Глава 3

думаюСудя по тому, о чем говорит третья глава, можно сделать вывод, что это прямое продолжение той же истории, что завершает вторую главу. А вторая глава заканчивается на утверждении, что человек , живущий по Новому Учению, уже не раб закона, а его господин.

1 И пришел опять в синагогу; там был человек, имевший иссохшую руку.
2 И наблюдали за Ним, не исцелит ли его в субботу, чтобы обвинить Его.
3 Он же говорит человеку, имевшему иссохшую руку: стань на средину.
4 А им говорит: должно ли в субботу добро делать, или зло делать? душу спасти, или погубить? Но они молчали.
5 И, воззрев на них с гневом, скорбя об ожесточении сердец их, говорит тому человеку: протяни руку твою. Он протянул, и стала рука его здорова, как другая.
6 Фарисеи, выйдя, немедленно составили с иродианами совещание против Него, как бы погубить Его.
(Мар.3:1-6)

Итак, перед нами вторичный вход Иисуса в Синагогу. Судя по слову «опять», что в древнем греческом говорит о повторном действии, можно сделать вывод, что вошел Иисус снова в ту самую синагогу, куда он заходил в первой главе. То есть, это та же синагога, в городе Капернауме.

Возможно это не так. Но мы договорились, что читаем Евангелие от Марка так, как читал бы Его любой язычник, который еще не знаком с другими Писаниями. Для таких язычников не известны никакие иные Евангелия. Он не знает Ветхозаветных Писаний. Он не слышал о посланиях Апостолов. То есть в его руках есть только (!) Евангелие от Марка. И именно по этому тексту у него складывается понимание учения Христова.

Да, сегодня мы умные ребята. Мы пользуемся параллельными местами, сопоставляем разные тексты, зная о разнообразных вариантах в разных текстах. И это хорошо. Но, чтобы понять послание Марка, его нужно читать ТОЛЬКО как послание Марка. Крайне важно понять его совершенно изолированно от других посланий. Под посланием я понимаю Евангелие, которое так же является своего рода посланием, как и любое сочинение.

Я не знаю, была ли эта синагога действительно та же самая. Я лишь утверждаю, что, судя по тексту Марка, можно сделать только один вывод, что это та же самая синагога. Все остальные выводы, если они и есть, могут быть основаны уже не на изолированном прочтении. А это, как раз, для нашего понимания может оказаться губительным.

Если мы придерживаемся правила прочтения Евангелия от Марка в изоляции от других текстов, то получаем приблизительно то же впечатление, что и читатели времен Марка. То есть именно то понимание, которое Марк хотел в нас возбудить. И, следуя этому подходу, я делаю простой вывод – это та же синагога.

Дальше. Мы обнаруживаем два события в Капернауме. Первое – Иисус учит в синагоге Капернаума, но не исцеляет там. Все, что Он там сделал, это выгнал беса, который пытался противостоять Учителю. Второе – это исцеление всего (!) города. И вот тут может быть недопонимание.

Так весь город был исцелен или нет? Смотрите, приходя в синагогу, Иисус не исцеляет. И, если бы не «восстание из ада», то Он вообще ничего бы там не сделал. Причин Марк не объясняет. Хотя…

И вот Учитель выходит из синагоги и идет в дом тещи Петра. И уже там он исцеляет весь город. Заметьте эту странность. Весь город пришел не в синагогу, а в дом тещи Петра. А как же синагога? Получается, что весь город – это весь город, а синагога – это нечто отдельное, что город не воспринимает своим.  Синагога для Капернаума, скорее что-то чуждое, чем родное.

И второй момент. Тогда как весь (!) город был исцелен до одного, в синагоге все еще остаются больные. Почему? Видимо и для посещающих синагогу город не является чем-то родным. То есть, мы видим две чуждые системы. Город, который с радостью идет к Иисусу, когда Он находится в доме тещи Петра, и совсем не торопится в синагогу. И членов синагоги, которые не идут туда, где собирается весь город, даже если это сулит исцеление.

И здесь я обнаруживаю действие, как сегодня модно говорить, религиозного духа. Вот он дух фарисейский и саддукейский: «Я лучше умру, чем прикоснусь к скверне, чем войду под кров черни, чем окажусь вместе с народом, который в своем большинстве языческий, а не иудейский.

Неужели члены еврейского общества не слышали о чудесах исцеления, произведенных Иисусом в этом самом городе? Не поверю, что не слышали. Однако их не оказалось там. Я не про всех иудеев. Ведь мы уже читали о книжниках и фарисеях, которые буквально по пятам шли за Иисусом (только не подражали, хотя и пытались понять). И, всё-таки, это не вся синагога, а лишь самые горячие головы.

Так вот, когда Иисус входит в синагогу вторично, то есть в ту же самую, где он учил прежде и где выгнал духа. Теперь на него уже смотрят совершенно с другим вниманием. Их теперь интересует одно – нарушит закон или нет? Мы уже говорили, что для язычника, читающего Марка уже понятно, что суббота – это некий табуированный день, в который много чего запрещено. А судя по тексту, приведенному выше, так же становится ясно, что под запретом и исцеления.

И, если в первый раз, когда Иисус приходил сюда, его слушали внимательно и удивлялись власти, с какой он учил. То на этот раз все изменилось. И обратите внимание как? Если в городе и окрестностях появление такой Личности радовало жителей, то в синагоге это сильно напрягало людей. Иначе говоря, чем больше Иисус творил чудес, тем больше посетители синагоги напрягались.

Да почему же? Да все по той же причине, что Ветхозаветный менталитет не может принять, что Законом Божьим можно властвовать. А Иисус именно об этом сказал в конце второй главы. «Ветхие» люди возмущались именно от того, что Учитель говорил о принятии божественной стороны, о переходе из «праха» в позицию «света».  Религиозное понимание смирения стояло на страже их сознания и тут же поднимало тревогу: «Стооооой! Это обман! Это гордость! Это хула на Бога!».  И каждый раз, слыша голос такого смирения, люди восставали против Иисуса. Вот почему, чем больше славился Иисус в городе и окрестностях, тем больше сомневались в нем «праведные» евреи.

И, когда Учитель второй раз вошел к ним, они уже не желали Его слушать, они искали только одного, как бы подловить его на чем-нибудь. Да, вот еще что. Может быть, я ошибаюсь, тогда поправьте меня, но ведь собрания в синагоге обычно проходят именно по субботам.  Я имею в виду общие собрания. И если в прошлую субботу Иисус изгнал беса, то в следующую субботу они уже ожидали чего-то подобного. Они уже надеялись, что он сделает именно это, и тогда евреи получат право обвинить Его.

1 И пришел опять в синагогу; там был человек, имевший иссохшую руку.
2 И наблюдали за Ним, не исцелит ли его в субботу, чтобы обвинить Его.
(Мар.3:1,2)

Видимо они уже жалели, что не схватили Иисуса за руку в прошлый раз, так что во второй раз они уже были наготове. Кстати, слово «был» в первом стихе, совсем не говорит нам о том, что этот человек был там всегда. Возможно, в прошлый раз его и не было. Дело в том, что древнегреческое слово, переведенное здесь словом «был», означает также еще и «случился», что, по сути, означает либо случайное, либо нет появление этого человека именно в эту субботу.  Я склоняюсь к следующему. Этого сухорукого в первый раз не было. А в эту субботу, либо он пришел сам, потому как надеялся встретить там Иисуса и получить исцеление. Либо его туда привели, чтобы на его исцелении подловить Иисуса, основываясь на замеченной черте за Иисусом, а именно любви исцелять, так что ни один человек не остается не замеченным. Отсюда и появляется это утверждение – «И наблюдали за Ним, не исцелит ли его в субботу, чтобы обвинить Его».

Итак, Иисус утверждает, что «человек – господин и субботы». Этого «праведники» не могут принять. Их бурдюк уже давно приспособлен только к Ветхозаветному вину. И на их дыры в понимании можно накладывать только проверенные столетиями заплаты. А ведь Марк только что воспроизвел эту фразу. ТОЛЬКО ЧТО!!!

И вот, истинный Господин субботы приходит в «западню».  Люди наготове, сеть сплетена, приманка – человек с иссохшей рукой, уже на месте. Осталось дело за малым. Дождаться действия и дело в шляпе.

Иисус понимает, что его ждет и поступает очень мудро. Действительно, что бы мы сделали на Его месте? Ну, наверное, не пошли бы в синагогу. Но ведь он еврей. Если бы он не пришел туда, это стало бы достаточным поводом к обвинениям.  Так, не пойти мы не можем. Что делать? Не исцелять? Но тогда мы не делаем того, к чему призвал нас Отец! Исцелить? Но тогда, опять же, вся миссия идет коту под хвост, потому что нас схватят прямо там и обвинять в непочтении к субботе, в нарушении совершенно ясного закона, который гласит «не делай ничего ни ты, ни скот твой». Этого, правда, язычники не понимали (я имею в виду тех, кто читал Марка).  Так что же мы бы сделали? Иисус предлагает следующий вариант решения проблемы.

3 Он же говорит человеку, имевшему иссохшую руку: стань на средину.
4 А им говорит: должно ли в субботу добро делать, или зло делать? душу спасти, или погубить? Но они молчали.
(Мар.3:3,4)

В третьем стихе Иисус еще ничего не сделал, что можно трактовать как нарушение закона.  Но дальше Он обращается к тем, кто готов накинуться на Него с обвинениями. И обращается с вопросом. Он буквально спрашивает их, как ему поступить? То есть, как будет правильно? Но вопрос ставит таким образом, чтобы они, либо, ответили разрешением, либо молчали.

Действительно, намекая на возможное исцеление больного, он спрашивает, что именно можно делать в субботу? И предлагает два варианта. Либо я ничего не делаю, как написано в Законе, и тогда я потакаю болезни, то есть делаю зло. Либо я нарушаю Закон, то есть исцеляю больного, а значит, делаю добро.  То есть, либо я нарушаю Закон тем, что творю зло, либо тем, что поступаю не по Закону. И так и эдак нарушение.  Иисус еще усугубляет свой вопрос, усиливая тем, что исполнением Закона губится душа (буквально жизнь), а неисполнением Закона жизнь спасается. И как тут быть? Если ты раб Закона, ты гарантированно погубишь душу. Если же ты хочешь спасти душу, ты вынужден нарушить Закон. Но нарушать закон без последствий может только тот, кто властвует НАД Законом. Итак, если человек раб субботы, то нет границы царству смерти. Если человек раб жизни, то суббота подвинется, а смерть убежит.

Что на это могли ответить мудрые? Какой бы они ответ не дали, они оказываются под грехом. И в первом и втором случае они окажутся нарушителями Закона. Но ведь они  — рабы. Нарушить не могут, но и признать, что готовы погубить невинную душу, не способны.  Весь их ответ – молчание.

После такого вопроса любая их попытка обвинить Иисуса становится обвинением против них самих. Иисус же спросил у них «совета». Получается, что они не запретили Ему исцелять. А раз нет запрета, то это разрешение.  Любой теперь мог сказать, что они сами дали Иисусу на это право.

5 И, воззрев на них с гневом, скорбя об ожесточении сердец их, говорит тому человеку: протяни руку твою. Он протянул, и стала рука его здорова, как другая.
6 Фарисеи, выйдя, немедленно составили с иродианами совещание против Него, как бы погубить Его.
(Мар.3:5,6)

Почему Иисус скорбел и гневался? Это по причине «ожесточения сердец». Он смотрел на людей, для которых жизнь человека ничего не значила. Единственное, что их интересовало – это Закон. То есть их собственная праведность. А жизнь человека – это что-то лишнее, что мешает им гармонично развиваться и приближаться к Богу. Итак, только господин субботы способен творить добро, а раб всегда будет только гадить. Как бы свято и праведно он при этом не выглядел.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.