Молитва церкви

думаюСегодня мы посмотрим на время, когда Ирод начал активную деятельность против последователей Христа. Как говорит книга Деяний, к этому времени ирод убил мечом брата Иоанна – Иакова. Помните, да? В Евангелии о них говорится как о сынах грома. Так вот, одного из сынов громовых Ирод казнил мечом. Кстати, казнь мечом – это привилегия римских граждан. Любопытно, почему Иаков удостоился такой чести.

И вот, в первых числах Пасхи, был схвачен Петр. Причем, Лука поясняет, что Ирод сделал это потому, что увидел, как это приятно иудеям. Тут важно понять, что речь не о евреях вообще, а именно о фанатичных приверженцах «традиций». Это, как если бы, современные власти стали расправляться с кем-то потому, что некоторым категориям населения это по сердцу. И наплевать, что другая часть людей думает по этому поводу.

Итак, Ирод схватил Петра, но так как это дни Пасхи, казнить не было возможности. Надо дождаться завершения святых дней. Соответственно Петр сидит в темнице под охраной «четырех четвериц» воинов. В общем, это не так важно, но я поясню. Ночь делится на 4 стражи. Каждую стражу узника охраняет одна четверица воинов. То есть, два человека внутри тюрьмы, два снаружи. Меняется стража, меняется четверица. Таким образом, назначены четыре четверицы для дежурства ночью и днем. Они меняют друг друга каждые три часа.

Итак Петра стерегли в темнице, между тем церковь прилежно молилась о нем Богу.
(Деян.12:5)

В то время, пока Петр сидел в тюрьме, церковь, как сказано «прилежно молилась о нем Богу». Теперь давайте посмотрим, что же в действительности делала церковь. Прежде всего, если верить всему, что мы прочли и осознали до сих пор, под церковью подразумевается собрание не просто верующих, но собрание обличенных властью, собрание Христовых правителей, парламента Царства Божьего.

Итак, что же делала церковь в это время. В это время, если верить греческому тексту «усердно делала молитву к Богу о нем».

Делала молитву

Я понимаю, что это словосочетание сегодня очень модно. Чуть ли не каждый человек, который любит молиться, так и говорит. Кто-то говорит, что он «творит молитву», что, по сути, одно и то же. Но почему такой оборот. Мы же не говорим так: «Я пошел к папе и совершил прошение о…». Здесь есть нечто неочевидное. Для нас понятнее другой оборот: «Я пошел к папе и попросил…». Но никак не «сделал прошение». Так и пахнет чем-то формальным. Вроде как, я написал заявление на увольнение, или отправил запрос на регистрацию фирмы. И в первом и во втором случае подразумевается не прямое, а опосредованное обращение. Неужели и здесь церковь делает что-то опосредованное?

Думаю, понять ситуацию нам поможет следующее. Как мы уже знаем, Бог создал человека, чтобы тот владычествовал над землею, то есть, над творением. Однако Бог с самого начала не давал власти над человеком. Правда, и здесь надо внести некоторую ясность. Когда человек согрешил, он встал на уровень твари. То есть, по сути, если бы появился в то время человек с той же властью, что до грехопадения, то он имел бы полное право властвовать над Адамом и Евой. Ведь они теперь – творение.

С приходом Иисуса и назначением апостолов начинает действовать именно такой расклад вещей. Апостолы, это люди с властью от Бога. Эта власть предназначена для твари. Но она не распространяется на людей Божьих. Вот почему уже в Ветхом Завете говорится:

6 «Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею;
7 возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя;
8 проси у Меня, и дам народы в наследие Тебе и пределы земли во владение Тебе;
9 Ты поразишь их жезлом железным; сокрушишь их, как сосуд горшечника«.
(Пс.2:6-9)

Народы с точки зрения Писания, это тоже творение, поэтому Царь Божий будет сокрушать их жезлом. То есть властвовать над ними. Но, может это только Ветхий Завет? Хорошо. Вот Новый.

26 Кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам власть над язычниками,
27 и будет пасти их жезлом железным; как сосуды глиняные, они сокрушатся, как и Я получил [власть] от Отца Моего;
(Откр.2:26,27)

О ком это говорит Иисус? Еще раз, это говорит Сын Божий. И вот Сын Божий говорит, что тот, кто Его, т.е. Сына Божьего дела будет соблюдать до конца, тому Сын Божий даст власть над язычниками! И тот, а не Сам Сын Божий, будет пасти их жезлом железным. Итак, язычники находятся в категории твари. Их надо пасти властью твердой.

Итак, апостолы не имеют права властвовать над равными себе, но имеют обязанность, а не просто право, управлять людьми, не вошедшими в Божий парламент.

Итак, у нас уже есть прецедент. Убит Стефан, представитель молодых апостолов и Иаков, представитель старших апостолов. О Стефане мы знаем, потому как прочли у Луки в его книге Деяний Апостолов, что он не просил о спасении. Скорее наоборот, он просил: «Прими дух мой». Могла ли церковь использовать свое право на решение или вынесение приговора, что бы изменить события? И, вдруг, мы понимаем, нет, не могла. У Божьих людей нет на это власти.

Представляете? Божьи люди могут воскресить кого угодно, исцелить, освободить от бесов. Мало того, они просто могут заставить людей что-то делать. А в отношении равного к себе у них не все так просто. Они, положим, еще могут исцелить апостола, правда, непонятно, зачем. Но они не могут повлиять на судьбоносные дела апостола. Они не могут ему ни запретить, ни остановить его. У них нет на это власти. Но ведь апостолы имеют власть равную власти Христа! И тут, оказывается, что и Христос не может сделать то, что в отношении того или иного человека может сделать только Бог.

Смотрите. Иисус решил пойти по пути, указанному Отцом. Однако он просил Бога, если возможно, изменить часть этого пути. Он не имел права взять и самовольно поменять его. Нет, он мог, конечно, не пойти на крест. Просто результат был бы таким, который определил Бог. То есть, все будет именно так, как Бог решил. Поэтому Иисус и обращается к Отцу, если Он видит возможность каким-либо другим путем пройти этот отрезок, то пусть Он даст Сыну эту возможность. То есть, сама возможность другого зависит именно от Отца.

О чем я хочу сказать. Есть вещи, которые может решить только Бог. И одна из этих вещей – судьба Петра. Апостолы могут все, кроме решения оставить Петра в живых или нет. Безусловно, они как-то реагировали на задержание Иакова. И они старательно делали что-то для того, чтобы Иаков остался жив. Однако это было не в их власти. Их решение, их суд здесь, если и имеет какое-то значение, то лишь опосредованное. Вот почему наряду с утверждением того, что если что-то свяжете на земле, то будет связано на небесах, Иисус тут же говорит:

Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного,
(Матф.18:19)

Вот та самая ситуация, когда их решение ничего не решает. Но Иисус, как мы только что прочли, говорит, что двое из вас согласятся просить. А как это, «из вас»? И почему будет? И следующим же стихом Он поясняет:

ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них.
(Матф.18:20)

Вот ответ. Имеется в виду главное условие. И это условие в том, что эти «вас» собраны в имя Его». И вот та самая опосредованность. Как только собраны в имени Иисуса, он среди них. И Он уже, а не они, обращается к Отцу. Другими словами, когда церковь «сотворяла молитву», они каким-то образом заставили отреагировать Отца на Иисуса.

Давайте еще раз, с другой стороны. Вот есть некий владелец завода. У этого владельца завода есть сын. Владелец любит сына и сын отвечает ему полной взаимностью. В определенное время, когда сын повзрослел и окреп, владелец завода передает сыну все права на управление заводом. Все, отец уезжает на мальдивы, а заводом правит его сын. Сын имеет все права на то, чтобы поставить своих заместителей. И он формирует некий совет директоров, где он председатель среди равных. Все директора – его личные друзья. Он доверяет им, они ему. Тут нет никаких интриг и прочего. И вот, однажды отец приезжает на завод и, с его точки зрения, что-то нужно заменить, а кем-то пожертвовать. Он дает свои указания в отношении управления. При этом не ставит под сомнение решения сына. Все директора остаются директорами. Просто им дается дополнительное поручение, которое для некоторых становится роковым, правда с последующим сильнейшим награждением.

Все, что решал сын, остается в силе, но ни сын, ни его директора, не могут повлиять на решение владельца. И тогда, если они считают, что владелец может что-то сделать, например, смягчить последствия и прочее, они просят его сына пойти и поговорить со своим отцом.

Это не значит, что отец не прав. Это значит, что что-то можно облегчить. Например, Иисус не мог не пойти на крест. И облегчить здесь ничего было невозможно. Поэтому и кричит Иисус: «Но не Моя, а Твоя воля да будет». Так и апостолам дана такая же воля. И, по большому счету, они все прошли эту стезю. Но на каких-то этапах, все же, Бог шел навстречу Сыну, который приходил к Отцу в своих избранных. Поэтому ничего не вышло с молитвой, если она была, за Иакова и Стефана. И тот и другой погибли. Однако церковь, зная, что скорее всего ничего не выйдет, все же, творили решение.

Да, здесь наше любимое слово 4336. То есть, апостолы делали решение, судили, рядили опосредованно, отправляя это решение к Богу. И, нет, ну надо же! Бог, вдруг, решил, что для Петра есть возможность что-то поменять! Он услышал голос Сына в постановлениях церкви.

Если еще не понятно, дело выглядит так. Божий парламент решил, что Петр должен жить и настаивал на подписании этого решения перед Богом. И Бог подписал это решение. Что здесь особенного? Это не было простое прошение. Это было именно решение парламента. Ведь, как мы читаем, это «церковь прилежно» настаивала перед Богом.

И вот, Петр приходит к Дому матери Иоанна, того самого, видимо, брата которого к тому времени казнили. И в доме матери Иоанна собрался весь парламент Божий, которые, как снова написано: «собрались и молились». И тут снова наше слово 4336.

И, осмотревшись, пришел к дому Марии, матери Иоанна, называемого Марком, где многие собрались и молились.
(Деян.12:12)

И здесь становится понятно, почему церковь не поверила, что у двери Петр. Смотрите. Все, чего они желали всегда (!) исполнялось. Надо кого-то исцелить? Пожалуйста. Надо воскресить? Вуаля! Накормить кого-то? Будьте благодарны, вот вам «скатерть самобранка». И только в отношении жизней божьих людей никогда ничего не получалось. Почему, я уже объяснил выше. Так как же они могли поверить, что Петр стоит у двери, если до сих пор ничего не выходило в этом направлении? Вот почему они без сомнения обозвали служанку, сообщившую им о приходе Петра, сумасшедшей. Подумайте только. Апостолы, у которых нет ни малейшего сомнения в могуществе имени Иисуса, имеющие великолепный опыт в исцелениях, воскрешениях и прочих вещах. Никак не могут поверить в то, что за дверью Петр, а ни его призрак  (Ангел Петра). То есть, в призрак они поверили без проблем, а в то, что там настоящий Петр, с трудом. Забавно.

Встретимся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.