Царь Иудейский

думаюНапоминаю, что мы не читаем все евангелия вместе с посланиями. Мы читаем совершенно конкретное Евангелие от Марка. Это крайне важно, потому, как и писалось оно с учетом того, что читатель не имеет никакой подготовки, не знаком ни с одним из иудейских священных текстов. Читатель не знаком с христианским сленгом, в существовании которого на момент написания евангелия сомневаюсь.  Да и с еврейским языком он так же не знаком, как и со всем еврейским вообще. Если этот текст создавался с таким прицелом, то и читать его нужно так же. Я иногда делаю отступление от этого правила лишь для расширения понимания, которое, скорее всего автором не преследовалось. И, каждый раз, по крайней мере, стараюсь указать на свое «преступление». 

Итак, мы, как новообращенные древние язычники уже могли составить некоторое представление о сути Евангелия в изложении апостола Марка.  И уже приблизились к кульминационной ее (сути) части.  Иисус схвачен, апостолы разбежались. Петр, преследуя Иисуса в отдалении, трижды  отрекается от Учителя. Эту часть я не рассматриваю лишь потому, что мы ее хорошо знаем и ничего нового я там не увидел.  И вот с наступлением утра начинается допрос Иисуса у Пилата.

Марк как то особенно отнесся к этому допросу.   Он описывает происходящее достаточно подробно. Конечно, его подробности не сравнить с более поздним евангелием от Луки, однако в сравнении со всем остальным текстом Марка, здесь он постарался на славу.  Я не буду приводить весь разговор Иисуса с Пилатом, но хочу обратить внимание вот на что.

Любопытно то, что первый (!) вопрос, который задает наместник Рима, это вопрос о Царственности стоящей перед ним Личности.

2 Пилат спросил Его: Ты Царь Иудейский? Он же сказал ему в ответ: ты говоришь.
3 И первосвященники обвиняли Его во многом.
(Мар.15:2,3)

Возникает совершенно, как мне кажется, логичный вопрос. Почему Пилат задал именно такой вопрос? С чего он взял, что Иисус называет Себя Царем Иудейским? Может быть мы что-то не заметили? Может, Иисус уже называл себя царем? Или, может, те, кто привел Иисуса к Пилату назвали его Царем?

Возвращаемся на несколько событий назад и видим следующее. В 58-м стихе предыдущей главы Иисуса обвиняли в «разрушении и строительстве» Храма. В конце 61-го стиха Иисусу задан вопрос о Его Миссианстве и Сыновстве. И здесь Иисус вдруг заговорил и сказал, что они увидят Его приход в окружении Божьей славы во ВЛАСТИ (перевод слова дунамис) великой.

Именно это священники посчитали достаточной виной. И они стали издеваться над Ним. Но издевались не как над царем, а как над пророком. Они требовали «проречь». Иначе говоря, все обвинение было выражено не в Его Царстве, а в Его Божественности, пророческом положении.

Затем мы читаем про трех петухов. И, наконец, Иисус у Пилата, где сразу, без всяких обиняков тот задает вопрос: «Ты Царь Иудейский?».  Вы понимаете? Он не спросил: «Это ты Мессия?». Он также не спросил: «Ты ли спаситель Иудейский?». Его не интересовало, Сын ли Он Божий, или Он Божий Пророк. Его интересовал именно тот вопрос, что он задал: «Ты Царь Иудейский?».

И тут я вижу вот что. Пилат, в отличии от местной религиозной элиты, не имел религиозных шор. Он слышал об Иисусе все, что Он делал. И для себя составил свое собственное представление о Нем. Понтий – префект (некоторые считают его прокуратором) Иудеи. Все, что происходит в зоне его влияния доходит до его ушей. И такое яркое событие, как служение Иисуса по всей Иудее не могло миновать его внимания. Пилат следил за происходящим, слышал о Нем, вникал в суть событий. Он руководитель и не может праздно смотреть, когда кто-то создает сильное влияние на подчиненных ему людей. Он должен реагировать. Но для этого надо понимать, чем опасен этот человек, если опасен. И когда Иисус предстал перед ним, для Понтия не было чего-либо неизвестного из того, что известно любому жителю Иудеи. Кстати, на этот факт так же мало кто обращает внимания. Все время разговор с Пилатом трактуется так, будто Пилат первый раз узнал об Иисусе.

Итак, Пилат прекрасно понимал, как политик, кто перед ним стоит. Мало того, он прекрасно осознавал всю силу влияния этого Человека. Ну, может, не всю, но ту, которую он вообще мог осознать без Божьего откровения. И он прекрасно понимал, что именно у Иисуса в руках находится настоящая власть, а не у местного царька – Ирода. С которым, кстати, до этого события они были в ссоре, как говорит  нам Писание. Я, даже, думаю, что Пилат не без удовольствия назвал Иисуса Царем Иудеи в пику своему «другу».

Так вот, понимание всего выше перечисленного дает право сделать некоторое заключение. Пилата не интересует, кем себя считает Иисус. Пилат знакомится с Тем, кого он сам считает с некоторой оговоркой Царем Иудеи. Чтобы понять это, просто вспомните, как часто люди называют, например, любимого героя, эстрадную звезду и т.д. Даже в русском языке совершенно нормально назвать человека с неким пиететом Царем чего-либо. Это не претензия на политическую власть. Это признание влияния. Пилат совсем не полагает, что Иисус когда-либо сможет стать политиком. Но Пилат без сомнения почитает этого особенного Человека, которого привели, как он прекрасно осознает, не справедливо, «из зависти»(Мар.15:10).

Так вот, задавая свой вопрос Иисусу, Пилат не спрашивает его, считает ли Он себя Царем Иудейским. Он спрашивает, в действительности ли Он Тот, о Ком он наслышан, и Кого он, Пилат, считает Царем Иудейским. Повторяю, это признание, а не вопрос. Повторю еще раз. Ударение надо в вопросе ставить не на слове «Царь», а на слове «Ты». Иначе говоря, его вопрос имеем следующий смысл: «Это действительно Ты? Тот Самый?».

Ответ Иисуса надо понимать в том же ключе: «Да, это Я, Тот Самый о Ком ты слышал». Дело в том, что слово, переведенное здесь как «говоришь» у древних греков в подобном выражении понимается всегда как подтверждение: «Ты правду говоришь», или, «Ты прав». Что, по сути означает в нашем тексте согласие: «Да, это Я».

Поймите. Иисус здесь не называет Себя Царем, Он лишь подтверждает, что Он именно Тот, о ком  он слышал. И вот тут мы понимаем все, что мог Пилат о Нем слышать. Все, что он слышал, создало в нем образ Царя Иудейского, который более достоин царствования, чем его «друг» Ирод.

Итак, Пилат в странном положении. С одной стороны он немыслимо счастлив, что в его доме стоит именно Этот Человек. С другой, именно Его он должен судить. Здесь не нужно лишних иллюзий. Пилат не видит в Иисусе Мессию или Божьего Сына. Все, что он видит, это невероятное влияние, авторитет, т.е. все то, что так ценится в Риме.

Пилат бы с бОльшим удовольствием сел с Иисусом за стол и поговорил бы с Ним на разные темы. Но тут стоят священники, и…  Обратите внимание, что они делают?

3 И первосвященники обвиняли Его во многом.
(Мар.15:3)

Смотрите, Марк так подает информацию, чтобы мы поняли, что Пилату вообще наплевать, в чем Иисуса обвиняют. С другой стороны нам показано, что именно в Царстве Иисуса не обвиняет ни кто! Но для Пилата это совершенно очевидно. Этот Человек – Царь. И с самого начала Пилат никак не хочет отдавать Иисуса на казнь. Он бы, будь на то его воля, казнил бы всех тут орущих, если бы это спасло бы жизнь Одному, Стоящему перед ним Человеку.  Но у Пилата нет таких полномочий. Он вынужден следовать своему положению и исполнять свой долг как префекта.

Мы так же видим, что Пилат вообще ни в чем не обвиняет Иисуса. Он не повторяет ни одно из их обвинений. Все, что он спрашивает:

4 Пилат же опять спросил Его: Ты ничего не отвечаешь? видишь, как много против Тебя обвинений.
(Мар.15:4)

Это Пилат, а не Иисус, хочет, чтобы Царь Иудейский как-то оправдался. Пилат ждет от Мессии помощи в этом. «Почему ты ничего не отвечаешь? Ну, скажи что-нибудь, помоги мне Тебя защитить!» — вот что звучит в его вопросах. Но Иисус сильно расстраивает Понтия, Он не делает ни одной попытки. Пилат расстроен и растерян.

5 Но Иисус и на это ничего не отвечал, так что Пилат дивился.
(Мар.15:5)

Здесь, в конце стиха мы видим слово, которое в синодальном переводе звучит как «дивился». Здесь все переведено верно, только нужно добавить, что в этом слове есть еще некоторые краски. Одна из граней этого слова содержит значение «недоумения», «непонимания». Пилат не понимает Иисуса. Пилат озадачен (одно из значений «задаваться вопросом»).

Если бы Пилату было плевать на Иисуса, он бы лишь обрадовался такому легкому решению. Раз человек себя не оправдывает, значит, он виновен, значит на крест. Все просто. Но не в случае с Иисусом. То, что в обычной ситуации он оценил бы как легкую задачу, тут стала ему поперек души. Пилат ни в какую не хочет смерти Царя Иудейского. Пилат даже пытается использовать традицию, по которой на каждый праздник отпускался кто-то из узников. Смотрите, Пила не спрашивает, кого надо отпустить. Он предлагает отпустить именно Иисуса!

9 Он сказал им в ответ: хотите ли, отпущу вам Царя Иудейского?
10 Ибо знал, что первосвященники предали Его из зависти.
(Мар.15:9,10)

В греческом подстрочнике 9-й стих звучит еще убедительнее: «Пилат же, отвечая им, сказал: «Хотите, я освободил бы вам Царя Иудейского». Смотрите, с какой настойчивостью Пилат повторяет это словосочетание «Царь Иудейский». И, хотя некоторые считают, что тут Пилат насмехается над Спасителем, признаюсь, я тоже так думал недавно, на самом деле Пилат предлагает им спасти Иисуса именно потому, что Он по Своему влиянию на людей, настоящий Царь. Фактически Пилат говорит им: «Как можно убить Такого Человека?! Это же Царь Иудейский». Я вынужден напомнить, что в устах Пилата слово «Царь» не имеет политической окраски. «Царь» это хвала Пилата Этому странному Человеку.

В 14-м стихе Пилат еще раз пытается вразумить беснующуюся толпу: «Какое же зло сделал Он?»…

Вот эти несколько слов могут снять с повестки дня множество вопросов. Вопрос Пилата более чем красноречиво говорит, что за все время, пока Иисус был обвиняем священниками, он не услышал ни одного сколь-нибудь стоящего обвинения. И дальше происходит «Майдан». Уже нет никаких вразумительных речей. Есть лишь скандирование одного «волшебного» слова: «Распни!».

Здесь Пилат, видимо сильно перетрусил. Но, как это ни странно, не бросил надежду спасти Этого удивительного  Человека. Он как истинный дипломат выбирает приемлемый для тех времен «ход конем». Он решает немного пойти на встречу бастующим, чтобы потушить гнев, сдав некоторые позиции, зато сохранив главное – жизнь. Он отдает Иисуса на избиение. Правда, я тут снова сделал «преступление», Марк не дает нам тут таких подробностей, это есть в других Евангелиях. Марк же, считает достаточным то, что он уже рассказал и просто заканчивает свое повествование о событиях в доме Пилата простой фразой:

15 Тогда Пилат, желая сделать угодное народу, отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие.
(Мар.15:15)

Да, я забыл еще один любопытный момент. Все это время от Иисуса исходил изумительнейший аромат тех самых дорогих «духов», что пару дней назад на него вылила та странная богатая женщина. И этот аромат для  фарисеев был как плащ тореро для Быка, а для Пилата еще одним доказательством правоты Царя Иудейского.

Но все, что тут происходило, дальше вылилось для Иисуса в ужасное издевательство солдат. Вот здесь, куда собрали как на зрелище весь полк, первый раз словосочетание «Царь Иудейский» прозвучало не как знак восхищения, а как знак унижения. К сожалению, те, кем восторгаются начальники, становятся ненавистными для подчиненных. И то, что приводило в восторг Пилата, стало инструментом унижения.  И запах тех духов только усиливал ярость этих слепых воинов.

16 А воины отвели Его внутрь двора, то есть в преторию, и собрали весь полк,
17 и одели Его в багряницу, и, сплетши терновый венец, возложили на Него;
18 и начали приветствовать Его: радуйся, Царь Иудейский!
19 И били Его по голове тростью, и плевали на Него, и, становясь на колени, кланялись Ему.
(Мар.15:16-19)

Царь Иудейский: 10 комментариев

  1. Ученики Иисуса до последнего считали что Иисус говорил им о земном царствии где он будет править что говорить тогда о простых людях и когда Пилат называл Иисуса царем Израиля если он это произносил всерьёз то это должно было разозлить священников ещё больше на то время власть и религия били не отделимы и царя выбирали не за внутренние качества а священники помазывали на трон наследников а тут Пилат язычник указывает им что они ошиблись я думаю что это не способствовало освобождению Иисуса а это очевидно что Пилат хотел помочь Иисусу. Исходя из этого более правильно выглядит что лучше высмеять никчемность одной только мысли что этот человек может претендовать на трон.

    • Это и разозлило. То, что Пилат полагал, могло Ему помочь, это и усугубило ситуацию. Почему нет? А политика и религия всегда имели различное интуитивное понимание. Еще в ВЗ Илие было сказано одного помазать на Царство, а другого в пророки. Ясность в этом была всегда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.