Молитва в книге Второзакония

думаюТретья глава.

Мы переходим к книге Второзакония. Перед нами речь Моисея. Он просит Бога о том, чтобы ему получить возможность увидеть другой берег реки Иордан. И в ответ получает отрицательный ответ.

23 И молился я Господу в то время, говоря:
24 Владыко Господи, Ты начал показывать рабу Твоему величие Твое и крепкую руку Твою; ибо какой бог есть на небе, или на земле, который мог бы делать такие дела, как Твои, и с могуществом таким, как Твое?
25 дай мне перейти и увидеть ту добрую землю, которая за Иорданом, и ту прекрасную гору и Ливан.
26 Но Господь гневался на меня за вас и не послушал меня, и сказал мне Господь: полно тебе, впредь не говори Мне более об этом;
27 взойди на вершину Фасги и взгляни глазами твоими к морю и к северу, и к югу и к востоку, и посмотри глазами твоими, потому что ты не перейдешь за Иордан сей;
28 и дай наставление Иисусу, и укрепи его, и утверди его; ибо он будет предшествовать народу сему и он разделит им на уделы землю, на которую ты посмотришь.
(Втор.3:23-28)

прежде всего давайте посмотрим, что значит слово «молился». Видимо теперь мы будем чаще встречать уже знакомые нам слова. Возмоно новых слов, связанных с молитвой, мы уже не найдем. А может и найдем. Но прямо сейчас перед нами одно из встреченных ранее слов.

Молился (2603) — умолять о милости или пощаде унижаясь, теряя достоинство.

Это то же самое слово, которое автор текста использовал для описания молений Иосифа перед его братьями, когда те его продавали. Иосиф молит о пощаде, молит так, что теряет достоинство, унижается. И вот, перед нами вновь то же слово. Моисей с тем же плачем (если иверить значению слова) молит Бога о милости. Он всю жизнь шел к обещанному Богом участку земли. Он мечтал, готов был на все, что угодно, лишь бы дойти. И вот, прямо на противоположном берегу исполнение его мечтаний. Но он ясно понимает, что увидеть ему не дано. И он возможно со слезами молит Бога о пощаде, о милости, о прощении. Вместо того, Бог предлагает взглянуть на эту землю издалека, с горы. Очень обидно, больно, ужасно больно идти всю жизнь и в самом конце, когда путь подходит к концу, из-за какой-то ерунды взять и потерять право войти в обещанную землю.

В данном случае не важно, почему именно Моисей потерял это право. Главное, чтобы мы увидели, что слово молитва здесь указывает на очень ясное состояние души Моисея. И это никак нельзя назвать разговором Отца с сыном. В данном случае, как и в предыдущем употреблении этого же слова, речь идет о унизительном выпрашивании, молении в унижении к тому, кто может, но не хочет изменить свое решение и решает судьбу молящегося.

Не знаю, случайно или нет, но и в предыдущем случае и теперь, молящие не получили милости. То есть, на их просьбу они получили отрицательный ответ. И если в первом случае, это не удивительно, потому как Иосиф молил людей, которые не отличаются великой милостью. То в нашем случае великий еврейский лидер просит Бога, который полон милости. О котором апостол Иоанн говорит так: «Бог есть любовь». И вот, в данном месте Писания мы вдруг обнаруживаем отказ в милости. Бог не дает милости своему верному слуге. Как вам такой поворот?

Вот такая малость полностью разбивает уверенность большинства современных христиан в том, что милость действует почти как механизм. Разве не так? Достаточно попросить, как Бог тут же явит милость. Но ведь Бог не меняется никогда. А это значит, что даже тогда, когда ты просишь о милости, нет ровно никакой гарантии, что Бог на прошение ответит согласием.

Правда современная теология говорит, что благодаря Иисусу все изменилось. Но тут мы делаем фатальную ошибку. Иисус и Отец — одно. И спасение мы получаем по благодати, по милости Иисуса. То есть, все зависит от того, явит Иисус эту милость, или нет. Но если Бог, который есть любовь, лишил милости даже своего верного слугу, то с чего берут многие христиане уверенность в том, что они ее гарантированно получат только потому, что попросили? Пока подумайте над этим.

А мы еще раз повторим. Моисей не молится в том смысле, как мы привыкли это понимать. Он, конечно же, не читает заученных текстов из молитвенника, но и не разговаривает, как бы друг с другом. Он умоляет как низшее существо, полностью зависящее от высшего. И получает отказ. Думаю, вряд ли такое положение дел может понравится Но это факт. Что с этим делать? Не знаю. А пока я не знаю, что с этим делать, идем к следующему отрывку со словом однокоренным слову «молитва».

Еще одна мысль. Здесь Моисей говорит не о народе. Он говорит о себе. Он о себе молит, чтобы его Бог пустил.

Молитвы, которых не было.

Перед нами рассказ Моисея о том, как он говорил с Богом на горе. Точнее его небольшая часть, именно в то время, когда народ вылил из золота, собранного со всех, тельца для поклонения. И Бог разгневался на них. В тот день Бог говорил Моисею, что хочет уничтожить всех за это. Но перед нами Моисей, который, если верить тексту, уговорил Бога не делать того. Здесь внутри короткого отрывка встречается слово однокоренное слову «молитва» несколько раз. Давайте прочтем этот отрывок.

18 И повергшись пред Господом, молился я, как прежде, сорок дней и сорок ночей, хлеба не ел и воды не пил, за все грехи ваши, которыми вы согрешили, сделав зло в очах Господа и раздражив Его;
19 ибо я страшился гнева и ярости, которыми Господь прогневался на вас [и хотел] погубить вас. И послушал меня Господь и на сей раз.
20 И на Аарона весьма прогневался Господь [и хотел] погубить его; но я молился и за Аарона в то время.
21 Грех же ваш, который вы сделали, — тельца я взял, сожег его в огне, разбил его и всего истер до того, что он стал мелок, как прах, и я бросил прах сей в поток, текущий с горы.
22 И в Тавере, в Массе и в Киброт-Гаттааве вы раздражили Господа.
23 И когда посылал вас Господь из Кадес-Варни, говоря: пойдите, овладейте землею, которую Я даю вам, — то вы воспротивились повелению Господа Бога вашего, и не поверили Ему, и не послушали гласа Его.
24 Вы были непокорны Господу с того самого дня, как я стал знать вас.
25 И повергшись пред Господом, умолял я сорок дней и сорок ночей, в которые я молился, ибо Господь хотел погубить вас;
26 и молился я Господу и сказал: Владыка Господи, не погубляй народа Твоего и удела Твоего, который Ты избавил величием [крепости] Твоей, который вывел Ты из Египта рукою сильною.
27 вспомни рабов Твоих, Авраама, Исаака и Иакова; не смотри на ожесточение народа сего и на нечестие его и на грехи его,
28 дабы [живущие] в той земле, откуда Ты вывел нас, не сказали: «Господь не мог ввести их в землю, которую обещал им, и, ненавидя их, вывел Он их, чтоб умертвить их в пустыне».
29 А они Твой народ и Твой удел, который Ты вывел [из земли Египетской] силою Твоею великою и мышцею Твоею высокою.
(Втор.9:18-29)

Если я ничего не пропустил, в данном отрывке мы встречаем аж 5 раз интересующее нас слово. Это интересно уже потому, что до сих пор мы находили только по два случая на целую книгу. А тут аж пять случаев на маленький кусок текста.

Конечно, мне очень интересно, что же там на самом деле написано. Я понимаю, что любой современный перевод Библии является «литературным» вариантом перевода. Специалисты знают, что строить свое представление о Писании, опираясь на такой перевод, нельзя. Это как минимум не серьезно. Потому что литературный перевод не имеет в себе достаточной точности. В то время как подстрочный, который гораздо точнее литературного, невозможно читать.

Я, не имея под рукой ничего более серьезного, в чтении Ветхозаветных текстов опираюсь на симфонию Стронга.  В то время как греческий текст имеет больше возможностей для изучения, так как греческий более понятен лично мне и имеет больше доступных словарей.

Итак, что же кроется там, за завесой перевода?

Сюрпризы начинаются прямо сначала. То есть, уже восемнадцатый стих сообщает нам  нечто отличное от того, что предлагает официальный перевод начала 19го столетия.

И повергался (падал) перед Господом как прежде сорок дней и сорок ночей.  Хлеба не ел и воды не пил жертвуя за грехи, (за) зло в очах Господа, раздражив Его.
(Втор.9:18)

как видно, здесь нет слова «молился». Да, он «повергался перед Господом», то есть «падал». Но «молился» он или нет, здесь не сказано. Нет, конечно можно сказать так: «Раз он повергался, значит молился». Но кто сказал, что «повергаться перед Господом», значит молиться? До сих пор я еще в Писании такого определения не находил. Кто-то его вывел, но оснований не предоставил. Поэтому, ради чистоты исследования, я буду считать, что «повергаться» и «молиться» не означает одно и  то же.

Так вот, здесь нет слова «молился». А что в других местах. Осталось еще 4.

И на Аарона весьма прогневался Господь чтобы погубить его; но я РЕШИЛ (рассудил) и за Аарона в то время.
(Втор.9:20).

Так, вот здесь, есть слово, которое нам переводят как «молился». Но это то самое слово, которое мы уже встречали в истории с Авраамом и Авимелехом (6419). Это слово в нашей таблице находится в первом столбике. Хм… почему автор здесь не использует слово «молитва», а переводчики используют? Думаю, такое происходит из-за убеждения, что человек не может что-либо решать перед Богом. По мнению переводчиков, видимо, перед Богом можно только молиться, то есть умолять, просить и только. Но уже в текстах Ветхого Завета неумолимо просвечивают слова Иисуса «Все, что свяжете на земле, будет связано на Небесах».

Но, не будем торопиться, что же в других оставшихся 3х случаях? И вот перед нами 25й стих.

И повергался (падал) я перед Господом сорок дней и сорок ночей, в которые я повергался (падал), ибо Господь  объявил о гибели вашей.
(Втор.9:25).

И вновь, там, где в переводе стоит слово «молился», оказывается что-то другое. У меня создается навязчивое ощущение, что кто-то очень хотел пустить читателя по искусственно придуманному пути. Так, вот уже 3 случая, где либо нет слова однокоренного молитве, либо обнаружено слово, которое говорит о решении, а не о прошении. Однако, у нас еще есть 1 случай.

И судил (рассудил) я Господу и сказал: «Владыка, Господи, не погубляй народа Твоего и удела Твоего, который Ты избавил величием, вывел из Египта рукою сильною.
(Втор.9:26)

И снова перед нами не слово «молитва», а слово из истории с Авраамом и Авимелехом. То есть «судить», «рассуждать», «решать». То есть, снова слова Иисуса: «Что свяжете…».

Так, было у отца три сына… Было в тексте 5 слов о молитве, а не оказалось ни одного. Если не считать «Решил» или «рассудил». Ну что же, те места, где есть слово «Решил» мы поместим в нашу таблицу. А остальные слова придется игнорировать.

Теперь немного о смысле. Да, Моисей простерся перед Богом. И мы тут же представляем себе вдохновенное состояние молитвы. Почему? Да потому, что мы привыкли так понимать. Мы рабы стереотипов. Мы слышали подобные истории с детства. Мы видели подобные картины по телевизору, на полотнах картин и, возможно, посещая церковь. Нас с детства приучили воспринимать все именно так. Но сколько бы мы ни читали и не видели, сколько бы образов поклонения не было записано в нашем сознании, это не дает нам права говорить, что все было именно так.

Да Моисей действительно сорок дней и сорок ночей «простирался» перед Богом. И данное слово действительно может означать благоговейное религиозное действие. Но точно так же оно может означать и совершенно естественное положение человека, который находится в одном месте без еды и питья 40 дней и ночей. Подумайте, почему одно мы воспринимаем как «Да» и «Аминь», а второе для нас странно? Вполне может оказаться, что правильным является именно второе. Другими словами, слово «простирался» перед Господом может означать как первое, так и второе, но не дает нам права выбрать что-то одно и стоять на этом.

Именно поэтому я говорю, что для чистоты исследования мы не можем использовать в качестве доказательства или опровержения присутствия факта молитвы в данной ситуации слово «простирался».

Но вот что вижу я. И это сугубо мое видение ситуации. Моисей по приказу Бога поднялся на Гору. И там, на горе он находился перед Господом полтора месяца. При этом он не ел и не пил. Но не потому, что дал какой-то обет или начал поститься (в религиозном смысле), а потому, что Бог что-то производил с Моисеем. Нормальный человек не способен стоять более суток, а уж тем более полтора месяца. Такое приспособление как стул или кресло в то время использовалось у евреев крайне редко. Даже в застолье люди возлежали, а не «воссидели». Равно как и ученики перед Иисусом, когда Тот им что-то говорил, не сидели, а именно лежали. Лежание — совершенно естественное положение людей того времени. Так вот, у Моисея не было выбора. Он либо стоит, что невозможно, либо лежит. И второе — нормально.  Это не экстатическое положение, это самое банальное положение лежа. И, конечно же, когда Бог являлся перед Моисеем, сам вид Его могущества заставлял прижаться к земле. Но тут не идет речи о молитвенном состоянии или еще чем-то подобном.

Итак, когда Моисей лежал перед Богом, что как выясняется, являлось обычным положением людей в длительной беседе, Бог говорил Моисею свои гневные слова по поводу развращения народа. И вот тут самое главное.

Точно так же, как с Авраамом и Авимелехом, когда, образно говоря, Бог взял Авимелеха за шкирку и, обращаясь к Аврааму сказал: «Я его сейчас грохну, если ты согласишься». На что Авраам ответил: «Отпусти его, не знает, ведь, что творит». Так и с непослушным народом, который начал поклонение идолу из ими же собранного золота. Бог в гневе. Он обращается к Моисею: «Посмотри, что они творят. Я их грохну сейчас! Только РЕШИ».

И Моисей РЕШАЕТ или СУДИТ. И он судит так: «Да ладно, вспомни о своем обещании, если шлепнешь их, пострадает Твой авторитет. Отпусти их с миром. Я сам с ними разберусь». То есть Моисей РЕШАЕТ, а не упрашивает. Он выносит вердикт, а не Бог. Бог в гневе, но ответственность в суде возлагает на Своего раба Моисея. Как ты решишь, так и будет. Как свяжешь, Моисей,  на земле, так Я и свяжу на Небе.

Вообще очень показательно. Бог ожидает от человека как раз того, что религия запрещает. Религия цитирует Иисуса, извращая смысл: «Не судите, да не судимы будете», а Иисус говорит: «Судите судом праведным». Тогда как Иисус говорил, чтобы апостолы не судили внешних за нарушение Закона (613 заповедей), потому что закон вообще невозможно выполнить, и затем, чтобы они, а не Бог, не осудили апостолов за то же.

Но ведь так удобно, заставить христиан замолчать, чтобы они со всем соглашались и отказывались думать. Такое глухое и слепое стадо легко привести на жаровню. Но еще в Ветхом Завете мы с вами узнаем, что именно ждет Бог от человека — царского решения. Человек создан, чтобы «владычествовать» над всем, кроме человека. А религия учит раболепствовать перед человеком.

Бог прямо говорит: «Не Я должен судить, а ты, человек». И в Новом Завете мы читаем у Павла.

1 Как смеет кто у вас, имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых?
2 Разве не знаете, что святые будут судить мир? Если же вами будет судим мир, то неужели вы недостойны судить маловажные [дела]?
3 Разве не знаете, что мы будем судить ангелов, не тем ли более [дела] житейские?
(1Кор.6:1-3)

Я помню, в девяностых проповедники любили такой прием. Они вспоминали какое-то верование, которое было в народе, потом читали место писания, опровергающее данное верование, а потом, обращаясь к людям говорили: «Если нам не нравится, что написано в Библии, может нам нужно вырезать это?». Понятно, данный вопрос являлся риторическим. Все понимали, что вырезать из библии невозможно. И есть только один вариант, признать, что общепринятое верование является ложным, потому что оно опровергается Писанием.

Вот такой же вариант хочу предложить. В выше приведенном отрывке из послания Павла Коринфянам есть три фразы. Первая: «Святые будут судить мир». То есть, не Бог, а святые! Уже это должно быть странным. Но, допустим, святые, это какие-то особенные люди. Тогда почему сразу же за этой фразой стоит вторая: «Если же вами будет судим мир…». То есть, с одной стороны, это явный повтор, только вместо святых здесь стоит «вы». А кто это «вы», если Павел пишет в церковь?

Хорошо, допустим церковь в Коринфе была просто супер пупер святая. Но нет, не получается. Все послание Павел вразумляет их, называет плотскими, ругает их за то, что допускают ряд грехов, которые невозможны даже у язычников. У них там и зазнайки «духовные» и развратник, живущий с женой отца. И жены, которые наплевав на мужей ходят вызывая гомерический хохот у прохожих без принятого у приличных жен покрывал. В то время как их мужья не знают куда спрятаться от позора и унижения. Вот кому пишет Павел. И он говорит им: «…вами будет судим мир…».

И третье: «…мы будем судить ангелов…». И опять НЕ БОГ! Павел, ты видимо не учился в теологических институтах! Все же знают, что именно Бог  будет судить. Да, Павел не сдал бы экзамен. Не сдал. Садись, Паша, два.

Но я хочу обратить внимание на другое. Павел не говорит так, будто открывает Америку. Он говорит так, будто церковь прекрасно об этом знает. То есть, церковь в Коринфе в курсе, что именно люди церкви будут судить мир. Они к этому готовились. Что?! Первые христиане не знали слова Иисуса: «Не судите, да не судимы будете»? Да нет. Знали, конечно. Только понимали иначе.

Итак. Если Иисус учит своих учеников судить верно, и готовит их к тому, что именно они должны будут в будущем, по воскресении, выносить свой вердикт по каждому из людей, не пожелавших повиноваться Божьей воле. А без сомнения Иисус Сын Бога. То есть, Он говорит то, что говорит Бог. А Бог не изменяется. То почему Бог должен говорить своему рабу Моисею что-то другое? Совсем наоборот. Бог заставляет Моисея быть судьей.

«Ты суди, Моисей! Я в гневе. Хочу уничтожить этот народ. Так как мне поступить, Моисей?» — и ожидает от Моисея верное решение. И Моисей судит. Он должен вынести вердикт. Но сей вердикт не дается легко. И вот, он «запирается с Богом» в Его кабинете на горе. Моисей решает.  Он решает не за одного, не за двух, и даже не за десяток. Он решает за народ. Все эти полтора месяца — это мучения Моисея. Он полтора месяца не может вынести вердикт. Он колеблется, он решает. Ответственность слишком высока. А Бог ждет его решения. Он Свое мнение сказал. Более того, Он даже объявил, что лучше было бы всех убить. Можете себе представить, когда вы видите, что человек виновен. Бог говорит, что человек виновен. Он даже убеждает вас, что человек должен понести адекватное наказание. Как бы вы поступили? Думаю, как послушные рабы Божьи. Верно? Раз Бог сказал, значит надо побить камнями.

Но Моисей совсем иначе видит ситуацию. Бог ему сказал: «Убить». А Моисей: «Погоди, нет, так не правильно». Бог говорит «Они согрешили, не могу на них смотреть больше! Давай решай быстрее и начнем заново». А Моисей: «Легко тебе говорить, решай. На меня свалил ответственность, а я должен решать. Нет. Раз я буду решать, значит, они будут жить».

Конечно, все это мое литературное сочинение. Но вы сами имеете Божье дыхание. Сами подумайте и решите. Ну а Бог посмотрит, готовы ли мы судить мир, или еще подождать с приходом.

Помолится (6419) — 1. судить, осуждать, посредничать; 2. рассуждать, надеяться.
Семьдесят толковников перевели это слово как «молиться» или «ходатайствовать».
Молился (6279) — молиться, упрашивать. Умолять (2603) — умолять о милости или пощаде. Сопряжено с унижением молящегося, потерей его достоинства. Умолять (2470) — умилостивлять, заискивать, льстить (делать все это мученически, изнурительно, болезненно, возможно притворно)
Быт.20 глава. Авимелех виновен перед Авраамом. Авраам решает (судит), что делать с царем, и свое решение озвучивает перед Богом. Бог выполняет решение Авраама. Быт.25:21. Исаак просит о ребенке. Быт.42:21. Иосиф умоляет братьев о пощаде, когда те продают его в рабство. Исх.32:11. Моисей пытается повлиять на решение Бога относительно уничтожения народа за отлитого из золота тельца для поклонения.
Пример молитвы приведен.
Числ.11:1-3. Ропот еврев и огнь на краю стана. Исход 8,9 и 10 главы. История с Египетскими казнями. Втор.3:23. Моисей умоляет о разрешении перейти ему вместе со всеми на другой берег.
Числ. 21:7. Моисей выносит решение по делу ропота и змей.
Втор.9:18,20,25,26. Моисей 40 дней перед Богом, когда евреи поклоняются тельцу

 

Молитва в книге Второзакония: 6 комментариев

  1. Иногда полезно и английский текст почитать. В современном английском переводе Втор 9:25 I lay prostrate before the Lord those forty days and forty nights because the Lord had said he would destroy you.
    Deuteronomy 9:25 NIV. Буквально можно перевести.. я лежал в прострации.. действительно нет слов потом в этом стихе «и я молился»..потому что видимо это состояние прострации и было молитвой..что мне ближе по пониманию сути этого процесса.

    • Отличная мысль. Однако слово «prostrate» далеко не всегда можно переводить как прострация. Чаще это означает «лицом вниз», «поверженный», «изнеможденный», «попранный». Но, если все это собрать воедино, получается достаточно интересный смысл.

  2. Алексей , а может стОит рассматривать Писание на уровне образов ?
    Как Павел : «Не хочу оставить вас, братия, в неведении, что отцы наши все были под облаком, и все прошли сквозь море; и все крестились в Моисея в облаке и в море; и все ели одну и ту же духовную пищу;
    и все пили одно и то же духовное питие: ибо пили из духовного последующего камня; камень же был Христос. Но не о многих из них благоволил Бог, ибо они поражены были в пустыне.
    А это были ОБРАЗЫ для нас…»
    Т.е. Моисей — образ , скажем , закона ( «И Моисей РЕШАЕТ или СУДИТ…» ).
    Пустыня — земная жизнь после крещения.
    Обетованная земля — Царство Божие.И т.д.
    Тогда отказ Бога на просьбу Моисея перейти Иордан — по сути , история о роли закона ! В землю обетованную ввести народ может только Иисус Христос ( Не случайно ведь у Навина , который и ввёл народ в землю , такое же имя ) , закон на это не способен.
    Другими словами , это был изначальный план Бога , что Моисей дойдёт только до Иордана .
    Мне кажется на всё Писание надо как то так смотреть , не буквально , а через образы. Так сказать , с высоты птичьего полёта ! smile

    • Мысль интересная. Но слово, переведенное нам как «образы», с греческого означает «образец». То есть то, на чьих примерах можно учиться.

  3. Немного с опозданием. в таблице есть два параллельных места, где Моисей говорит с Богом о людях, которые поклоняются тельцу. В исходе стоит слово, говорящее о мучительной, болезненной молитве, молении. А во Второзаконии о суде, рассуждении. Почему такая разница в словах, пока сказать не готов. Ответа может быть два. Либо авторы акцентируют внимание на разных вещах (а авторы явно разные), либо оба слова имеют что-то общее. Но на это ответ может появиться позже, а пока оставлю в качестве зависшего вопроса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*