Чуть не забыл

думаюСлава Богу, есть у нас внимательные люди, которые не дали забыть мое обещание. Действительно, я не стал рассматривать слово «ад» в Новом Завете, отложив его рассмотрение на время, пока не закончим с этим словом и словом «преисподняя» в Завете Ветхом. Однако, увлекшись вторым словом я, буквально, забыл об этом. Но хвала Господу, есть у нас трезвенники, которые, сами того не зная, вступив со мной в спор, напомнили об этом. Так что, я благодарю этих ребят. И да, у меня небольшая, совсем маленькая радость. Наконец-то мою страницу посетили фарисеи! Дату запоминать не буду, но жить стало лучше. Где же вы, друзья, все это время блюли святость? Эх! Знайте, друзья фарисеи. Вы мне НЕ безразличны. Вы меня радуете. А почему, сами догадайтесь.  Вы же Писания знаете лучше меня.

Ну, а для остальных,  кто еще не потерял способность видеть, я продолжаю. Итак, мы возвращаемся к слову «ад», но уже не в Ветхом Завете, а в Новом.

Об аде у Матфея

Прежде чем говорить о тексте из Евангелия от Матфея необходимо помнить, что Матфей, к нашему великому сожалению НЕ ПИСАЛ по-гречески. И писал он не для греков, а исключительно для евреев и христиан из евреев. Я не буду здесь вдаваться в подробности, для тех, кто знает, это не секрет, а для фарисеев, сколько бы ни доказывал, пустой звук. Есть литература, есть интернет, в конце концов, все это можно найти в свободном доступе.

Так вот, Матфей не писал на греческом, но исключительно на родном ему арамейском наречии древнего еврейского языка, как, в прочем, родном и Спасителю. Но мы не имеем этих текстов в исходном виде, а только то, что переведено на греческий. Что имеем, то имеем. Так вот. Беда в том, что в греческом языке нет аналога слову «преисподняя». Поэтому и переводчики Матфея и сами апостолы были вынуждены подобрать некое подобие, которое хотя бы издалека напоминало их родное слово. И единственным хоть как-то напоминающим это слово, оказалось слово «ад».

Но параллель, как только начинается, так сразу же и заканчивается.  Потому что, если преисподняя и понималась как царство мертвых, в том смысле, что это то место, где все мертвые «спят», понятно, мертвым сном. То ад, это царство мертвых, где многие из мертвых не знают, что такое сон. И, казалось бы, удачно подобранное слово, в результате послужило к разного рода глупостям. И вот уже историки заявляют, что христианский ад – это «свистнутый» ад у греков, где Аида заменили на дьявола. Потом Данте Алигьери написал свой «бессмертный» труд и все, мир сошел с ума. Конечно же, Данте не был этому причиной, но одной из ярких жертв.

Что я хочу сказать. Матфей, когда писал свой труд, цитировал Иисуса, который в то время говорил на арамейском (древний еврейский). А в древнем еврейском нет слова «ад», но есть слово «преисподняя». И вот это слово мы уже с вами изучили вдоль и поперек, опираясь на Ветхий Завет. Да и вообще, любой из Евангелистов, даже те, что знали древний греческий, используя слово «ад» так же переводили этим слово все то же слово «преисподняя». А в преисподней и в помине не было всех тех прелестей, что мы сегодня всем рассказываем со своих трибун.

И лишь в поэтических творениях, таких как Псалмы, притчи или Песня Песней Соломона, преисподняя использована для передачи невыносимой тяготы неизбежного, безысходности, ощущения невозможности что-то изменить. Но этими же чертами наделено и понятие смерти, как таковое. То есть, если ад упоминается в переносном смысле, то вод адом (преисподняя) подразумевается этот букет, плюс сам страх смерти, перед которым человек способен сломаться и пойти на предательство и унижение. Однако все эти чувства, как мы увидели это совершенно отчетливо в Ветхом Завете, связаны исключительно с живыми людьми. Все эти муки переживают те, кто еще не умер, но жив. И действительно, какой страх смерти может быть у того, кто уже мертв?

Но довольно вступления, переходим к тексту. И вот наш первый отрывок из Матфея.

23 И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься, ибо если бы в Содоме явлены были силы, явленные в тебе, то он оставался бы до сего дня;
24 но говорю вам, что земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе.
(Матф.11:23,24)

Иисус обращается к городу Капернауму. Любопытно, что именно в этом городе Иисус встретил некоторых из своих апостолов – Петра, Андрея, Иоанна, Иакова (братья Зеведеевы) и Матфея, автора этого самого текста. На первый взгляд очень странной кажется фраза «до неба вознесшийся», относящаяся к этому городу. Ведь, по сути, во время проповеди там Иисуса, этот город скорее был похож на рыбацкий поселок. Ни о каком таком «вознесении до неба», кажется, и говорить не возможно.

Но мы знаем, Иисус не ошибается. Поселок поселком, но гордость у него зашкаливала. И одна из причин в том, что этот город стоит на торговом пути и здесь стоит таможня. Люди Капернаума знают себе цену. И не зря именно отсюда Иисус взял почти половину передового отряда. Это были самые активные и уверенные в себе люди. Это потом они станут теми апостолами, что мы знаем. А пока это либо «сыны грома», а прозвище на пустом месте не дается, либо революционер Петр, либо налоговый инспектор Матфей.

Действительно в Капернауме Иисус сделал много чудес. Однако, город отверг Иисуса. Конечно же, имеются в виду лидеры города, его правители, знать. Вот кто в своем самомнении вознесся до неба. Вот кто мнил себя небожителем. То есть, на самом деле, этот город не находился на небе. Думаю это очевидно. Другими словами, никто, надеюсь, не думает, что правители города как-либо сидели на облаках. Нет, конечно. А значит здесь идет иносказание. Но если это иносказание, которое говорит об их реально гипертрофированной гордости, то можем ли мы буквально говорить об аде? Ведь, если мы должны ад в этом тексте воспринимать так, как это принято, то и небеса в этом же тексте мы должны принимать за реальные. Но это уже полная нелепица.

Но о чем говорит Иисус. А вот о чем. В день суда, вся их гипертрофированная гордость, резко атрофируется и превратится в гипертрофированное унижение. И настолько низким будет это унижение, насколько высоко они о себе мнили. А раз мнили о себе до неба, то и опущены будут до глубин земли. Или, как сегодня некоторые выражаются, ниже плинтуса.  То есть, здесь не идет речи об аде, как принято понимать. Не идет речи о чертиках с вилами. Речь идет о позорнейшем унижении.

И вот, что интересно. Этот город, как место поселения людей, просуществовал аж до VII века. При этом, судя по истории, был прямо таки оплотом христианства. К чему я это говорю? Да к тому, что, если бы Иисус говорил о городе, как о городе, то есть о поселении, то пророчество сбылось бы скоро, как в случае с Иерусалимом и его Храмом. Здесь же мы видим совсем иную картину. Город живет. Иерусалим разрушен до основания, а Капернаум существует еще шесть веков. Делайте выводы.

Итак, в день суда будет страшнее не домам, не постройкам, и даже не простым людям, которые несли в синагогу своих больных и дали Спасителю своих сыновей в качестве апостолов, а именно властителям, религиозным учителям, знати, уважаемым в городе людям.

Второе место, где мы встречаем интересующее нас слово находится в 16-й главе. И, конечно же, все это место знают наизусть.

и Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее;
(Матф.16:18)

Что только не предлагают наши братья в качестве «врат ада». Сколько проповедуется об этих вратах, столько и меняются теории. И до сих пор не слышал чего-то более или менее внятного. Не претендую на последнюю инстанцию, но позволю себе и здесь попытаться предложить свой взгляд. И, так как мы уже многое прошли, думаю, нам будет это не сложно.

Я уже говорил, что слово «ад» используется для перевода слова «шеол» на греческий язык потому, что это слово имеет близкое значение. Давайте посмотрим не на то, что отличает греческий ад от еврейского шеола, а на то, что у этих слов есть единого. Это не трудно сделать, если у вас есть словарь древнего греческого языка. Давайте сначала приведу полное содержание словарной формы:

  1. Гадес, Аид (сын Кроноса и Реи, брат Зевса и Посейдона, властитель подземного царства); его эпитеты у Гомер: «подземный», «властелин обитателей подземного царства», «чудовищный», «страшный», «хранитель (подземных) врат», «могущественный», «обладатель замечательных коней», «темногривый», и Гомер, Софокл в царстве Аида.
  2. Царство Аида, подземное царство Гомер, Пиндар, Лукиан.
  3. Ад (Новый Завет)
  4. Кончина, смерть Пиндар, Эсхил (смерть в море), Эврипид (скорая смерть);
  5. Могила Пиндар, Палатинская Антология (устраивать могилу);

Ясное дело в Писании нет и не может быть никакого Гадеса или Аида, и уж тем более не может быть его царства. Так же мы должны упустить третий вариант, потому как этот перевод не дает ровным счетом ничего, кроме простого воспроизводства греческого слова.

У нас остаются два значения. И вот эти значения мы с чистой совестью можем назвать с некоторыми допущениями идентичными. Это «кончина», «смерть» и «могила». Кроме того у еврейского «шеол» есть значение «царство мертвых», но тут параллель хоть и кажется очевидной, все же, это не совсем верно. Для еврея – это место, где «царствуют» мертвые, а не смерть или Аид или дьявол. И это царство не от того, что у них есть какая-то власть. Нет, они царствуют в том смысле, что там больше ничего и никого (разве что про червяков забыли) нет. В поэтических творениях, конечно же, это царство может отдаваться смерти. Но, опять же, не в том смысле, что смерть что-то там диктует мертвым, а те что-либо исполняют, но лишь в том смысле, что все эти люди в этом царстве оказались по ее вине.

В греческом же аду есть конкретный правитель – Аид. Мертвые в этом царстве не спят, но исполняют волю своего властителя. Именно отсюда ад современного христианства берет свою кальку. Отсюда, а никак не из Писания. Но идем дальше.

Мы помним, что Матфей не писал, а Иисус не говорил по-гречески. Родной язык Иисуса – арамейское наречие еврейского языка, попросту арамейский язык. И ни Спаситель, ни кто-либо из апостолов, ни в коем случае просто не имел возможности использовать греческое слово «ад» в своих беседах во время жизни Спасителя. А это значит лишь одно, когда Иисус говорит свою речь Петру, он так же использует слово «шеол», и никак иначе.

Но что это за врата? Какие у еврейского «ада» есть врата? Мне кажется, что этот вопрос проще, чем кажется. Все люди попадают в еврейский шеол одним путем – через смерть. Врата в шеол и есть смерть. Чем смерть может побеждать людей? Вопрос не в том, чем смерть убивает. Нет, для этого есть множество инструментов. Но чем смерть делает людей слабыми, чем она их контролирует, чем заставляет предавать ближних, воровать и т.д. Этот инструмент называется страхом. Инструмент победы врат ада – это страх смерти. Победить, значит сломать, подчинить себе, заставить работать на себя. А церковь, которую врата ада не могут победить, это церковь, которая не сломается под страхом смерти, не потеряет достоинства, не подчинится.

Вот, в общем-то и все, что есть у Матфея об аде. Если, конечно, говорить о слове «ад». И, понятно, мы здесь еще не рассматривали слово «гиенна». Но, все по порядку. И, конечно же, напоминаю про притчу.

Кто дает ответ не выслушав, тот глуп, и стыд ему.
(Прит.18:14)

Некоторые себя уже проявили.

Чуть не забыл: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*