Римлянам 2:25-29

думаюВспоминаем. Павел крайне возмущен тем, что происходит в Римской церкви. Он буквально объявляет их нехристями, ставит их на одну полку с неверующими. Павел пророчествует им излияние Божьего гнева, и предупреждает о превращении церкви в Содом и Гоморру. И все это лишь потому, что в церкви появилось два непримиримых лагеря.  А это значит, что каждый из лагерей взял на себя право судить другой, и превозносить свой. Мы не знаем всех подробностей, но видимо дошло до того, что христиане предпочитали свои выводы и правила, свои «новые традиции» слову Господа.

И первый лагерь, с кого начал Павел – лагерь евреев. Он показал, что для Бога не важно «родство», ему важны дела. Я понимаю, что мне тут же процитируют слова того же Павла – «потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познается грех».(Рим.3:20) Но мы должны понимать, что речь в этой цитате не в «делах», а в «делах закона». А об этом мы еще будем говорить. И Апостол продолжает свою мысль так:

25 Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием.
26 Итак, если необрезанный соблюдает постановления закона, то его необрезание не вменится ли ему в обрезание?
27 И необрезанный по природе, исполняющий закон, не осудит ли тебя, преступника закона при Писании и обрезании?
28 Ибо не тот Иудей, кто [таков] по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти;
29 но [тот] Иудей, кто внутренно [таков], и [то] обрезание, [которое] в сердце, по духу, [а] не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога.
(Рим.2:25-29)

Слово «обрезание», судя по всему, устоявшийся термин, описывающий принадлежность к Божьему народу. И так, как это является единственным внешним доказательством того, что мужчина – еврей, то «обрезание» стало, пожалуй, встало на первое место. Однако Павел исправляет это, утверждая совсем обратное.

Что он говорит? Он говорит, что обрезание действительно важно и полезно, в плане определения принадлежности к еврейству, как к Божьему народу. Только с оговоркой. Там стоит слово «если». А это слово всегда действует одинаково. Оно указывает на обязательное условие. Я, например, немного знаком с языками программирования, и в этих языках, слово «если» работает очень жестко. Оно не позволяет выполниться какому-то условию, «ЕСЛИ» оно не соответствует требованиям во всей полноте. Вот это «если» очень и очень внимательно к выполнению условия. Павел, говоря «если», как программист ставит условие, которое с полной гарантией работает и не допустит исполнения вне условий. Итак, вот условие – «если исполняешь закон».

Итак, мы имеем обрезанного в восьмой день еврея. Проверяем исполнение условия. И обнаруживаем, что этот еврей в разные времена своей жизни не исполнил условия «если». Что это значит? Это значит, что как только он нарушил условие, его «обрезание» потеряло всякий смысл. И всю остальную часть жизни он уже, судя по условию, не принадлежал к божьему народу.

Да, конечно, мне скажут, что у Бога много благодати и милости. Но, извините, дорогие верующие, о чем мы говорим? Если мы говорим о милости, то уже не о законе. А если о законе, то все происходит именно так, как описано выше. Итак, если еврей хотя бы раз в жизни нарушил какой-либо пунктик Закона, он уже, по Закону, не является евреем. Все остальное от лукавого. Тогда почему же они до сих пор евреи? Ха! По милости! Но мы-то говорим о Законе! А закон не имеет в себе милости.

Но с другой стороны, говоря о язычниках, апостол замечает другое. Представим себе на минуту, что появился некий человек, который не родился от Авраама и не принадлежит Божьему народу. Но всю свою жизнь (хотя это не возможно) жил так правильно, что у Закона к нему нет никаких претензий. Что тогда получается? А получается то, что именно такой человек, даже не имея внешнего признака в виде обрезания, оказывается частью Его народа.

А теперь давайте немного подойдем к этому вопросу более практично. Не будем так критичны к исполнению закона, но оценим поведение со стороны. И что мы увидим? Мы увидим людей, которые независимо от принадлежности к Божьему народу ведут себя либо справедливо, честно, достойно, либо, наоборот, не справедливо, не честно, не достойно. Так вот, если смотреть с этой «колокольни», то и здесь оказывается, что многие обрезанные ведут себя гораздо хуже многих необрезанных. И говоря об этом, Павел делает заключение: «…если необрезанный исполняет закон (то есть ведет себя честно) просто потому, что так понимает и чувствует, то неужели Бог не оценит его поступков и не ответит на его призыв, и не сделает его частью Своего народа?».

А с другой стороны, человек, понимающий, что такое честь и совесть, неужели не увидит нечестие еврея, хотя и обрезанного. И, неужели, не осудит его? А ведь честному язычнику совершенно наплевать на твое обрезание. Ему важно какой ты по сути. И что, разве ты сможешь перед ним оправдаться в своем нечестии, прикрываясь Законом и Писанием? Думаю, наоборот, ты будешь осужден им еще строже.

И тут Павел делает сенсационное заявление. Это не понравится поклонникам иудейского христианства. Он говорит, что Иудей, это не тот, кто имеет характерные черты лица, и не тот, кто, сняв нижнее белье, выглядит иначе, чем другие. Эти понты хороши только для наивных людей. Но Бог не человек, Он не смотрит на твой «инструмент», и Ему не помешает судить о тебе цвет твоих волос или форма носа. Он смотрит на сердце. Я приведу свой перевод последнего стиха второй главы.

29. но этот иудей в тайне, и обрезание сердца (заключено) в духе, а не букве, и (такому иудею) похвала не от людей, но от Бога.
(Рим.2:29)

Вот это Павлово «в духе, а не букве», говорит о том, что настоящее обрезание не по правилам, а по жажде сердца. Если я жажду славы Бога – я обрезан, если я хочу избежать наказания, и потому стараюсь выполнять закон, я язычник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.