Римлянам 1:5-12

думаюИтак, Павел пишет письмо в Рим. Не к противникам Христа, а к его последователям. И при этом ему приходится начинать с азов, как бы удостоверяя как свое право и обязанность на благовестие, так и правомочность самого благовестия.  Такое вступление крайне необходимо именно там, где начинает действовать лжеучение.

Павел начал с того, что указал, что он, Павел, всего лишь раб и курьер по доставке почты – почтальон, расписавшийся в получении важного послания и отвечающий за его доставку своей жизнью. Это послание содержит секрет возвращения человека в царственное положение, в славу, данную человеку Богом от начала мира. И этот секрет заложен в Иисусе, который плоть свою унаследовал от царя Давида, а по разным признакам был определен как Сын Бога. И эти признаки заключаются в том авторитете, который Иисус проявил при воскресении мертвых, совершая это в духе Отцовского отношения к своим детям, Бога к людям. Итак, Павлу вверено благовестие об этом Иисусе, а не о каком-то другом.

5 через Которого мы получили благодать и апостольство, чтобы во имя Его покорять вере все народы,
6 между которыми находитесь и вы, призванные Иисусом Христом, —
7 всем находящимся в Риме возлюбленным Божиим, призванным святым: благодать вам и мир от Бога отца нашего и Господа Иисуса Христа.
(Рим.1:5-7)

И именно через этого, а не какого-то другого Иисуса мы (все христиане, а не только апостолы, как некоторые считают) получили две вещи.

Первое – благодать. Здесь использовано слово «харин», корнем которого является «харис», т.е. благосклонность, благожелательность, милость. Иначе говоря, незаслуженное доброе отношение Бога к нам. Вот это, кстати, «незаслуженное доброе отношение» и заслуженный гнев в наказание – это и есть Божья святость. Такое незаслуженное доброе отношение Бога к нам мы получили благодаря Иисусу. Вот тут нужно пояснить. Мы можем легко перемешать две вещи. С одной стороны, Бог всегда благосклонно относился и относится к человеку. У него много благодати. И эта благодать всегда была, независимо от жертвы Иисуса. С другой стороны мы не могли ее принять, потому что сами были настроены и научены так, чтобы не иметь возможности получать то, что у Бога в избытке. Именно чтобы получить нам, чтобы изменить наше отношение и дать нам возможность взять то, что Бог всегда готов дать, для этого и понадобилась жертва Христа. Итак, спасибо Христу Иисусу, теперь мы можем приобрести то, что раньше люди имея не имели.

Второе, что мы получили через Иисуса – это «апостольство».  Как уже говорилось ранее, апостол – это должность низкого уровня. Это лишь почтальон. Но Христов апостол – это почтальон, которому вверено секретное донесение особой важности.  И действие этого письма таково, что подчиняет, порабощает, делает послушными каждого, кто понимает его. Это слово здесь может нас сбить с толку. Встречая его здесь, мы легко можем подумать, что вся фраза относится к апостолам. Но весь контекст послания говорит об обратном. Апостол утверждает, что все христиане получили как благодать, так и апостольство. То есть и христиане из Рима призваны доносить благую весть и покорять от Имени Христа вере в Бога все народы.

И тут же он напоминает, что хоть Римляне и получили апостольство наравне со всеми божьими людьми, они так же, до своего обращения, были среди тех, кому это Послание было доставлено.  Они, Римляне, имеют от Бога поручение «покорять вере» все народы, тогда как сами, совсем недавно, были покорены этой вере тем же посланием.

Здесь явно виден настрой Павла. Он не очень «дружелюбен». Он с самого начала ставит их на место.  Указывая, что они не далеко ушли от тех, кого должны приводить к вере. Поэтому и звучит его пожелание «благодати и мира» (конец 7-го стиха).

Кроме того седьмой стих начинается со слова «всем».  Павел сразу начинает свою воспитательную работу, говоря это слово. Он говорит, что его пожелания относятся ко «всем находящимся в Риме». Он так же говорит, что «все, кто находится в Риме (намекая на два лагеря, о которых пойдет речь позже, как христиане из евреев, так и христиане из язычников) возлюбленные Божьи. То есть «ВСЕ» они возлюблены Богом и нет никого, кто бы оказался НЕ ВОЗЛЮБЛЕННЫМ.

И ВСЕ эти возлюбленные являются а) призванными, б) святыми.  Иначе говоря, никто из членов церкви Рима, не может считать себя «нелюбимым», или «не призванным», или «не святым». Все, от мала до велика, как евреи, так и еллины. Бог призвал всех и ко всем имеет свое Божественное чистое отношение, всех любит.

Слава Рима

8 Прежде всего благодарю Бога моего через Иисуса Христа за всех вас, что вера ваша возвещается во всем мире.
(Рим.1:8)

Вообще-то нужно хорошо понимать, что Павел – человек с божественным юмором и иронией. Но, мы же привыкли читать тексты послания не как письма, а как «Священные Писания». Но читая таким способом, мы уничтожаем разные особенности авторов. Павел очень часто иронизирует. А мы не замечаем этого и, глядя на иронию, явную и не прикрытую, думаем, что это серьезное заявление. Оно и является серьезным, но высказано с иронией, а это нужно улавливать.

Вот, только что мы прочли восьмой стих. Что мы обычно видим в этом стихе? Удовлетворение Павла от веры Римлян, ни так ли? Но, если мы читаем все послание, то видим совсем другое. Почему? Павел противоречит себе? Нисколько. Просто этот текст нужно читать с иронией.

Павел действительно благодарен Богу за всех, кто в Риме. Но тут же сводит это к «сарказму». Этот прием для того, чтобы читающий ощутил всю горечь, которую испытывает апостол Христа в отношении веры этих христиан. Он сначала как бы хвалит, заставляя почувствовать себя на высоте, а потом, нежно, но неминуемо тыкает их носом в свое … … безобразие. Если не учитывать контекста послания, то мы этого здесь не увидим. Но, если бы Павел был действительно доволен той славой, какая идет о Римской церкви по всему Миру, он бы не так сильно торопился бы попасть к ним и не тратил бы столько усилий и времени на написание такого обширного труда.

Я хочу сказать, что та слава, которая расходилась повсюду о Римской церкви, была, по-видимому, кошмарной.  Если еще не понятно, поясню. Павел, вообще-то никогда не шел туда, где уже кто-то открыл церковь. Его желание и стремление работать там, где «не ступала нога апостола».

20 Притом я старался благовествовать не там, где [уже] было известно имя Христово, дабы не созидать на чужом основании,
21 но как написано: не имевшие о Нем известия увидят, и не слышавшие узнают.
22 Сие-то много раз и препятствовало мне придти к вам.
(Рим.15:20-22)

Что же нужно было натворить, чтобы апостол изменил своему правилу? Подумайте над этим.  И тогда фраза Павла «вера ваша возвещается во всем Мире» приобретёт иной смысл.

24 Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников.
(Рим.2:24)

Если вы обратили внимание, последние два отрывка я взял из этого же послания. Итак, Римляне нашумели так, что Павел включил «мигалку» и заторопился в Рим, чтобы потушить пожар, пока он не уничтожил всю Христову работу.

9 Свидетель мне Бог, Которому служу духом моим в благовествовании Сына Его, что непрестанно воспоминаю о вас,
10 всегда прося в молитвах моих, чтобы воля Божия когда-нибудь благопоспешила мне придти к вам,
11 ибо я весьма желаю увидеть вас, чтобы преподать вам некое дарование духовное к утверждению вашему,
12 то есть утешиться с вами верою общею, вашею и моею.
(Рим.1:9-12)

В 9-м стихе Павел утверждает, призывая Бога в свидетели, что «непрестанно» молится о Римлянах. Подумайте немного. Павел ежедневно в гуще событий, у него постоянное стечение людей (по его словам). Вокруг масса проблем, его гонят, бьют, он тонет, воскресает после избиения камнями и т.д. и т.п. Ежедневно люди, люди, люди. Он опекает разные церкви. В его голове не только Рим, но и Ефес, и Коринф, и многие другие. Если бы он о каждом человеке или церкви так молился, у него просто не хватило бы времени на служение. Если в случае с Ефесом он «непрестанно вспоминал их в молитвах», это означало, что проблемы Ефеса не давали Павлу покоя, то в Риме ситуация повторилась. Повторилась в том, что для Павла Рим стал главной проблемой каждого дня. Вот почему он «непрестанно воспоминал» о  них.

И смотрите, о чем просит Павел! Это 10-й стих. Он просит «всегда», чтобы Бог позволил, и как можно быстрее, «придти к вам», т.е. к Римлянам. Павел торопится. Неужели у Павла разгорелись такие «нежные» чувства к христианам Рима, что он без них «ни спать, ни есть не может»? Павел, конечно же, исполнен Божьей любви, но отнюдь не романтической. Его любовь не в том, чтобы «созерцать» лица возлюбленных, но, чтобы спасать. Он исполнитель Христовый поручений. А Христос сказал:

23 Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой. Ибо истинно говорю вам: не успеете обойти городов Израилевых, как приидет Сын Человеческий.
(Матф.10:23)

И сам апостол вторит Ему:

15 Итак, смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые,
16 дорожа временем, потому что дни лукавы.
(Еф.5:15,16)

И еще:

24 Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить.
25 Все подвижники воздерживаются от всего: те для получения венца тленного, а мы — нетленного.
26 И потому я бегу не так, как на неверное, бьюсь не так, чтобы только бить воздух;
27 но усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным.
(1Кор.9:24-27)

Павел бежит, чтобы успеть выполнить все. Ему некогда просто путешествовать. Если он куда-то торопится, значит, там есть в нем нужда.

10 всегда прося в молитвах моих, чтобы воля Божия когда-нибудь благопоспешила мне придти к вам,
11 ибо я весьма желаю увидеть вас, чтобы преподать вам некое дарование духовное к утверждению вашему,
12 то есть утешиться с вами верою общею, вашею и моею.
(Рим.1:10-12)

Итак, апостол рвется в бой, а именно в Рим, потому что в Риме ситуация достигла предела, критической массы. Задача Павла исправить как можно быстрее эту ситуацию. И, получается, что в своем вступлении я не совсем был прав, когда говорил, что Павел решил подготовить почву к своему приходу. Нет, он, не зная, будет ли воля Бога на его приход в Рим, пытается остановить пожар, используя послание.

В одиннадцатом стихе он так и говорит, что «весьма», т.е. очень сильно желает встречи для одной цели. Он все это излагает подчеркнуто «вежливо».  Создается впечатление, будто он разговаривает не с друзьями, а с какой-то знатью, с людьми привыкшими думать о себе очень высоко. С такими людьми Павел держит себя сдержано вежливо, и при этом, ласково глядя в глаза, бьет то по щеке, то по мягкому месту. Делая это так, что никто ничего не замечает, кроме Павла и тех, кто получает от него тумаки. Но мы увидели это, и должны были увидеть.

Итак, его вычурно вежливое «весьма желаю увидеть вас, чтобы преподать вам некое дарование духовное», на самом деле, следует читать как «вот я доберусь до вас, и вы у меня получите». Конечно, я утрирую эту фразу. Но нам важно уяснить этот как бы скрытый подтекст.

Павел мечтает «преподать» им буквально «некое дарование». Здесь очень интересное сочетание двух слов. С одной стороны, почему то (мы то теперь понимаем почему) Павел не раскрывает, что за дарование, называя его «неким». Мы обычно так делаем, когда в руке нашей уже приготовлен ремень: «Иди ко мне, я тебе кое-что дам».  С другой стороны, что звучит еще жестче, слово «дарование». Здесь стоит слово «харизма». В одной из работ я уже рассматривал это слово. К сожалению, мы, как христиане, извратили это слово, превратив его в то, чем оно никогда не было. У нас даже появилось «харизматическое» движение, основанное на этом, выдуманном значении. В общем смысле мы понимаем это слово, как дар благодати. Но древние греки так никогда это слово не использовали.

Слово «харизма» не происходит от слова «харис», как некоторые предполагают. Это слово идет от «харисомай».  Дело в том, что «харизма» — слово, изобретенное христианами. Первые христиане не были носителями греческого языка. Они были евреями. И со временем, некоторые древне-греческие слова получили иное произношение, и в таком виде вошли в Новый Завет.

Например, сегодня, я часто слышу фразу: «говорят на язЫках» (ударение на «ы»). Это откуда? Это с Украины.  Это неправильное произношение, явная ошибка. Но в христианскую среду вошло твердо. Таких искажений масса. И эти искажения вошли в христианский обиход, став культовыми. Точно так же, слово «харисомай» превратилось в «харизма».

«Харисомай» — делать приятное, угодное, угождать; охотно давать или дарить; охотно давать что-либо из находящегося на лицо или охотно уделять из того, что есть на лицо; высвобождать кого-либо в угоду кому либо или выдавать кого-либо кому-л.; предаваться удовольствию, давать волю своему гневу; быть приятным, угодным, желанным (она нравилась ей); делать кому-либо приятное (пришел вожделенный).

Итак, слово «харизма» означает не дар благодати, а охотное даяние, передача удовольствия, делание приятного.  То есть не о ДАРАХ идет речь. А о чем-то сиюминутном. Например, папа очень хочет сыну всыпать по первое число. Это, конечно, подарок или дар, но не в том смысле, как этого хочет сын. И это «дарование» длится не долго, но помнится долго. Кстати, именно это слово употребляется в первой части 12-й главы 1-го послания Коринфянам. С той разницей, что там идет речь о харисомай в благом значении, здесь же, скорее идет речь об исправлении. Павел здесь обещает серьезный разбор полетов. Он здесь предупреждает, что каждого вызовет на ковер и разберется жестко и без вариаций.

И что же ожидает в результате Павел? Если он, апостол, получит позволение от Бога прийти в Рим, то потрясет там всех с ног до головы, но получит желаемое, а именно приведет всех к одному знаменателю.

12 то есть утешиться с вами верою общею, вашею и моею.
(Рим.1:12)

Цель Павла, сделать их веру, такой же, как и его. И когда их вера станет общей с Павловой, тогда и утешится апостол. А пока он этого не достиг, он утешиться не может.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.