Никакого осуждения

думаюНе буду сейчас повторять всего того, о чем мы прочли выше у Павла. Если нужно, сами перечитаете. А я иду дальше. Апостол закончил на легкой насмешке над устоявшейся крылатой фразой того времени среди многих язычников, а значит и среди новообращенных из язычников христиан. Он как бы говорит: «Вы же сами постоянно воете, что хотите, чтобы кто-то вас освободил от сего тела смерти!» Так вот, если они постоянно это повторяют, то их собственные вот такие заявления являются более чем достаточным основанием для следующего утверждения. Человек, находящийся в теле — пленник, раб греха. Притом, грех этот становится еще более могущественным с появлением закона.

И вот тут вдруг Павел ставит читателя в тупик. Если жизнь в теле — это мучительное рабство смерти, и тем больше это мучение, чем больше разных правил нужно выполнять, то как можно осуждать тех, кто умудряется жить в свободе от этого самого тела смерти?

1 Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу,
2 потому что закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти.
(Рим.8:1,2)

О ком это он говорит? Кто это такие, которые живут во-первых во Христе, во-вторых не по плоти, но по духу?  Да он сам и проговаривается: «…освободил меня…». Он говорит о себе и о тех, кто во Христе Иисусе подобно ему.

Итак, вся вот эта короткая фраза  говорит об одном. Свободным от рабства плоти, а значит, греха и смерти может быть только тот человек, который живет во Христе Иисусе. Почему? Потому что только во Христе Иисусе возможно то, что он сообщает во втором стихе. А именно, что во Христе Иисусе действует «закон духа жизни». Именно этот особенный принцип или закон освобождает Павла от того самого закона, по которому каждый римлянин стремится освободиться от тела смерти. И опять я должен сказать нечто неприятное братьям по оружию, которые верят, что они во Христе, а значит, уже свободны. Ребята, это не про нас.

Во втором стихе любопытно расставлены артикли. Сначала апостол упоминает о законе жизни. Здесь перед словом «закон» нет никакого артикля. То есть. О законе жизни мы еще не говорили. но дальше, перед словом «закон», который является частью фразы «… закона греха и смерти», определенный артикль имеется. Вот об этом законе, мы говорили только что. То есть, это тот самый закон, или принцип, который усиливает грех и делает нас его рабами. Но что это за закон, который усиливает грех? А это тот самый закон, от которого грех берет повод. Это тот самый закон, который дан для жизни. То есть, это те самые 613 заповедей. Это те самые две скрижали с десятисловием. И дальше это становится еще более очевидным, когда в третьем стихе, перед словом «закон» так же стоит определенный артикль, который не дает нам возможностей для вариаций, но в контексте совершенно очевидно, что речь идет о законе Божьем. Вот и получается, как говорит Павел: «Закон, данный для жизни, послужил мне к смерти».

3 Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной [в жертву] за грех и осудил грех во плоти,
4 чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу.
(Рим.8:3,4)

Итак, закон, вместо того, чтобы послужить к жизни, стал служить к смерти, то есть, был ослаблен плотью.  И, фактически, стал бесполезным или «бессильным». А раз так, то следующий шаг Бога — отправление Сына Своего. Причем крайне важно, чтобы Его Сын пришел в точном таком же теле. Вот это «в подобии» надо читать не так, как мы сегодня привыкли воспринимать. А так, как   это воспринимали древние люди. И вот тут есть огромная разница. Мы сегодня, когда читаем данный текст, благодаря религии, которая своими щупальцами старается влезать в наш разум, стали думать, будто подобие плоти греховной, это лишь некое относительное сходство. То есть, Иисус, пришел как бы в греховной плоти, но не в греховной. Ну, то есть, эдакие «маски шоу». Вот такой, мол, вселенский обман: «Смотрите, я в таком же теле, как вы!». А на самом деле, у него «блатное» тело. Надеюсь, вы уловили мою горькую иронию. Если вы думаете не так, я рад за вас. Но я сплошь и рядом встречаю христиан, которые утверждают именно это. Мол, Христос пришел в безгрешном теле. Кстати, это явный признак духа антихриста. О! Помидоры полетели!

Итак, данное слово обозначает не иллюзорное подобие, но полное — точную копию, если хотите. Другими словами, Бог послал Сына в точно такой же плоти, как и любая другая. С теми же самыми проблемами. Зачем же так нужно было делать?

Давайте еще раз взглянем на вторую часть третьего стиха в греческом тексте. Тут есть одно любопытное замечание. То, что в синодальном переводе переведено как «для», хоть, по форме и является верным, по сути немного сбивает нас с толку. И вот почему. В словосочетании «за грех», вот это «за» является переводом слова, которое имеет указание на причину действия. То есть, его можно перевести как «касательно», «относительно», «насчет». Но никак не «вместо», как можно было бы подумать, читая «за». Значение данного предлога сильно зависит от того, с каким существительным он работает, в каком падеже стоит. В греческом тексте слово «грех» стоит в родительном падеже. А это значит, что наш предлог никаких других значений, кроме как уже приведенных не может иметь.

Полагаю, что Павлово «касательно греха» можно понять так: «Бог послал Сына в точно в таком же греховном теле, как и у любого другого человека именно для того, чтобы решить вопрос относительно греха». И как он его решил? Павел пишет, что именно благодаря такому телу, не совершенному и не безгрешному, грех стало возможным осудить. Но, как это работает? Полагаю, все это работает следующим образом. Мы уже прочли, что Павел не иначе познал грех, как через закон. Пока не было заповеди «не пожелай», Павел даже не подозревал о существовании какой-либо иной власти в своем теле. Но как только закон провозгласил свое требование, грех, вдруг, проснулся и начал властвовать, не давая человеку возможности для свободы действия.

И все бы так и оставалось, если бы однажды проснувшийся от закона грех, не обнаружил себя в теле Сына Божьего. И вот тут, как в кино: «Ах ты, гаденыш! Ты на кого руку поднял?! На Сына Божьего!». Беда греха была в том, что он действует со всеми одинаково. И все, рано или поздно, повинуются. А Сын Божий не сломался, не сдался, восстал и победил.

Но, даже это не главное. Главное, что он был обличен перед Богом. Знаете, говорю человеческим языком, чтобы полиция на что-то отреагировала, нужно заявление от пострадавшего. Так вот. Люди, до сих пор «не писали заявления» на грех. Потому как были уверены, что грешат они сами. Потому сами и старались с ним совладать. А именно этого ему, греху, и надо. Чем дольше человек верит, что он сам виноват, тем дольше грех царствует в жизни человека.

Но вот пришел Человек Сын Божий. А Его не обманешь. Он видит ясно этого серого кардинала. Формальность соблюдена. Есть заявление! Но и это еще не все. Он начинает показывать людям на истинную причину их бед. И люди начинают взывать к небесной полиции с заявлениями на грех, который нагло царствует в их плоти.

Еще раз. До Иисуса, люди думали, что виноваты они сами. После Иисуса, выяснилось, что все время они были обмануты. И теперь у человека есть выбор. Либо он остается в рабстве греха. И тогда он уже сам виноват. Либо противостоит ему. Идет в Божью полицию и пишет заявление. И тогда, уже не он виноват, а грех.

Теперь, если человек поступил по второму варианту, то он уже не имеет никакого осуждения. Он сделал все, что нужно. А тот, кто остался в первом — оправдания уже не получит.

чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу.
(Рим.8:4)

И снова у нас проблема. Я уже перестал удивляться обилию несоответствий русского синодального перевода исходному греческому тексту. Мне трудно понять, чем именно руководствовались переводчики XIX столетия. Но то, что у нас переведено как «оправдание», древние греки понимали как «требование», «притязание», «наказание», «кара», «справедливый поступок». Другими словами, по словам Павла, настоящая справедливость закона, его притязания и его требования могут быть реализованы исключительно в жизни тех, кто живет не по плоти, но по духу. Не по плоти, то есть, сам не пытается быть ответственным за грех. Не берет на себя обязательство все исправить, победить дьявола и т.д.. Но живет по духу. То есть, знает, кто на самом деле виновен и обращается к той власти, которая способна справиться с «преступником». Не укрывает его, не защищает, не становится жертвой, взяв вину греха на себя. А берет его, грех, за шкирку и вытаскивает на солнышко, делает явным, очевидным.

Как вы, наверное, уже понимаете, в данном контексте нет никакого намека на все те «ништяки», которые выдают за жизнь по духу наши «духовные руководители».

Прочтемся.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.