Такая заповедь

думаюМы закончили на том, что Иисус не учит нас любить, но заповедует нам любовь. И любовь, не цель, но средство единения с Богом. Кроме того, мы говорили, что есть любовь «как Я возлюбил вас», а есть старание любить, как исполнение заповеди.  Второе – требование ко всем, кто хочет войти в Царство Божье. Первое – результат явления Иисуса, когда мы видим Его, как есть и становимся подобными Ему.  И вот, в 20м стихе апостол повторяет ранее сказанное, подводя итог своему объяснению вопроса. А в 21-м стихе уже вслух произносит то, о чем мы уже говорили в предыдущей части. Т.е. тот факт, что любовь, это не учение, а заповедь.  Посмотрите сами. 

20 Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?
21 И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего.
(1Иоан.4:20,21)

Правда  20-й стих отличается от ранее сказанного еще одним доводом в пользу утверждения, что малоазийские христиане не имеют той любви, о которой говорят налево и направо. А это значит, что у них нет никакого познания, которым хвастают. И никакого лукавого они не побеждали. Все точно наоборот. Они оказались побежденными лукавым.

Думаю, после всех этих рассуждений мы спокойно можем переходить к пятой главе. И вот перед нами первый стих.

Всякий верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден, и всякий, любящий Родившего, любит и Рожденного от Него.
(1Иоан.5:1)

Думаю, сейчас кто-то потирает руками в предвкушении моего фиаско. Ведь я писал, что признаком рождения от Бога является любовь к братьям. Причем только та, которая в точности повторяет любовь Иисуса к ученикам.  Но тут, если читать синодальный перевод, создается впечатление, что достаточно верить в то, что Иисус является Христом. Эта вера уже достаточный признак. Но это совсем не так.

Почему? Есть пара причин. Во-первых, в случае, если это достаточный признак, то все, сказанное Иоанном ранее надо забыть как страшный сон. Во-вторых, достаточно правильно расставить акценты при чтении, как получаем нечто иное. Мы же понимаем, что одно и то же предложение, очень часто можно понять по-разному, только потому, что неверно расставляются эти самые акценты. А акценты определяются часто не предложением и правильностью его составления, а контекстом.

Итак, вот перед нами предложение, которое, в общем, соответствует греческому тексту. Вроде бы не к чему придраться. Так я и не буду.  Суть проблемы в том, что оно стоит в начале главы. И поэтому, как правило, читается в отрыве от предыдущего текста. За что мы можем снова сказать «спасибо» тем, кто разбивал на главы. Снова, как и раньше, повторю. Я не против разбиения на главы ради удобства обнаружения нужного места. Но беда в том, что это разбиение сильно влияет на восприятие текста.

Итак, что же здесь не так? В понимании текста нам поможет артикль, который при переводе на русский язык обычно упускается.  Это правильно. Ведь в русском языке мы не используем артиклей. Точнее, теперь не используем, а раньше использовали. И этот артикль подобен английскому определенному артиклю, который указывает нам, что об этом объекте мы уже речь вели, причем только что.  Либо речь о чем-то единственном во всем Мире.

Так вот, этот определенный артикль стоит перед словом, которое мы в английском языке назвали бы отглагольным существительным, которое на русский язык переведено как «верующий».  В нашем менталитете слово «верующий» действительно воспринимается как нарицательное существительное. Этим словом мы отвечаем на вопрос: «Кто он, верующий или атеист?». Если проще, то подобный артикль легко переводится как «тот самый» или «такой».  Что же у нас получается? Читать начнем чуть раньше. Кстати, этот же артикль стоит еще  перед словами «любящий» и «рожденного».

И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего.
(1Иоан.4:21)

Всякий ТАКОЙ верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден, и всякий, ТАКОЙ любящий Родившего, любит и Рожденного от Него.
(1Иоан.5:1)

Можно попробовать уложить это в сознании, перестроив немного предложение:

Всякий именно так верующий, что Иисус есть Христос, от Бога рожден, и всякий, именно так любящий Родившего, любит и Рожденного от Него.
(1Иоан.5.1)

Если у внимательных исследователей возник вопрос, почему я не обратил внимания на подобные артикли перед словами «Христос» или «Бога» и «Родившего», отвечаю, потому что все эти три слова имеют отношение к ЕДИНСТВЕННОМУ  В МИРЕ. Именно по этой причине здесь использован тот же артикль. Кстати, этот же артикль доказывает, что во всем Мире даже во время апостола Иоанна, Рожденным от Бога был только Один Единственный – Сын Божий.

Тут же возникает вопрос. Если даже во время Иоанна, рожденным от Бога был только Иисус, то почему апостол использует слово «всякий», говоря о верующих. Разве это не доказывает обратного, что рожденных от Бога много?

Ответ прост. Иоанн озвучивает принцип. И этот принцип как раз и доказывает, что существует только один Рожденный от Бога.

Второй вопрос. Если Он только один, то откуда еще взяться другому Рожденному от Него? И снова заблуждение. Это принцип. Т.е. не имеет значения, сколько именно существует, много, один или ни одного. Принцип от этого не меняется. А озвучил Иоанн его только по одной причине, чтобы доказать малоазийским христианам, что их вера в свою особенность и самодостаточность, по причине познания Сущего, наличия у них Духа Святого и рождения от Бога, не состоятельна и абсурдна.

1-ое послание Иоанна, это не учение о рождении свыше, это обличение в гордости. И в нем последовательно и методично опровергается их претензия на духовность.

Но, разве Иоанн не был рожден свыше? У Иоанна было рождение Иисуса. Это Иисус родился от Бога. А Иоанн получил Дух Того, кто рожден от Бога. Иоанн отдельно от Иисуса рождения не получал. Т.е. своего независимого рождения у Иоанна нет. Все, что у апостолов есть – Иисус, а не самостоятельное рождение от Бога. И только через Иисуса они, апостолы, имеют то, что имеют.

Извините, я увлекся. Итак. Любить братьев своих – это заповедь, а не учение. А после явления Иисуса, обретения Его Духа, мы становимся подобными Ему. Тогда любовь к братьям становится нашей природой.

И вот, если мы согласны со всем, что говорит Иоанн, у нас возникает следующий вопрос. Как же мне понять, люблю я братьев своих или нет? Ведь, Христова любовь не проявляется в сиюминутных вещах. Она вообще не похожа на то, что мы называем любовью. И вот апостол дает свое разъяснение. Надо сказать, что изложение принципа на этом не закончилось. Читаем:

2 Что мы любим детей Божиих, узнаем из того, когда любим Бога и соблюдаем заповеди Его.
3 Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его; и заповеди Его нетяжки.
(1Иоан.5:2,3)

Итак, вот как можно перефразировать принцип, излагаемый Иоанном.  Есть заповедь, любить своих братьев. Всякий, кто исполняет эту заповедь, любит братьев. Верно? Т.е. как минимум, такой человек признает наличие братьев. В конце концов, если он себя считает рожденным от Бога, т.е. Его своим Отцом. То, исполняя заповедь, он должен любить любого, кто окажется рожденным от его же Отца. Это тоже понятно.  Весь Израиль воспринимал Христа как Сына Божьего. Это видно по Евангелиям, когда люди признавали Его Сыном Бога. Для грека понятие Сына Бога так же существует. Если же они о себе говорили, что «познали» т.е. буквально слились, стали одним целым с Сущим от начала, то непонятно их противление тому, что Иисус является рожденным от Бога и Мессией.

Итак, если я исполняю заповедь Бога любить братьев, значит и к своему Брату Иисусу я должен относиться так же. То есть, именно любовь к Брату Иисусу является доказательством того, что заповедь исполнена.  Итак, если я исполняю заповедь Бога. А Он говорит, чтобы я любил своих братьев. А я считаю себя рожденным от Бога и люблю Бога. То именно исполнение Его заповеди делает меня любящим любого брата, даже если этот Брат – Иисус. Потому что именно в этом и есть любовь к Богу. Бог заповедал. И я исполнил эту заповедь в отношении к Иисусу.

Наоборот. Если я НЕ признаю Иисуса Мессией и Сыном Бога, то под сомнение попадает мое рождение от Бога. Потому что, если от Бога не мог родиться Иисус, то как родился от Него я? Если Иисус не Мессия, то и я не спасен, не рожден, не прощен. То есть вся моя вера – пустой звук. Другими словами, если Иисус не рожден от Бога, то откуда я взял, что вообще есть какое-то рождение свыше? Дальше все просто. Нет вообще никакого рождения, значит Бог отдал не Сына, а очередного «раба», к которому Бог не питает каких-то особенных чувств. Значит, нет никакой любви, милости. Значит, нет и прощения. Раз нет прощения, то и проклятие не снимается. А за малейшее нарушение закона – смерть. Т.е. все поголовно находятся под смертным приговором. Вера пуста.

Если я не могу это признать, то остается одно. Согласиться с тем, что Иисус – Сын Бога и Мессия. Потому что, если Иисус – Сын Бога, то Он может явиться, как обещал и превратить нас в Свое подобие. Т.е. Его любовь в нас может произвести свою работу, превратив нас в людей без страха. В людей, которые встречаются с днем суда с дерзостью. А значит, побеждают любой страх, любую атаку. Значит, дом устоит. Руки не опустятся. Мир побежден.

Почему? Да потому, что Тот, Кто в нас – Рожден от Бога. И Его любовь все это делает. И Он, т.е. Рожденный от Бога, побеждает мир. Да почему? Да потому, что ОН РОЖДЕН ОТ БОГА! А «всякий, кто рожден от Бога, побеждает мир».

Ибо всякий, рожденный от Бога, побеждает мир; и сия есть победа, победившая мир, вера наша.
(1Иоан.5:4)

Вот это и есть победа, победившая мир. Вера в Того, кто рожден от Бога, т.е. в Сына Божьего. Мы верим, что именно Иисус меняет все. Именно Он делает нас победителями. Именно Его любовь в нас достигает своего совершенства и прогоняет всякий страх и мучение. И все это происходит тогда, когда Он является нам, и мы видим Его, как Он есть. И преобразуемся в Его образ. Вот это и есть «вера наша» (1Иоан.5.4).

Именно поэтому появляется следующая строка в послании:

Кто побеждает мир, как не тот, кто верует, что Иисус есть Сын Божий?
(1Иоан.5:5)

Это уже не принцип, а вывод из принципа. И если бы речь шла о нашем рождении, апостол сказал бы так: «Кто побеждает мир, как не тот, кто является Сыном Божьим». Однако, вместо такого выражения, Иоанн упорно связывает победу с Одним единственным Рожденным от Бога – Иисусом.

Такая заповедь: 4 комментария

    • на самом деле нельзя общаться на тему. Можно либо общаться, либо нет. А на тему можно беседовать. Тему можно обсуждать. Общаться, значит и беседовать на разные темы, и что-то совместно делать, сопереживать радости и горести, все все все, что делается вместе. Вот это и есть — общаться.

  1. Любить братьев как? Есть ли я брат? Есть ли брат действительно братом? Может это когда считают себя братьями то как минимум им нужно иметь общение. Иоанн себя считал братом и не имел с этими братьями общение.

    • Здесь как. Если ты себя считаешь братом, то идешь на общение. Тот, к кому на общение идешь, может не принимать твоего желания общаться, но ты все равно остаешься братом, потому что для тебя, именно для тебя, он все равно брат. А он о себе и тебе может думать все что угодно.
      Важно понимать, что определение брата исходит не от того, кто с тобой НЕ общается или общается, а от тебя. Это твое решение, кто для тебя брат.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.