Маловерные

думаюИтак, новая заповедь, которую Иисус оставил нам, как известно, требует от нас любить друг друга так, как Иисус возлюбил своих учеников. Любая другая трактовка этой заповеди незаконна. Любая другая любовь автоматически оказывается нарушением этой заповеди. 

И вдруг, оказывается, что мы вообще не представляем, что именно Иисус называет любовью, потому как все, что до сих пор выдавалось за любовь, оказывается за гранью. Все наши улыбки друг другу, все наши попытки мирного, если не сказать, толерантного сосуществования, на поверку ничего более чем заповеди человеческие. А про них сказано хорошо известными всем христианам словами. Помните? Это про чтут устами, а сердцем далеко… И еще там сказано, что все это напрасно.

При беглом взгляде на современную историю христианства выясняется, что мы, получив откровение о благодати, ушли от законничества, но не выровняли нашу лодку, а перевалились на другой бок. И вместо Божьей благодати, шагнули в благодать по нашему образу и подобию. Почему? Да все потому, что мы этот шаг сделали не осознавая до конца, куда идем. Мы выяснили, что не надо делать, и отшатнулись от своих ошибок. Но отшатнулись, не вглядевшись в пункт назначения. Просто отшатнулись, как шарахается ребенок от напугавшего его силуэта в темном углу.

И это тоже закономерно. Ведь у нас нет нужного опыта и достаточного знания. А ведь нам известно, что сказал Бог о недостатке знания или «ведения». Как известно, от этого недостатка Его народ гибнет. Но наша проблема не в том, что мы шарахаемся, что, в общем-то логично. А в том, что отпрыгнув от ложного, мы тут же начинаем доказывать всем и себе в первую очередь, что отпрыгнули мы в нужном направлении и на нужное расстояние. И именно здесь мы теперь должны находиться и именно тут находится вся истина со всеми ключами и ответами. И делаем это так убедительно, что уводим за собой многих. И, если первое хорошо, т.е. то, что мы увели кого-то от ложного, то второе, то есть размещение в таком же темном и неверном углу, плохо.

И было бы ужасно, если бы вся история христианства была такой историей шараханий. Но, слава Богу, что все это время Он внимательно следит за нашими шагами и всеми возможными способами помогает нам выравнивать наш путь. Вот только далеко не всегда мы оказываемся способны понять все Им показанное именно так, как Он этого хочет. Вот и остаются на пути церкви такие уродливые следы как «деноминации».

Каждый раз, когда Бог что-то открывает своим детям, это производит взрыв сознания, воскрешение жизни, открываются глаза на многое. Но, по каким-то объективным причинам мы все же оказываемся не в состоянии все оценить верно и принять в чистоте. И если у тех, кто получил откровение, это не так заметно, то последователи их учений очень быстро окостеневают в какой-то ограниченной и нелепой позе «конфессиональности».  Бог просветил очи Лютера, что-то стало яснее и живее. И вот у нас уже есть Лютеране. Его соратник и друг в начале пути, что-то понял, и вот у нас уже анабаптисты, а потом просто баптисты. Вот что-то произошло на Азуза стрит и многие люди увидели реальность и величие Бога, и вот уже перед нами христиане апостольской веры. А как только одного из лидеров этого движения опорочили слуги дьявола, тут же все движение отреклось от него и переименовывалось в пятидесятников.

И все эти шаги показывают мне не только путь христиан. Но и те приемы и уловки, которые дьявол применяет, чтобы не дать нам узнать всю истину так, как она должна быть понята. И ничего не меняется. История не меняется. И сегодня все точно так же и в том же духе. Где-то что-то произошло, и вот уже перед нами свежеиспеченные последователи чего-то там еще. Все это начинается всегда с откровения от Бога, а заканчивается последователями, готовыми до смерти отстаивать все идеи их учителя, не позволяя даже сомневаться в их истинности ни себе, ни кому бы то ни было еще. Создается впечатление, что их учитель для этих ребят важнее Того, Кто этому учителю чуть-чуть шире открыл глаза.

А в результате мы имеем христиан, которые ужасно боятся получить хоть какое-то знание от Бога. А если оно совсем немного отличается от мнения пастора, то это признак чего-то ужасного. И вот в церкви есть те, кто отгоняет от себя все мысли несогласные с «политикой партии» и те, кто эту «политику» проводит. И, конечно, есть те, кто решился и шагнул за пределы. И они тут же превращаются в раскольников. Их тут же ставят на замечания, а потом отлучают и придают анафеме. И вот уже к ним приходят сочувствующие и пытаются убедить покаяться и жить мирно, дружно, с любовью. Ибо именно это нам заповедал наш Господь. И даже никто не сомневается, что это именно так.

И, вот же, то тут, то там, мы натыкаемся на слова и действия Самого Иисуса, Который не вмещается ни в какие рамки. И тогда появляется еще одно ложное учение о Том, что, мол, это же Иисус! Он же Бог, значит, имеет право так говорить и действовать. А ты смерд, пыль на его сандалиях, не имеешь права.

Но вновь и вновь мы читаем: «… так, как Я возлюбил вас…». И хоть что делайте, но никак по-другому эти слова прочесть нельзя. Никак иначе, а только так, как Он возлюбил тех, к кому в тот момент Он обращал свою речь. То есть к Своим Ученикам. И как бы мы ни пытались искать, никакой «мирной» жизни у Иисуса с Учениками не было. Он совсем не старается сохранять с ними мир. И все же, Он любит. И любит так, что идет ради них на смерть. И вот это не хочет укладываться в нашем сознании. И мы продолжаем пытаться жить в любви друг с другом по образу и подобию человеческому. Хотя прекрасно знаем, что это, как сказано, напрасно. Все эти заповеди любви, которые мы выдаем за заповеди Христа, ничего более, чем заповеди человеческие.

И вот, мы цитируем Павла, про кимвал звучащий. Мы повторяем слова Иоанна о том, что Бог есть любовь. Мы даже постоянно, как мантру, провозглашаем ветхозаветную заповедь:

… люби ближнего твоего, как самого себя…
(Лев.19:18)

А потом скупаем пачками книги, которые говорят, что, пока ты себя не полюбишь, не сможешь любить других. И даже ни малейшего сомнения не возникает в том, что это учение истинно. И вот, уже повсюду от христиан слышу восторги от этого великого откровения. А ведь Иисус совершенно определенно сказал: «…как Я возлюбил вас». Ветхозаветная заповедь не отменена. Но, если мы придерживаемся ее, то мы не ученики Иисуса. Потому что такая трактовка имеет массу вариантов прочтения.

Один говорит, что, раз Иисус сказал «возненавидеть себя», а я должен ближнего любить так, как себя, значит, я ближнего должен возненавидеть. И, вуаля! Мы оправдали свой эгоизм. Потому что фраза «как самого себя» сегодня не имеет четких координат.

Но слово Иисуса очерчено ясно. Все, что остается, определить, обнаружить эти границы. И они не скрыты под тайнописью. На них не наложена печать, не поставлено пароля. Просто смотрим на историю жизни Иисуса с учениками и делаем выводы. А выводы, прямо скажем, неожиданные. Вот уж, действительно, не хотел бы я оказаться в церкви, где пастор действует с братьями в том же ключе, что и Иисус с учениками. Но это все лирика. Давайте читать.

5 Переправившись на другую сторону, ученики Его забыли взять хлебов.
6 Иисус сказал им: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской.
7 Они же помышляли в себе и говорили: [это значит], что хлебов мы не взяли.
8 Уразумев то, Иисус сказал им: что помышляете в себе, маловерные, что хлебов не взяли?
9 Еще ли не понимаете и не помните о пяти хлебах на пять тысяч [человек], и сколько коробов вы набрали?
10 ни о семи хлебах на четыре тысячи, и сколько корзин вы набрали?
11 как не разумеете, что не о хлебе сказал Я вам: берегитесь закваски фарисейской и саддукейской?
12 Тогда они поняли, что Он говорил им беречься не закваски хлебной, но учения фарисейского и саддукейского.
(Матф.16:5-12)

И, да, да, и еще раз да. Я опять что-то скажу о том, как Его любовь не похожа на наше о ней представление. Однако, попытаемся увидеть ответ не только на вопрос, чем Его любовь не является, а еще и на вопрос, чем ЯВЛЯЕТСЯ.  Конечно же, в рамках данного текста. Хотя, второе, гораздо сложнее.

Итак, давайте нарисуем себе картинку, описанную в данном отрывке. А именно так, как это хотел нам нарисовать апостол Матфей, передавая ее в своем Евангелии.

Вот только что, буквально несколько мгновений до описываемых событий, Иисус в гневе отчитывал фарисеев и саддукеев. Только что Он называл их лицемерами. Вы можете себе представить, чтобы Иисус говорил слово «лицемер» спокойно? Сидит так Иисус, смотрит с умилением на фарисеев и так ласково говорит: «Ах вы мои лицемеры».

Я такого представить не могу. Я вижу здесь совершенно очевидное выражение гнева. И не просто гнева. Иисус на грани ярости. Вот он их назвал лицемерами, а через секунду, обращаясь ко всем (!) фарисеям вообще, говорит им, что они «род лукавый». И, совершенно естественное поведение в таком случае. Если русский мужик дальше пытается дать в нос. То Иисус разворачивается и уходит. Видимо, чтобы потом этот нос не лечить.

Как то раз мы высчитывали время, за которое древний рыбак мог переправиться через Галилейское море. И у нас получилось что-то в районе пары часов, если я не ошибаюсь. А теперь, представьте себе. В каком состоянии Иисус доплыл до противоположного берега, если всего пару часов до этого, Он был вне себя от гнева? Но, допустим, Он уже успокоился и наполнился благодатью, забыв про свой гнев, как про страшный сон. Если бы это было так, то после переправы, мы бы не прочли ничего о закваске фарисейской и саддукейской.

Однако, уже переправившись, Иисус обращается к ученикам и говорит все о тех же фарисеях. То есть, все это время, пока они переправлялись, мысли о них, о фарисеях и саддукеях, не покидали Спасителя. Все это время он обдумывал произошедшее, как-то переживал, что-то взвешивал, что-то решал. И к моменту своей речи пришел к каким-то выводам. И эти выводы открыл последователям.

Вы рисуете себе картинку? Давайте еще раз. Вот Иисус гневается на тупых и упрямых фарисеев и саддукеев. В гневе Он садится в лодку и в течение нескольких часов погружен в размышления. И когда выходит на берег, первое, что Он произносит, это предостережение ученикам, беречься именно фарисейской и саддукейской заразы.

Знаете, что я здесь вижу. Я вижу, что эта фраза выстрадана Иисусом. Только что Он накормил людей в пустыне досыта. И фарисеи все это видели. Не могли они этого не видеть. И после этого они подходят и просят знамения. Перевожу на русский с русского. Они требуют доказательств, что Он от Бога. То есть, вот то, что произошло только что, для них не доказательство!

Вспоминается старый советский фильм «Место встречи изменить нельзя». Если помните, там от Шарапова потребовали доказательств в том, что он умеет играть на пианино. И когда тот начал исполнять какое-то сложное классическое произведение, один из бандитов оказался не впечатлен. Он потребовал «МУРКУ». Произведение, которое в сотню раз проще. Иисус сделал великое. Но фарисеев это не впечатлило. Им понадобилась «МУРКА». Иисус не Шарапов. И не будет унижаться до МУРКИ. Он Царь, в отличии от советского сыщика. И требование исполнить что-то примитивное, прямое оскорбление Царственной Личности. Вот этим примитивом и было «знамение с неба». Мог Иисус сделать чудо? Безусловно. Но Он сделал только что гораздо большее чудо, чем какое-то небесное шоу. Отсюда и гнев на них. Потому что они измеряют славу Божью своей меркой.

Что бы я почувствовал, когда с меня потребовали бы доказать, что я умею играть на фортепиано, после того, как я исполнил бы концерт Рахманинова у них на глазах. Я бы, наверное, послал бы их куда подальше. И сделал бы это очень не вежливо. И еще, я был бы в шоке от того, до какой степени люди оказываются глухи, упрямы и глупы.

Еще больше я был бы в шоке, если бы я спасал бы их от смерти с утра до вечера. Возвращал бы к жизни, спасал от голода, вытаскивал из реальных проклятий, а потом услышал бы от них какие-то претензии. А ведь Иисус, хоть и является Богом по Своей природе. Все свои чувства имеет совершенно такие же, как любой из нас.

Другими словами, мы видим яркий пример того, что Иисус даже после нескольких часов путешествия в море, не успокоился. Он переживает произошедшее. И это Его личная трагедия и боль. Он в ужасе от их слепоты. И Он ясно видит ее, слепоты, причину.  Причина этой глупости в их учении. В их подходе. В их вере. То есть в том, во что они верят. Мало того, Он понимает, что такой подход легко подцепить.  Просто немного позволить человеческой логике произвести некие операции в сознании, и вот, перед нами уже новый фарисей. Суть не в том, что они иудеи. Суть в том, как они смотрят на Писания и на Бога. Но не это сейчас меня волнует.

Итак, Иисус все еще под впечатлением. Его сердце болит об учениках. А причем тут ученики? А при том, что Он прекрасно понимает, как легко подхватить этот «грипп». И вот, ты называешь себя христианином, или последователем Иисуса, а по духу ты уже фарисей. И в Своем беспокойстве об учениках Он говорит им предостережение.

С другой стороны ученики. А ученики вообще о другом думают. Действительно, что такого произошло то? Иисус постоянно на кого-то Полкана спускает. То на фарисеев, то на иудеев, то на учеников. И вот, когда Иисус обдумывает в боли произошедшее событие, ученики думают про хлеб. Они, видите ли, забыли о закуске. И, как вы думаете, какая была  реакция у Иисуса на их слова?

Давайте еще раз. Иисус болезненно переживает увиденное и услышанное. И вот, в своей любви к людям, а в частности к ученикам, Он беспокоится об их, учеников, духовном здоровье. Потому что угроза смертельно заболеть более чем реальна. И Он в переживании о них говорит, чтобы ученики остерегались этой закваски. А что они говорят? А они вообще ничего не поняли. Они про хлеб! И вот реакция Спасителя:

8 … что помышляете в себе, маловерные, что хлебов не взяли?
9 Еще ли не понимаете и не помните о пяти хлебах на пять тысяч [человек], и сколько коробов вы набрали?
10 ни о семи хлебах на четыре тысячи, и сколько корзин вы набрали?
11 как не разумеете, что не о хлебе сказал Я вам: берегитесь закваски фарисейской и саддукейской?
(Матф.16:8-11)

А теперь простой вопрос. Что можно сказать о человеке, который задает подряд несколько вопросов, не ожидая ответа? Не знаю, что вы думаете, но я вижу, что и здесь Иисус взорвался. Но не так, как на фарисеев. Фарисеи уже больны, и больны безнадежно смертельно. Если вы заметили, Иисус никогда не изгоняет из фарисеев духов. А соблазнительно было бы выгнать фарисейский дух. Но Иисус этого не делает. Значит, это невозможно.

На учеников Он гневается по другой причине. По причине их нерадивости. Они не позаботились понять, что привело в бешенство их Учителя. А ведь Он говорил им еще на первом «занятии», чтобы они были предельно внимательны ко всему, что происходит. Помните? Я про «ищите прежде…». И вот перед их лицом происходит нечто, почти приведшее Иисуса в ярость, а они даже не озадачились ответом. Не начали искать действие Царства в этом событии. То есть, они не сдали зачет. Все это произошло для них и ради них, а они даже не захотели понять, что происходит. Они озаботились тем, что их вообще не должно бы волновать.

И вот здесь, в этом гневе, как яркая звезда на черном небе, становится видна Его любовь к ученикам. Его гнев на них – это и есть совершенно логичное проявление Его любви. И если бы этого гнева не было, то и любовь бы оказалась иной. Говоря иначе, Христова любовь такова, что требует гнева в каких то вещах. Его любовь не может мириться с гибелью, и потому она не мирна со смертью, с грехом, с ложью. Она мирна со славой Богу, с жертвенностью, с посвящением.

Надо лишь понимать, что гнев гневу рознь. Я бы разделил так, одно назвал бы злостью, а второе гневом. Злость – это реакция слабого и трусливого на силу. Гнев – это реакция сильного и любящего на «косяки» слабых любимых.

Я подозреваю, что у читающего может появиться вопрос. Как все это согласуется со словами Павла?

4 Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится,
5 не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла,
6 не радуется неправде, а сорадуется истине;
7 все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.
8 Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.
(1Кор.13:4-8)

Что здесь может показаться противоречием к сказанному выше? Ну, наверное, выражение «любовь… …не раздражается».  Проблема наша в том, что мы читаем каждое выражение независимо друг от друга. Но в действительности, это не просто набор фраз. Это описание плоти (духа плоти). В древнем греческом «не бесчинствует», например, означает то же самое, что «не безобразничает». То есть не творит гадостей. Павел нам рисует этаких эгоистов, которые думают только о себе. Они все делают только ради себя любимых.

Об этом и говорит следующая фраза «не ищет своего». То есть, нам рисуется образ человека, кому важен только он сам и его выгода. И в букете значений слова «раздражается» присутствуют такие значения как «озлобляется». Мы только что дали определение слову «злость». То есть, это не вообще о раздражении в нашем понятии. Речь о раздражении, когда события не выгодны для тебя лично. Когда ты проигрываешь. Когда страдает твое эго. А фраза «не мысли зла» в древнегреческом варианте звучит как «не подсчитывает зло». То есть, любовь не занимается тем, что собирает компромат и потом не выливает его на противника.

Иисус раздражен совсем по другой причине. Его раздражение не зло, а гнев, если учитывать нашу договоренность о терминах. Ему важна не Своя выгода, а спасение людей, жизнь учеников и тех, кто может спастись через их слово. И здесь Он не просто раздражен, он горит гневом. И это – любовь.

Маловерные: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.