

48 Тогда Иисус сказал им: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня.
49 Каждый день бывал Я с вами в храме и учил, и вы не брали Меня. Но да сбудутся Писания.
(Мар.14:48,49)

Да, ученик, отрубивший ухо рабу, возможно, кого-то и повеселил. Однако слова Иисуса прозвучали крайне оскорбительно. Иисус, окруженный, по определению, трусливыми учениками, вдруг, в этой самой трусости обвиняет Иуду и всех, кто с ним пришел. Вот, Иисус без оружия, а брать Его пришла толпа с мечами и кольями. Как же так? Получается, что все это время, эти люди, что пришли брать Спасителя, трусили больше учеников? Ведь, действительно, Учитель всегда был среди них, и никогда не был вооружен, если не считать плети. Но ведь и плеть – смешное оружие против мечей и кольев. Почему же не брали? Потому что БОЯЛИСЬ. И вот ужас. Боялись не только рабы. Боялись все! И те, кто не имел власти, и те, кто обладал «неограниченной властью».

Что же получается? Иуда, посчитавший учеников трусами, предал их еще бОльшим трусам? Возможно в этот миг, искра пробуждения пролетела в сердце Иуды. Мало того, именно он здесь оказался главным трусом.

И вот, что важно. Не судьи вынесли вердикт. Не Пилат или Ирод. Не священники и не Иуда. Вот что говорит Иисус: «Но да сбудутся Писания». Вот Кто сделал последнее решение. Сам Иисус! Это Он здесь решил, что так и должно быть. Это Он тут судья. А они лишь рабы, которые настолько слепы, что даже не понимают, чью волю исполняют.

Для учеников, же, эта фраза прозвучала, как сигнал к бегству. Это означало, что Иисус не собирается воевать. Он не собирается защищаться. А это может значить только одно. Надо делать ноги, что они и сделали совершенно профессионально:

50 Тогда, оставив Его, все бежали.
51 Один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним; и воины схватили его.
52 Но он, оставив покрывало, нагой убежал от них.
(Мар.14:50-52)

Марк замечательно подметил в своем тексте, как поспешно и трусливо убегают апостолы. Одного схватили, так он даже голышом побежал, лишь бы не остаться схваченным.  Вот во всей красоте видно, что такое человек. Все они, я имею в виду учеников, искренне жаждали быть правильными. Все они наичестнейшим образом верили, что будут стоять до конца. И вот финал. Они драпают. Они в полном разочаровании, страхе и ужасе.

Все бежали: 4 комментария

  1. Во-истину, без Духа Святого мы просто плоть и кровь, просто Адам. потерявший свои одежды — СЛАВУ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.