Научи нас молиться (4)

думаюУрок Иисуса в Евангелии от Луки в отношении молитвы (прошения) мы закончили. Но, я решил немного нарушить линию, которую я взял от начала и, все же, еще задержаться на этой теме. Это потому, что теме молитвы отведено место не только у Луки и не только здесь. Как мы уже выше говорили, Иисус затрагивает эту тему дважды (как минимум). Первый раз он озвучивает «Отче наш» в нагорной проповеди, и там же дает некоторые пояснения, которые Лука, в свою очередь, игнорирует. Так давайте посмотрим, что еще Учитель говорит о молитве.

5 И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
6 Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
(Матф.6:5,6)

С одной стороны, многие из нас наизусть знают эти стихи. А с другой, может, все же, мы что-то упускаем? Что мы знаем? Мы знаем, что Иисус хочет, чтобы мы не были похожи на лицемеров.  И мы основываемся именно на том образе лицемерия, который Иисус приводит в пример. А именно того лицемерия, когда человек старается показать другим, что он духовный. Но дело в том, что ни один пример не может вместить в себя всего. Пример лишь показывает направление, где именно кроется лицемерие, которое можно обнаружить. А как насчет того лицемерия, которое незаметно? Иисус привел в пример лицемерие в показушности перед людьми. А разве нет лицемерия, которое заставляет человека изображать себя искренним верующим перед Богом?

Вообще любопытно посмотреть на значение слова, которое у нас переведено как «лицемер».

Лицемер (5273): притворщик, лицемер, симулянт.

Древние:

  • Толкователь – Платон, Лукиан;
  • Актер – Аристофан, Платон, Плутарх;
  • Песнопевец, декламатор – Диодор;
  • Притворщик, лицемер – НЗ, Плутарх (симулирующие дружбу).

Вот обратите внимание на то, что, в отличии от «Номеров Стронга» древние греки это слово чаще использовали для изображения достойных людей. То есть людей искусства. Так же и мы сегодня мы с уважением относимся к певцам и актерам кино и театра.  Это слово, в принципе, никогда не носило отрицательного или уничижительного значения. Даже в приведенном списке Плутарх, используя это слово, чтобы создать образ недостойного человека поставил рядом несопоставимые слова – игра актера и дружба. Имеется в виду дружба, как игра актера. Дружба же не на сцене, а в жизни. Мы уважаем актеров и любим их игру на сцене, но ненавидим актерство в жизни.

Когда Учитель произносит это слово, которое тогда звучало как что-то нормальное и неунизительное, он намекает совсем не на тех, кто занимается этим в силу своей профессии, а на тех, кто должен быть образцом истины и чистоты. Он ставит рядом два несопоставимых понятия. Жизнь вне сцены и актерство.  И сразу все понимают, о ком идет речь. Такой «союз» несопоставимых понятий тут же вызывает у людей отвержение, брезгливость.

Мы же сегодня привыкли к слову лицемер, как к слову унизительному. И само слово уже является оскорблением. Но в греческом тексте не так. Попробуйте прочесть знакомые строки не ставив привычное слово для нас, а слово, привычное для древних, то есть актер.

5 И, когда молишься, не будь, как актеры (намек всем ясен), которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
6 Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
(Матф.6:5,6)

В таком ключе слова звучат немного иначе. Здесь видна ирония. Здесь звучит иносказание. Иисус говорит слово «актеры», но все вокруг сразу понимают, о ком идет речь, потому что эти люди прямо во время речи Учителя стоят на этих самых углах улиц. Эти слова, по всей вероятности, должны были вызвать насмешку (не над актерами, а над теми, кого Иисус называет этим достойным именем). Думаю, при этих словах по толпе прошел шум смеха. В Евангелии этого нет, но я не могу представить, чтобы все слушавшие такие слова остались с каменным лицом.

И, если мы поняли прием Иисуса, то нам станет понятно и то, что Он говорит дальше, а именно о награде. Какую награду получает актер? Чего он жаждет? Любой актер, певец или артист желает         успеха, выраженного в овациях.  В театре это совершенно нормально. Хорошая, выдающаяся игра актера получает сумасшедшие овации. Люди в восторге от игры, они забрасывают сцену цветами. И никто не презирает актеров, все восхищаются. Это награда актера.

Какую награду получает человек, который хочет показаться всем верующим? Ему не аплодируют руками. Ему аплодируют вниманием. Такой человек чувствует себя так же, как актер на сцене. И, возможно, никто на него не смотрит, но ему кажется, что он в полном шоколаде. И в его ушах звучат все те же аплодисменты. Только он думает, что это исполнение Святым Духом. Он получает то, что заработал. А молитва – это, в данном тексте, прошение к Богу. В молитве ты обращаешься к Отцу и ожидаешь ответа. Здесь вообще нет места театру. Перед кем тут играть? Перед Богом? Его не убедят наши таланты. Наоборот, единственное, что его может убедить – искренность и вера. А таланты, это то, что Он нам дал. Он наделил нас способностями, так что они Его не впечатляют. А вера и искренность – это результат нашей жизни. Только это и может впечатлить нашего Отца.

Смотрите, мы знаем несколько случаев в Евангелии, где Иисус был впечатлен. Чем его можно было впечатлить? Правильно, только лишь верой. Все остальное было бесполезно. А что это значит? Это значит, что Богу все равно, как красиво ты говоришь, как громко ты молишься, как страстно ты кладешь поклоны. Вера – вот критерий успеха. Если же человек нажимает на что-то другое, то Иисус пренебрежительно такого человека называет актером. И тогда это слово – актер, превращается в лицемера.

Что же Иисус предлагает нам? Он предлагает на время молитвы отказаться от всего, что хоть как-то связано с талантами.  И прийти к Отцу без прикрытия. Вспомните, в Ветхом Завете от человека говорящего с Богом требовалось снять обувь.  Люди, жаждущие ответов от Бога, разрывали свои одежды. Даже самые великие падали в прах и посыпали себя пеплом. Все это они делали не потому, что так требовала традиция, а потому, что перед Богом было важно предстать такими, какими люди на самом деле являются. Давид плясал перед ковчегом не потому, что он был харизмат, а потому, что он так чувствовал. И то, что он делал, было неприлично для царя. Но Давид предпочел быть пред Богом самим собой, без прикрасы. И раз его сердце скакало, то и он сам пошел вскачь.

Сегодня все перевернулось. Одни стоят в церкви «соблюдая приличие», потому что «в храме нужно вести себя прилично».  Само слово приличие говорит о чем-то соответствующем «лицу». При-личие, то есть быть при лице, так, чтобы не потерять лицо. Другие, ради того же приличия скачут при каждом ударе барабана. Почему? Потому что в этой церкви так прилично. И не скакать – неприлично.  Но какое дело Богу до нашего приличия? Разве для древних сидеть в грязи в разорванной одежде, читай голышом, и кидать на себя шматки песка, это прилично?

Важно понять, если ты хотя бы немного из себя что-то изображаешь в молитве, ты актер. А значит, ты уже получаешь свою награду. Если твое сердце ликует, а ты хранишь смиренное выражение лица, ты атер, и получаешь свою награду. Тебя не ругают и не прогоняют.  Если твое сердце плачет в молитве, а ты делаешь вид, что у тебя все хорошо, ты актер. Не надо указывать мне на слова Иисуса о посте. Я говорю не о посте, а о молитве. Кроме того о молитве при закрытых дверях преимущественно. Если же ты молишься вместе с кем-то, значит, ты доверяешь этим людям, а это значит, прилично быть таким, каким ты чувствуешь себя перед Богом.

Если в сердце у тебя нет ничего, а ты изображаешь радость в молитве – ты актер. И так же получаешь свою награду – тебя принимают как своего. Все это лицемерие в молитве можно перечислять долго. Я еще и еще раз подчеркиваю, это все касается молитвы. То есть когда ты встаешь перед Богом с прошением. Где не должно быть ничего кроме тебя и Бога.

Итак, если я хочу что-то получить от Бога, мне нужно избавиться от всего напускного, прекратить всякие потуги в изображении чего-либо,  зайти в тайное место (закрыться в комнате) и там обращаться. Кстати, вот мой вариант перевода этого стиха.

6. Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и в этой тайне, закрывши дверь твою, помолись Отцу твоему; и Отец твой, видящий в тайне, отдаст (ответит) тебе.
(Матф.6:6)

Как мы видим, здесь нет слова «явно».  И под тайной здесь подразумевается не сама тайна, а то, что ты скрыл от остальных свой разговор с Богом. Здесь вновь противопоставление актерству. Те выпячивают, а ты прячь. А с другой стороны, где нам еще так легко быть самими собой, как не в тайне?

Продолжение, все еще следует.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.