Господин субботы

думаюПовторим пройденное. Сначала Марк показывает нам мощь Учения Христова. И вся мощь Его учения заключается во власти, владычестве Человека (пока еще с большой буквы) над всем тварным миром. Чего стоит лишь исцеление всех больных в городе в течение одной ночи! Затем Марк вводит нас в тему отличия Нового Учения от старого. И эти отличия он показывает нам на примере споров, тех возмущений, которые это Новое Учение вызывает у приверженцев Ветхозаветной святости. 

Шокирующим моментом является заявление, что человек может прощать грехи. Затем, отношение к скверне. То, что раньше страшило человека, теперь от этого человека убегает в ужасе.  Бог, Который на Небе, оказывается Богом в Человеке (до рождения апостолов свыше, только в Иисусе), поэтому с большой буквы.  Все эти удивительные противопоставления делают невозможным принятие Христова Учения людям, не избавившимся от менталитета раба божьего.

Но действительный восторг вызывает следующее:

23 И случилось Ему в субботу проходить засеянными [полями], и ученики Его дорогою начали срывать колосья.
24 И фарисеи сказали Ему: смотри, что они делают в субботу, чего не должно [делать]?
25 Он сказал им: неужели вы не читали никогда, что сделал Давид, когда имел нужду и взалкал сам и бывшие с ним?
26 как вошел он в дом Божий при первосвященнике Авиафаре и ел хлебы предложения, которых не должно было есть никому, кроме священников, и дал и бывшим с ним?
27 И сказал им: суббота для человека, а не человек для субботы;
28 посему Сын Человеческий есть господин и субботы.
(Мар.2:23-28)

Вряд ли молодые христиане из язычников могли в полной мере оценить эту историю. Ведь мало кто из язычников того времени вообще понимал смысл субботы. Да и история с хлебными приношениями была не совсем ясна. Однако Марк приводит ее. Он полагается на их понимание в служении богам, где так же есть какие-то приношения. А там, где не ясно помогает акцент, который поставил Сам Спаситель. В плане же субботы, полагаю, что язычники, хотя бы слышали о самозабвенном хранении евреями этого дня. Потому как евреи к тому времени расселились по всей известной тогда территории. Может они не понимали этого, но слышать должны были. Итак, что же должен был увидеть в этих строках не еврей?

Во-первых, как только Марк начинает повествование о срывании колосьев в субботу, тут же звучит пояснение – «чего не должно». И это «не должно» работает именно в субботу, а не в пятницу или понедельник. Таким образом, любой язычник сразу понимал, что у евреев есть какой-то пунктик на этом месте. Затем язычник читает о некоем  Давиде, который имел нужду и был голоден. И был он не один, а с людьми, которые так же нуждались и хотели есть. Ну, это тоже понятно. Не нужно знать чего-то сакрального, чтобы разобраться. Затем, об этом Давиде сказано, что он вошел в храм (дом Божий), когда там священником был Авиафар. И здесь нет ничего странного для язычника. Храм – понятно, священник – тоже.

Главное звучит позже, когда этот самый Давид (то, что он царь, язычник мог не знать) вошел в храм Бога, то начал  есть то, что, по словам Иисуса, записанным Марком, есть было нельзя. Эту пищу можно было есть только священникам. А Давид ел сам и дал сопровождающим его людям. Самое интересное, что и это понятно язычникам. Даже тем, кто никогда не слышал про Иудейского Бога. И у язычников есть то, что никто кроме жрецов (священников) не может есть. И взять это – значит вызвать на себя гнев богов. Однако Давид сам ел и другим дал. И… и ничего. Гром с неба не ударил, земля не разошлась. Даже язычник должен понять, что этот странный Давид поступил ужасно. Иногда язычники более религиозны, чем те, кто проповедует истинного Бога.

Любой бывший язычник при чтении этих строк должен был взорваться в негодовании на этого странного Давида, который позволяет себе такое «нечестие». Но Марк не дает читателю сатисфакции. Вместо описания гнева с Неба, Марк цитирует Иисуса, который говорит еще более странные слова.

Итак, что же должны были увидеть читающие марка язычники? Ученики Иисуса делали что-то нехорошее. И то, что они делали оценивается плохо именно потому, что это суббота. То есть суббота – это табуированный день, священный. Подробности не важны. Главное, что они делали то, что считается скверной. Из текста так же понятно, что в любой другой день, та же операция была бы совершенно легальной и не вызвала бы никакой реакции у свидетелей. Значит суббота – это очень важный день для иудеев.

Итак, фарисеи, которые, как мы выяснили, тоже очень хотели понять учение Христа и потому следовали за Ним как на привязи, не могли не обратить своего внимания на вопиющее беззаконие, творящееся на глазах Учителя. В ответ на их обращение, Учитель утверждает, что те же самые фарисеи должны помнить историю про какого-то там Давида, который тоже творил вопиющее беззаконие в храме, однако, судя по намеку, ему за это ничего не было. То есть Иисус защищает своих учеников тем, что ссылается на прецедент в истории. Как там за беззаконие никто не был наказан, так и здесь никакого наказания не последует.

А дальше Иисус просто шокирует Своим заявлением, переворачивающим все мировоззрение и язычника и иудея. Суббота, по расчету Марка, уже должна войти в сознание читателя как некий символ табу (запрещающего закона). И оказывается, что этот закон теперь находится в совершенно другом отношении к человеку. Если раньше, если человек не исполняет закон, то человек должен быть побит камнями без сожаления. То есть человек находился под законом. Теперь, со слов Учителя, закон оказывается под человеком. И более того, по словам Иисуса, закон изначально должен был там (под человеком) находиться.  А это вообще «взрыв мозга» даже для язычника.

Итак, Учение Иисуса призвано сделать человека не просто господином, а господином, властвующим даже над такими вещами, как закон. Если раньше был Один Законодатель. Теперь появился другой. И пока учение еще преподается, но не вошло в силу, этот Законодатель Сын Человеческий, т.е. Иисус. Но то, что Сам Учитель в этом «уроке» говорит, что господин субботы именно Человеческий сын, должно показать нам, что это цель Христова Учения. Сделать каждого, кто следует этому учению, новым Законодателем. С такими утверждениями ни один здравомыслящий иудей не согласится. Это выше всяких возможностей. Такое вино не выдержит ни один «проверенный временем» бурдюк. Ни одна испытанная одежда не сможет «сродниться» с подобной заплатой. Поэтому либо я полностью отрекаюсь от Ветхозаветных рамок, либо встаю в аппозицию Новому Учению. Либо направо, либо налево. Видимо это и являлось самым главным раздражителем для фарисейского сообщества.

Подведу итог второй главе. Понимал ли человек, который разбивал Евангелие на главы, тему этой главы, или нет, не знаю. Но вся эта глава, в отличии от первой, посвящена одной главной мысли – секрет могущества Нового Учения кроется в приобретении человеком божественности.  Благодаря Христову Учению человек уже не раб, он господин. Он господин в прощении грехов. Он господин по отношению к скверне, болезни и т.д. Он даже господин в отношении религиозных законов. И до такой степени, что нарушая Богом установленный закон, отменяет его так, что с этим соглашается главный Законодатель и принимает это как свое волеизъявление. Это еще предстоит осознать, а пока, пока.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*