…станем любить…

думаюПрошлый раз я закончил фразой Иоанна, где он призывает любить не словом, а делом. Но, когда снова и снова я читал эту фразу, меня не оставляло чувство дисгармонии. Я просто всем нутром чувствовал, что здесь, что-то не так. Что делать? Если есть вопрос по тексту, надо, как известно, идти к источнику. Только так можно начинать правильное расследование. Вот и здесь я снова отправляюсь к греческому тексту. Что же мы тут видим? Приведу подстрочник: 

Детки, не будем любить словом и не языком, но в деле и истине
(1Иоан.3:18)

Ну и что? Вроде бы ничего не изменилось. Ну, как говорится, от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Любопытно посмотреть, что кроется под словом «будем». Ведь именно это слово делает выражение призывом. Верно? И вот, оказывается, что отдельного слова «будем» в тексте нет.

А откуда же оно взялось аж в подстрочнике? Дело в том, что в тексте есть глагол, который перевели выражением «будем любить». Это глагол «любить», который находится в интересной форме. Первое – он стоит в НАСТОЯЩЕМ времени. А нам казалось, в будущем. Второе – это сослагательное наклонение. Знаете, что такое сослагательное наклонение? Глагол сослагательного наклонения выражает возможное, предположительное, желательное или описываемое действие, через субъективное отношение. Понимаю, что для кого-то это набор сложных слов и не более. Скажу проще. В данном случае это выражение означает только одно. Иоанну хотелось бы, чтобы они любили не словом, а делом. ХОТЕЛОСЬ БЫ! То есть, если бы да кабы!

Может мой вариант будет грубым, но, думаю, смысл станет более понятным. Вот мой вариант перевода, где, как мне кажется, сослагательное наклонение более выражено.

Детки, О, ЕСЛИ БЫ ВЫ СТАЛИ ЛЮБИТЬ не словом и языком, а в деле и истине.
(1Иоан.3:18)

Итак, если в синодальном переводе нам видится аж целая заповедь. То, глядя на текст, есть лишь пожелание, которое в устах апостола, звучит, скорее иронией, чем реальным ожиданием. Что-то подобное было у Павла. Помните?

Вы уже пресытились, вы уже обогатились, вы стали царствовать без нас. О, если бы вы [и в самом деле] царствовали, чтобы и нам с вами царствовать!
(1Кор.4:8)

Я, потому и повторил в своем варианте часть фразы Павла.  Вот это и есть настоящий смысл той формы глагола «любить» в которой он стоит изначально у Иоанна. Это, скорее, тяжкий вздох. Эдакая почти несбыточная мечта апостола. Он очень бы хотел увидеть христиан малой Азии любящими на деле, а не на словах. Но, его «любить» в сослагательном наклонении выдает в нем сильную долю сомнения.

Я сильно задержался на этой фразе. А надо переходить к следующему стиху. Итак, вот он:

19 И вот по чему узнаем, что мы от истины, и успокаиваем пред Ним сердца наши;
20 ибо если сердце наше осуждает нас, то [кольми паче Бог], потому что Бог больше сердца нашего и знает все.
(1Иоан.3:19,20)

Не знаю, как кто. А я, за свои двадцать с лишним лет во Христе слышал эти два стиха много раз. И всякий раз эти стихи читались сами по себе. Вроде бы, все верно. Предыдущий стих заканчивается точкой. А эти два стиха являются единым предложением. Что не так? Все так, но… Как всегда есть свое неприятное «но». Итак, смотрим в греческий текст.

Тут вот какое дело. Первое, что не дает мне покоя – начальный союз «и». Видите ли, хоть первое предложение и закончилось точкой. Второе началось с союза. Может быть это ничего не значит. Может быть. Но, давайте просто прочтем эти два стиха. Забыв на время про «и».

Смысл получается такой. Вот как мы узнаем, что мы от истины. Хорошо. Надо полагать, апостол сейчас расскажет нам, как мы узнаем, что мы от истины. Ну, ну. Ага, это еще не конец. Мы не только узнаем, что мы от истины, но, видимо узнав, что мы от истины, успокаиваем перед Ним сердца наши. Так, откуда же мы узнаем, что мы от истины?  Упс. А где ответ? Ну, так может быть в следующем предложении? Но следующее предложение начинается с такого обращения, что становится совершенно ясно, мысль апостол уже закончил.

Погодите, погодите. Но ведь он, вроде бы, анонсировал ответ на вопрос «по чему узнаем, что мы от истины?». И оставил нас у разбитого корыта? Конечно же нет. Все становится на свои места, если мы не отрываем 19-й стих от 18-го. Это первое. И второе, знаем, что написано изначально. А в греческом тексте в самом начале 19-го стиха написано так: «[И] в этом узнаем…».

Тут вы наверное обратили внимание на квадратные скобки. Да, действительно, это «и» спорное. Но однозначного ответа по этому союзу, по всей видимости нет. Однако, что мы можем увидеть? Вот что. Здесь нет никакого «почему». Тут вообще нет вопроса. Это уже ответ.

В предыдущем стихе Иоанн, тяжко вздыхая, говорит: «если бы вы любили…». И сразу за этим идут слова: «В этом узнаем…». Кстати, «узнАем» или «узнаЁм»? Т.е. сделаем или уже делаем? Смотрим на исходник. И, вуаля. Снова у нас познание на собственном опыте, которое ожидается в будущем. Причем, это отложительный глагол. Т.е. мы познаем сами себя. Это и понятно.

Так вот, если бы малоазийские христиане действительно любили друг друга на деле, а не на словах, тогда они бы в самих себе открыли, испытали, узнали потомство истины.  Если бы они любили друг друга так, как Иисус заповедал, то не только бы открыли в себе истину, но и смогли заткнуть рот плотскому сердцу, которое постоянно осуждает человека.

А про сердце я откуда взял? Все просто.  Во-первых, это далеко не мое открытие. Во-вторых, смотрим в греческий. Почему нам надо успокаивать сердце? Потому что, хоть сердце и ворчит что-то про нас, апостол на греческом написал, «что Бог больше нашего сердца и знает все». И нет тут никакого «наипаче». Никакого намека на то, что Бог еще больше осуждает нас. Почему? Да потому, что речь идет о христианах, которые любили бы друг друга! О христианах, которые бы были от истины! Такие христиане не подпадают осуждению. Поэтому привыкшему все судить сердцу нужно внушение. Оно более не имеет права и не должно осуждать нас. Но, повторюсь, вся эта история истинна была бы ЕСЛИ БЫ христиане любили друг друга не словом, а делом.

Но в 19-м стихе, Иоанн не просто рисует картину правильного положения. Он, как и прежде, приводит себя и своих собратьев апостолов в пример. Хоть и продолжает, как бы невзначай, притягивать в эту формулу читателя. Правда, притягивает он его при условии «если бы он любил». Т.е. они, апостолы, это все имеют. И читающие имели бы, если бы любили, как апостолы. И как апостолы они познали бы. Потому что апостолы именно так и познают, что они от истины. И апостолам именно это открытие дает право и обязанность ставить осуждающее сердце на место. Потому что основанием для их права является Сам Бог, который знает все. И христиане могли бы во всем этом участвовать, если бы… О, если бы они любили…

И далее, апостол просто и ясно показывает читателям, откуда у них, апостолов, такая власть. И почему все, о чем они просят, Бог дает им.

21 Возлюбленные! если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу,
22 и, чего ни попросим, получим от Него, потому что соблюдаем заповеди Его и делаем благоугодное пред Ним.
(1Иоан.3:21,22)

Смотрите, что говорит Иоанн. Они, апостолы, любят друг друга, как заповедал Иисус. Через эту любовь они познали в себе родство с истиной. Все это дало им право и обязанность успокоить свое сердце, если оно что-то там, по инерции бормочет лишнего. И когда сердце встало на место, что-то вдруг произошло. Апостол говорит, что если сердце не осуждает, то у них, у апостолов, есть дерзновение к Богу. Дерзновение – это смелость, храбрость, граничащая с наглостью. Это позиция, когда ты прав перед Богом. То есть ты можешь быть правым перед Богом не тогда, когда ты всеми силами пытаешься исполнить 613 законов Торы. А тогда и только тогда, когда ты любишь братьев как Иисус заповедал. И, по словам апостола, вот эта храбрость приводит к тому, что все, что не попросят у Него, получают. И тут же апостол еще раз уточнил для непонятливых. Это не для всех. А только для тех, кто «соблюдает заповеди Его и делает благоугодное перед Ним». А что такое благоугодное? Это заповедь Иисуса. Вы не верите? Читаем дальше.

23 А заповедь Его та, чтобы мы веровали во имя Сына Его Иисуса Христа и любили друг друга, как Он заповедал нам.
24 И кто сохраняет заповеди Его, тот пребывает в Нем, и Он в том. А что Он пребывает в нас, узнаем по духу, который Он дал нам.
(1Иоан.3:23,24)

Иоанн не отсылает нас к каким-то особенным заповедям. Он не отправляет нас к 613-и заповедям Торы. Он не говорит о всем известных (почти всем) 10 заповедях. Он говорит только о двух! Вот эти две и есть ВСЕ ЗАПОВЕДИ ЕГО. Как мы видим в 23-м стихе, это «веровать во имя Сына Его Иисуса Христа» и «любить друг друга, как Он заповедал нам». Все!

А 24-й стих говорит, что тот, «кто сохраняет заповеди Его»… Какие заповеди? Правильно, вот эти две, что уже были названы – вера в имя Сына и любовь к братьям. Если мы соблюдаем всего 2 этих заповеди, то мы пребываем в Нем и Он в нас. И, наоборот. Если в нас есть дух любви к братьям и веры в имя Сына, то и узнаем, что Он пребывает в нас.

…станем любить…: 4 комментария

  1. Дошло. Несколько раз и несколько дней пришлось читать. Правда, не так дошло чтобы иметь способность легко передать. Нужно будет еще перечитывать. Но разбор хороший и правильный.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.