Римлянам 7:1-12

думаюИтак, если человек, принятый на равных по милости, вновь ведет себя как враг, то милость  к нему может и закончиться. И получается, что тот, кто после прощения грешит – тот грешит уже по своей воле, а не по воле плоти. Он сам хочет подчиняться плоти. Но, если он выбирает не подчиняться ей, ведь оковы уже сняты, то результатом такой жизни становится святость. Результатом, а не средством. И даже этот результат, казалось бы закономерный, основан не на Законе, а, опять же, на благодати.  Как видим, все 6 глав, что мы изучали, посвящены одному, Закон не может послужить к спасению, наоборот, он нужен совсем для другого. Чтобы обнаружить силу греха, его власть, и пожелать избавиться от него.

1 Разве вы не знаете, братия (ибо говорю знающим закон), что закон имеет власть над человеком, пока он жив?
2 Замужняя женщина привязана законом к живому мужу; а если умрет муж, она освобождается от закона замужества.
3 Посему, если при живом муже выйдет за другого, называется прелюбодейцею; если же умрет муж, она свободна от закона, и не будет прелюбодейцею, выйдя за другого мужа.
(Рим.7:1-3)

Указание Павла: «ибо говорю знающим закон», четко указывает на адресат речи. А именно, Павел обращает свое поучение к христианам из евреев, настаивающих на обязательности исполнения Закона. Что же он хочет донести до своих собратьев по крови? Первое, на что обращает внимание здесь апостол, это зона влияния Закона. А именно на то, что Закон работает только в отношении живых. Мертвый человек не подчиняется закону, что бы он ни требовал. Далее апостол приводит пример с женщиной.

2 Замужняя женщина привязана законом к живому мужу; а если умрет муж, она освобождается от закона замужества.
3 Посему, если при живом муже выйдет за другого, называется прелюбодейцею; если же умрет муж, она свободна от закона, и не будет прелюбодейцею, выйдя за другого мужа.
(Рим.7:2,3)

Здесь все просто.  Жив муж, жена связано законом. Вышла замуж – изменница, плохая, на нее смотрят косо, плюют ей вослед. Муж умер, жена свободна. Вышла замуж – молодец, аплодисменты, поздравления, смотрят вослед и завидуют. А ведь всего-то разница – муж жив или нет.

4 Так и вы, братия мои, умерли для закона телом Христовым, чтобы принадлежать другому, Воскресшему из мертвых, да приносим плод Богу.
(Рим.7:4)

Начало четвертого стиха переведено синодом как «так и вы». Такого в греческом тексте нет. Это работа переводчика, желающего дать пояснение, подсказать ход мыслей. И, надо признать, я с ним соглашаюсь. Хотя греческий звучит несколько иначе.

4 Так-что, братья мои, и вы были умерщвлены для Закона телом Христа, чтобы оказаться (в руках) Другого, воскресшего из мертвых, чтобы мы плодоносили Богу.
(Рим.7:4)

Итак, как жена, которая была замужем за одним, и после смерти мужа вышла замуж за другого, так же и мы, были сначала в послушании плоти, а после смерти должны бы стать послушными благодати.

Еще раз. Иисус победил плоть в пустыне, а на Голгофе он ее убил. Но смерть на Голгофе была нужна нам, а не Ему. Первое – благодаря смерти на Голгофе мы, как  человечество, излили свой гнев на Бога, и тем удовлетворили свою обиду на Бога. Второе – благодаря Голгофе, Иисус получил возможность передать нам Свой Дух. Он так и говорит:

7 Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам,
(Иоан.16:7)

Далее, основываясь на предыдущем рассмотрении слов Павла, делаем вывод. Если мы переносим искушения разного рода, оставаясь верными благодати, то мы оказываемся погруженными (крещены) в подобие смерти Иисуса. И наша плоть оказывается в этот момент на том же кресте, на каком висел наш Спаситель. И как Спаситель умер, наша плоть так же и там же умирает. Но, как мы видим из послания, эта смерть не происходит без нашего участия.

Иисус, с одной стороны, снял кандалы, открыл двери темницы и вложил в наши руки меч, а с другой стороны, он обезоружил нашего рабовладельца, сбросил его с трона и окунул в грязь перед всеми его рабами, объявив его вне закона. Что нам остается? Если мы останемся на старом месте, то старый хозяин, умоется и вернется. И если мы в темнице, то он попытается вновь нами руководить. И если мы подчиняемся, ему нет нужды нас запирать. Мы сами себя запираем.

Нам же нужно взять оружие, предоставленное нашим Спасителем, выйти из темницы и не реагировать на слова плоти. Ее для нас не должно больше существовать. Она комар, будет мешаться, надо прихлопнуть. Мы больше не ее, и для нее нас больше нет. Полный «игнор».

И вот на сцену выходит Закон. Он говорит, что мы что-то должны выполнять (помните 613 заповедей?).  Но ведь этот закон был дан для плоти. А мы теперь умерли для плоти. Закон духовен, но дан специально, чтобы показать силу плоти. А так, как теперь мы умерли для плоти, то и для Закона. Нет объекта, для которого был назначен Закон. Умерев для плоти и для Закона, теперь мы принадлежим другому Хозяину. Тому, Кто воскрес из мертвых. И теперь, не имея осуждения, мы свободны. Мы можем делать то, что всегда желали. То, что хотели, но не находили сил. Поступать честно, любить, прощать и не зависеть от мнения других. А значит, мы начинаем жить праведно, так как хотели. И как результат – плод Богу (святость). То есть то, о чем Бог мечтал с самого первого дня творения. А так как святость, это не праведность, а Божье отношение к людям, то и наше отношение к людям становится таким же, как у Бога – Божественным.

5 Ибо, когда мы жили по плоти, тогда страсти греховные, [обнаруживаемые] законом, действовали в членах наших, чтобы приносить плод смерти;
6 но ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить Богу в обновлении духа, а не по ветхой букве.
(Рим.7:5,6)

Итак, когда мы жили по плоти, то Закон работал. И в результате работы Закона, в наших членах (теле) обнаруживалась некая сила, которая заставляла нас не повиноваться Закону. И в результате мы шли в смерть. Закон требует действия, а животный дух требует покоя. Здесь и не соответствие.

Но сегодня, после Христовой жертвы, когда мы умерли для Закона, когда вопреки требованиям плоти мы приняли Христа, посвятили себя Ему, подчинились Божьей благодати, мы умерли для закона. То есть получили возможность игнорировать плоть и тем самым вырвались из-под контроля Закона. А значит, мы уже живем не под его властью (Закона), а через осознания новой жизни. В новом духе, в другом измерении. В мире, где Закона уже нет, а плоть уже бессильна.

7 Что же скажем? Неужели [от] закона грех? Никак. Но я не иначе узнал грех, как посредством закона. Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: не пожелай.
(Рим.7:7)

Здесь, в принципе, все понятно. На риторический вопрос Павла, грех ли причина греха, апостол отвечает отрицанием. Но вот роль Закона: «Но я не иначе узнал грех, как посредством закона. Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: не пожелай». То есть, если бы Закон не сказал: «нельзя», то я бы даже не знал, что такое хочу. Точнее, я бы не знал, что это «хочу» настолько сильно в моей жизни.

8 Но грех, взяв повод от заповеди, произвел во мне всякое пожелание: ибо без закона грех мертв.
(Рим.7:8)

Как видно из этого стиха, не Закон породил грех. А грех взял Закон, данный Богом, и стал требовать от человека именно то, что нельзя по Закону, делая нас виновниками.  Таким образом он упрочнял свою власть над человеком. Поступая по законам воровским. Например, сегодня в тюрьме есть такой метод, как недавно мне рассказали. Человек оказывается по каким-то причинам в тюрьме. Не будем рассуждать о том, как он там оказался. Но там, за решеткой ему не дают телефона для связи с внешним миром. И тут появляются добрые ребята, у которых этот телефон есть. Все, что они предлагают – позвонить. Звонить нельзя, они именно это и предлагают. И человек, пользуется их услугой. Никто не заметил. Никто не был наказан. И вот, через какое-то время, к человеку подходят и говорят: «Дорогой, мы тебе помогли, когда тебе было нужно, неплохо было бы отблагодарить!». И уже требуют что-то взамен. Но то, что они требуют, это преступление. Ведь ради человека кто-то пошел на нарушение Закона, теперь надо платить той же монетой. И человек оказывается на крючке. А ведь ничего особенного! Всего лишь позвонил по телефону! Сделал то, что было запрещено.

Но, представьте себе другую ситуацию. Тот же человек на воле. И у него нет телефона. И те же ребята с телефоном стоят где-то рядом с ним. Что, как вы думаете, будет происходить? Первое, самое вероятное, они просто не дадут ему телефон. Второе, они сразу попросят расплатиться, и если у человека нет денег, просто откажут в звонке. Заметьте, я здесь не говорю о массе нормальных людей, которые готовы бескорыстно помочь человеку. Я говорю именно о ворах. Так вот, там, где им не выгодно, они не будут делать «добра».

Вот и плоть – вор. Если она что-то предлагает, значит потом, потребует большего. И таким образом, вор превращает простое, доброе отношение, в преступление. Так и плоть, превращает Божью заповедь к поводу для греха. Чем делает Закон делом невыносимым и противным человеку.

9 Я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил,
10 а я умер; и таким образом заповедь, [данная] для жизни, послужила мне к смерти,
11 потому что грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня и умертвил ею.
(Рим.7:9-11)

Под «умертвил» Павел, судя по всему, подразумевает смерть для Бога. Как заключенный, имеющий все шансы выйти и стать нормальным, попав на крючок обманщика, теряет этот шанс навсегда. То есть умирает для свободы.

Вот и получается, что Закон – вещь замечательная. И если бы не плоть, мы бы были в нем счастливы.  Почему? Да потому, что Закон требует от нас именно того, чего мы сами хотели бы исполнять. Он требует то, что для нас норма. Но, как только появляется требование, мы оказываемся неспособными исполнять это требование. Таково коварство плоти.

12 Посему закон свят, и заповедь свята и праведна и добра.
(Рим.7:12)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*