Вы спите?

думаюИдем дальше. Иисус был предан учениками 2 дня назад, когда странная богатая дама вылила на голову Учителя дорогущее ароматное масло. Они подбили Иуду на выступление, а сами трусливо промолчали, когда Иуде досталось от Учителя. Иисус во время пасхального ужина немного вразумил их, а Иуда взорвавшись ненавистью, ушел сдавать Наставника. Взойдя на гору, Иисус сказал ученикам, что все они Его предадут, и оставил одно завещание. Они были обязаны после воскресения Иисуса прийти в Галилею на встречу с Ним.  При этом Он не требовал от них никаких оправданий ни в том, что они уже сделали, ни  в том, что они сделают в ближайшем будущем. И вот они приходят в селение, под названием Гефсимания.

32 Пришли в селение, называемое Гефсимания; и Он сказал ученикам Своим: посидите здесь, пока Я помолюсь.
33 И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать.
34 И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте.
35 И, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей;
36 и говорил: Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты.
37 Возвращается и находит их спящими, и говорит Петру: Симон! ты спишь? не мог ты бодрствовать один час?
38 Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна.
39 И, опять отойдя, молился, сказав то же слово.
40 И, возвратившись, опять нашел их спящими, ибо глаза у них отяжелели, и они не знали, что Ему отвечать.
41 И приходит в третий раз и говорит им: вы все еще спите и почиваете? Кончено, пришел час: вот, предается Сын Человеческий в руки грешников.
42 Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня.
(Мар.14:32-42)

В последних главах мы наблюдаем, как решимость Иисуса все возрастает. Он все ближе к финальной точке Своей Миссии. И, судя по всему, это Ему дается очень нелегко. И, все же, он упорно идет на встречу с этой угрозой. Итак, Марк сообщает нам, что Иисус с учениками пришли в селение. То есть, Они не в дикой местности, не в лесу. Они в селе.

Однако, при рассмотрении греческого текста, оказывается, что здесь не идет речи о селе, но о местности. Как мы обычно понимаем, селом мы называем что-то более ограниченное жилыми домами, а в понятие местности мы включаем гораздо большую территорию. Это и близлежащие луга, и граничащие с деревней заросли местных деревьев (что-то вроде леса).  Итак, Иисус со своими учениками пришел не в село, т.е. туда, где дворы и дома, а в местность, что подразумевает нечто большее, чем жилые дома и дворы.

Дальше он говорит своим ученикам, буквально: «Сядьте тут, пока помолюсь». Учитывая все значения, входящие в слово «сядьте» надо понимать не буквально «посадка» учеников, а указание на временное расположение. То есть: «побудьте тут некоторое время, пока я помолюсь».

Слово «помолюсь» нам уже знакомо. Точнее исходная форма. Мы подробно разбирали это самое слово в главе «Смоковница». Там мы рассматривали и словообразование и значение. И вывод у нас следующий. Данное слово «молиться», подчеркиваю, что речь идет именно о данном слове в данном месте, означает следующее — «пастулирование воли, издание указа, прошение высшего у низшего без намека не неисполнение низшим этой просьбы».  И вот в чем у нас загвоздка. Мы пытаемся объяснить это слово тем, что читаем дальше, а не значением самого слова. И по этой причине у нас белое становится черным, а черное, белым. Но я попытаюсь расставить все точки над «и».

Итак, судя по значению слова, Иисус собирается что-то кому-то провозглашать, как сегодня модно говорить. Он не идет просить, Он идет указывать, требовать, настаивать. Однако, когда позже мы будем читать Его слова, мы не найдем на это и намека. Но, оставлю пока без ответа. Запомним лишь одно. Иисус не идет просить, умолять, выпрашивать. Он идет требовать, указывать, провозглашать.

Однако Он идет туда не один. В то время как всех своих учеников Он оставляет где-то, Иисус отбирает с собой Петра, Иакова и Иоанна.  Я не буду здесь рассуждать, почему именно этих ребят. Может потому, что они ближе всего были к Иисусу. Иоанн, например, возлежал на груди у Учителя. И правду о предателе Иисус открыл лишь ему, Иоанну, а тот уже передал Петру. Может потому, что именно этим ребятам придется хуже всех. А может и потому, что именно эти ребята самые слабые. Но, так это или иначе, сейчас не хочу рассуждать.

Как бы там ни было, именно эти ребята были выбраны Иисусом для Своего сопровождения. И вот, судя по всему, наша четверка отделяется от основной массы учеников. Расстояние нам Марк не сообщает. И вот, когда они остаются наедине, что-то начинает происходить.

33 И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать.
34 И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте.
(Мар.14:33,34)

И вот небольшое замечание, грозящее вылиться в длительный анализ. В конце 33-го стиха есть два глагола, переведенных на русский язык одндой формой.  Однако в исходном тексте не так. Первый глагол стоит в пассиве, второй в активе. Т.е. что-то Иисус делает Сам, а что-то с Ним происходит вне Его воли.  А именно «ужасаться», если учитывать его пассив, нужно было бы читать как «был ужасаем». А вот «тосковал» Он уже Сам.

Теперь по самим словам. Если второе слово мы находим у древних, и оно используется такими греками как Демосфен, Плутарх, Ксенофонт и Платон, то первое слово древним было не знакомо. Я, конечно, не лингвист, но делаю простой вывод. Если это слово древние не знали, значит его «создали» христиане, и в частности Марк. В принципе мы знаем массу примеров изобретения новых слов разными писателями. Особенно это распространено в философской литературе. Это и понятно, часто приходится описывать нечто, о чем человечество до того момента не подозревало, а значит и не могло появиться этих слов.

Итак, первое слово, которое переведено у нас как «ужасаться», придумано если не самим Марком, то кем-то из христиан. Что это значит? Это значит, что смысл слова нужно искать не у мистера Стронга, как ошибочно делают большинство христиан, а в самом словообразовании. Нужно искать ответ в составе этого слова.

Давайте я сначала дам значение слова «тосковать», а потом займемся словом «ужасаться». Итак, слово «тосковать» известно древним и содержит в себе следующие значения: беспокоиться, волноваться, мучиться, терзаться, быть расстроенным; Ксенофонт (быть душевно подавленным); Платон (терзаться чем-либо (или от чего-либо)).

Итак, «ужасаться».

Это слово состоит из префикса «эк» и корня «фамбео». Так вот, именно корень «фамбео» отвечает за то, как сегодня переводят это слово. А именно «изумляться», «ужасаться». И все бы ничего, если бы, как мы уже говорили, христиане не добавили приставку «эк». Именно эта приставка, судя по всему, должна была дать особое понимание слову.

Эк – в сложных словах означает: 1) движение или удаление из какого-либо места; 2) происхождение; 3) доведение действия до конца, совершенство качества;

Из всего вышесказанного я получаю следующее. Иисус кем-то или чем-то доводился до ужаса, до изумления. И, конечно же, мы понимаем, что у Иисуса есть лишь один враг, который может что-то делать против Него. И, как мы читали в начале Евангелия, этот враг отошел от Иисуса до времени. И вот, судя по всему, это время наступило. И теперь он начинает новую атаку. Там в пустыне он проиграл. Но там Иисуса не распинали, и смерть не была так близка, как теперь. Теперь же нет никакого сомнения в том, что Иисусу надлежит погибнуть. Если там, в пустыне, Иисус знал, что выживет. Здесь Он знает, что умрет.

И вот этой пассивной формой Марк показывает, что это не просто переживания. Это атака. И атака достаточно мучительная. Враг Иисуса атакует ужасами смерти, и Учителю явно не удается сразу с легкостью отбивать эти атаки. Эти атаки ужасали Иисуса. И Учитель мучился от них.

Возможно, Учитель и не собирался делать здесь что-то особенное. Возможно, Он лишь хотел преподать урок своим ученикам, поддержать их, научить сопротивляться. Но атаки оказались слишком эффективными. Иисусу пришлось оставить ребят одних. И вот Он уже говорит следующее:

34 И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте.
(Мар.14:34)

Снова пару замечаний. Беспокоит словосочетание «скорбит смертельно». Смотрите. Здесь слово «скорбит» уже само по себе очень выразительно. Это прилагательное со значением крайней печали.  Не просто печали, а крайней печали. У нас получается некий перебор. Тут и крайность, и смертельность одновременно. Возможно, Марк этим и желал что-то показать, но мне кажется, что тут причина в другом.

Ответ в словосочетании, переведенном в нашем тексте одним словом «смертельно». В греческом тексте здесь стоят два слова: союз и существительное. Союз , выражающий будущее или обусловленное действие.  Например, как у Гомера: « (Гермес будет провожать Приама), пока не приведет его к Ахиллу». Или как у Софокла: «Пока не утихнет это страдание».  В обоих случаях этот союз переводится как «пока не». Осталось подставить этот перевод, и получим «пока не смерть».

Слово же «смертельно» имеет другой смысл. Если бы это было так, как мы имеем в переводе, то должно было быть, что-то вроде «вплоть до смерти» или «достигая смерти». Но тут другое. Здесь Иисус говорит, что Его душа крайне скорбит, пока не наступит смерть. То есть, смерть – это финал Его скорби. Это ожидаемое, а не отторгаемое.

И вот, пока это не произойдет, Его будут мучить эти ужасы, атаки от дьявола. Итак, Иисус, атакованный дьяволом понимает, что до тех пор, пока не произойдет ожидаемое, атаки не прекратятся. Что же нужно в таком случае делать? Правильно. Иисус идет с ним воевать. Он не собирается ждать самой смерти и мучиться в этих ужасах. Он намерен победить заранее. И идти на казнь уже без этих страхов и мучений.

Иисус здесь не жалуется ученикам : «Ребята, мне так плохо, посидите тут, я пойду, отдохну». Нет, Он объявляет, что на него ведется нападение сатаны и поэтому Ему нужно вступить в сражение. Все, что нужно от них, это поддержка. От них не требуется изливать Ему на голову дорогое масло. Не нужно от них и смерти. Все, что от них нужно, бодрствовать. То есть быть начеку. Внимательно следить за происходящим!

И вот, что интересно. По словам Марка, Иисус сначала даже не просит учеников молиться. Буквально, все, что от них требуется, не спать! Не надо молиться, не надо поститься, не надо ничего. Только не засните, будьте внимательны, бдительны.

Я не знаю, когда именно люди поставили знак «равно» между молитвой и бодрствованием. Но это стало катастрофической ошибкой. Две разные вещи связали в одно. Да так, что любое подозрение на то, что бодрствовать не значит молиться, тут же выдается за ересь.

Но, повторюсь, как минимум, Марк здесь не сообщает нам, что Иисус потребовал от учеников, чтобы они молились. Все, что от них нужно – НЕ СПАТЬ. И вот, что происходит дальше:

35 И, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей;
(Мар.14:35)

Вот тут с нами начинает происходить самое ужасное. Здесь мы «учимся молиться».  Почему я взял это в кавычки? Потому что, прежде чем учиться, надо понять, что здесь происходит.  Здесь то же слово «молитва», что мы разбирали в статье «Смоковница». Иначе говоря, это не просьба, а требование, причем, судя по первому из двух слов, из которых составлено слово «молиться», это громкое требование.

Но тут у нас происходит коллапс. Наш мозг отказывается связывать две вещи. Первое – громкое требование, второе — выражение «если возможно». Согласитесь, одно с другим ну никак не связывается.

Но позвольте, значит либо нет громкого требования, либо что-то с «если возможно». Итак, есть ли указания на то, что Иисус в этот момент молился громко? Да, вот одно из них:

7 Он, во дни плоти Своей, с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти; и услышан был за [Свое] благоговение;
(Евр.5:7)

И здесь, вдруг, мы обнаруживаем кое-что. А именно тот факт, что в послании Евреям Павел не использует слово, которое употребил в Евангелии Марк.  Здесь мы видим два слова. Конечно же это существительные. Но эти существительные совсем других корней. Я говорю о словах «молитвы» и «моления».

Напомню. Марк использовал слово «просевхэ», производное от слов «прос» и «эвхомай». Павел здесь употребляет другие слова. Вот они: «дЭнсис» и «хикетерИя», «молитва» и «моления» соответственно. И переводятся эти слова так. Дэнсис – просьба (ед.ч) или потребность, надобность, нужда (мн.ч).  ХикетерИя – 1. Масличная ветвь (символ прошения у греков). 2. мольба.  Иначе говоря, Павел пишет следующее: «(Иисус) с сильным воплем и со слезами принес нужды и мольбы …».

Итак, Павел, по какой-то причине использует совсем иные слова в этом тексте. Однако здесь совершенно ясно видно, что молитва эта была громкой.  Но возникает вопрос. Почему я думаю, что это место говорит именно о рассматриваемом нами отрывке? Вопрос на вопрос, а где еще мы находим что-то подобное, где Иисус сильно просит о сохранении жизни? Судя по тону Павла, это место совершенно известно читающим его послание. И это место только одно, другого мы не знаем. Давайте посмотрим, что еще говорит в это время, пока не заснули свидетели, Иисус.

36 и говорил: Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты.
(Мар.14:36)

Да, немного уточню. 35-й стих, это сообщение Марка о происходящем. Т.е его оценка. А 36-й стих, это слова Самого Спасителя.  И, вот еще что. Греческое выражение «если возможно», которое использует Марк, в принципе, часто встречается в Новом Завете. Однако у него есть одна интересная черта.

Вам не кажется странным, что Иисус спрашивает у Бога: «Если возможно?». Поясню. Дело в том, что данное выражение подразумевает вопрос о «способности», «могуществе». Т.е. текст можно перефразировать так:

35 И, отойдя немного, пал на землю и громко требовал, чтобы, если Бог имеет достаточно могущества, миновал Его час сей;
(Мар.14:35)

Уже сама эта фраза нам красноречиво сообщает о том, что творилось в сердце Иисуса в то время. Понимаете, что происходит? Иисус, обращаясь к Отцу, пользуясь правом Сына, требует от Него, причем громко требует, на какой-то миг, ставя под сомнение могущество Бога, отмены страшного часа.

Затем требование сменяется мольбой. Обратите внимание, как Он обращается к Отцу:

36 и говорил: Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; …
(Мар.14:36а)

Слово Авва, по свидетельству таких богословов как Иоанн Златоуст, Феодор Мапсуестийский, Феодорит Кирский, которые жили на территориях, где это слово употреблялось в быту, пишут в комментариях, что христианин обращается этим словом как ребенок к отцу. Это слово не греческое, оно арамейско-сирийское. Здесь Марк, как он это уже делал, приводит не просто переведенный текст Иисуса, а текст, указывающий в точности, что именно Он произнес, в той же транскрипции. И это нужно было только для того, чтобы мы увидели эту особенную нотку.

Сегодня мы бы сказали так : «Папочка, Отец! Ты можешь все. Ну, так отмени Мою смерть».  Это предложение он начал со слова «папа». Это уже элемент особого отношения с одной стороны и моления с другой.  Здесь Иисус опровергает произнесенные Им же слова сомнения о Его возможности что-то изменить. На этот раз Отец может все! Но, начиная с умаления, он заканчивает  просящим требованием. Это действительно тяжелое время.

Но свидетелями чего мы стали? На самом деле мы стали свидетелями того, что описано в начале любого Евангелия. Вот так на самом деле выглядел разговор Иисуса с дьяволом в пустыне. И мы совершенно точно можем сказать, что здесь говорит дьявол, а что Иисус. На самом деле, до сих пор Иисус еще не сказал ни слова.  То есть, Иисус ни слова не говорил из того, во что верит Сам. Все, что мы до сих пор слышим – это крик плоти, страха и прочего. И это все прямо там, в одном теле безгрешного и совершенного Сына Божьего. И вот, Иисус вновь одолевает дьявола. Мы читаем вторую часть 36-го стиха. Она короткая и ясная:

36 … но не чего Я хочу, а чего Ты.
(Мар.14:36)

Вот он удар по дьяволу. Жесткий и сокрушительный. Коротко и эффективно. Без лишних пояснений и обращений. Я даже вижу, как с этими словами слезы, вдруг, исчезают с лица Спасителя. Его лицо становится твердым и решительным.  Дьявол отброшен.  Страх отступил.

Вот первая победа в этом сражении. И здесь, обратите внимание. В этой части нет ни намека не прошение. Здесь указ, решение. Указ для Себя. Решение идти дальше. Вот почему Иисус сразу сказал, что идет громко провозглашать (молиться). Если перед этим и были какие-то просьбы, то мы понимаем, кем они были продиктованы. Там же, где Иисус побеждает, уже никаких просьб нет. Там исполнение Воли Отца и твердость решений. И вот Иисус получает возможность подойти к ученикам.

37 Возвращается и находит их спящими, и говорит Петру: Симон! ты спишь? не мог ты бодрствовать один час?
38 Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна.
(Мар.14:37,38)

Марк выделяет тот момент, что Иисус обращается к Петру. Видимо потому, что именно Петр бил себя в грудь, убеждая, что выдержит любые испытания. Конечно, Иисус немного «поддел» своего последователя, указав ему на несостоятельность всех его клятв.

И вот тут Иисус первый раз говорит, чтобы ученики «молились». И здесь Иисус вновь использует то же самое слово. То есть, учитель не говорит им просить о чем-то Бога. Он им говорит что-то провозглашать, что-то отстаивать.  И тут же Иисус поясняет свои слова.  Положение провозглашающего, указывающего, приказывающего и т.д. нужно для того, чтобы «не впасть в искушение».

Если я в положении просящего, то я говорю, что сам я не могу ничего сделать, я маленький и слабый, поэтому все время спотыкаюсь. И, если Бог по Своей милости вступится, то всякое искушение, убежит от меня. Но это не по Писанию. Потому что, забегая даааалеко вперед процитирую это Писание:

7 Итак покоритесь Богу; противостаньте диаволу, и убежит от вас.
(Иак.4:7)

Вот это – по Писанию. Иаков не учит нас, что при нападении дьявола, надо покориться Богу, попросить Его и Он прогонит. Нет! Надо ПРОТИВОСТАТЬ дьявлу.  Что такое искушение? Любое искушение – это атака дьявола. Что нужно? Нужно а) покориться Богу, б) противостать дьяволу, и в) этот пункт дьявол сам сделает с радостью – убежит от вас. Невозможно, чтобы Иисус учил чему-то иному.

Если Иисус говорит ученикам, что для победы над искушением нужно «громко противостоять», «издавать указы» и т.д., значит именно так и должны были поступать апостолы. Они должны были при малейшем намеке на страх в тот вечер, восстать против дьявола указом, приказом, громким посылом, чем угодно, но противостать. Иначе не дьявол убежит от них, а они окажутся охвачены его страхом или его сном, так как в тот момент им спать был нельзя. Таким образом мы видим, что Иисус не говорит ученикам просить о чем-либо Бога, но противостоять дьяволу молитвой, т.е.  громким провозглашением.

В чем же заключалось это «громкое провозглашение у Иисуса»? Вот в этой самой фразе: «…но ни чего Я хочу, а чего Ты».  Давайте еще немного посмотрим на слова Иисуса апостолам. Он говорит, что эта молитва (мы понимаем, о какой идет речь) нужна потому, что «дух бодр, а плоть немощна».

Давайте и здесь немного обратим внимание на слова. Итак, слово «бодр» (4289): 1. желающий, стремящийся; 2. склонный; 3. (хорошо) расположенный, благосклонный, преданный; 4. смелый, храбрый; А вот  значение «бодрый» придумали переводчики Нового Завета. До этого так данное слово не переводилось.

Второе слово «немощна» (772): слабый, слабосильный; бессильный, неспособный; бедный, неимущий; ничтожный, жалкий; мелкий, маловодный; легковесный, низкого удельного веса.

Итак, Иисус показывает не просто слабость плоти, а все ее ничтожество, против стремительного, преданного и храброго духа. Но, почему Иисус здесь указывает на плоть и дух? Потому что вся война и происходит на этом плацдарме. Засада дьявола всегда в плоти, а сила человека и его победа в духе. И Христос указывает, что нужно делать. Он говорит, чтобы ученики запустили свой дух (они еще не рождены, так что о Святом пока не говорим).  Потому что даже их дух и добр и храбр и деятелен. И если бы они восстали, вооружившись даже своим духом, уже была бы победа. Но нет у них ни опыта, ни желания так воевать, поэтому и во второй и в третий раз ученики спят.

41 И приходит в третий раз и говорит им: вы все еще спите и почиваете? Кончено, пришел час: вот, предается Сын Человеческий в руки грешников.
42 Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня.
(Мар.14:41,42)

Вот речь Иисуса, который там, в отдалении от учеников, а точнее, на расстоянии брошенного камня (а в те времена камень кидали достаточно далеко), речь Иисуса, который победил дьявола и теперь уже все решено, все объявлено и провозглашено. Пришел час.

Вы спите?: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*