Давайте по честному

думаюМы читали о том, что Христово учение, теоретически, возможно узнать, если хочешь прославить Бога. Само это желание уже приводит к Его слову. И когда ты слышишь учение, созвучное с тем, к чему привело тебя желание славы Божьей, ты знаешь – это Оно, это Истина. 

Я не буду углубляться в эту мысль. Пойду дальше. Ведь эти слова Иисус обращал не к ученикам, но к Своим противникам. К тем, которые говорили, что желают славы Божьей. Они ГОВОРИЛИ одно, а дела являли другое. И вот, продолжая свою речь, Учитель говорит:

19 Не дал ли вам Моисей закона? и никто из вас не поступает по закону. За что ищете убить Меня?
20 Народ сказал в ответ: не бес ли в Тебе? кто ищет убить Тебя?
21 Иисус, продолжая речь, сказал им: одно дело сделал Я, и все вы дивитесь.
22 Моисей дал вам обрезание — хотя оно не от Моисея, но от отцов, — и в субботу вы обрезываете человека.
23 Если в субботу принимает человек обрезание, чтобы не был нарушен закон Моисеев, — на Меня ли негодуете за то, что Я всего человека исцелил в субботу?
24 Не судите по наружности, но судите судом праведным.
(Иоан.7:19-24)

У нас есть проблема. Иисус только что (судя по переводу) обвинил Иудеев в том, что они НЕ ИСПОЛНЯЮТ закон.  Может быть, я что-то не понимаю, но я вижу так, если любого верующего, что думает о себе как о праведном человеке, обвинить в неисполнении требований праведности, то произойдет атомный взрыв. Такого человека не будут интересовать никакие другие вопросы кроме этого. Вы тут же узнаете о себе все, даже того, чего и нет. На вашу голову изольется поток «благодати».  И отмываться вам придется долго.

Я хочу сказать, что, либо иудеи, слушавшие Иисуса, были глухи, либо у нас «странный» перевод.  Мы всегда читаем этот текст и даже не замечаем эту странность. Мы привыкли, что раз так написано, значит так и есть. И это убеждение переводим с Писания, на Его перевод. Но сами попробуйте сказать человеку, убежденному в своей праведности, что он «беззаконник». Какую реакцию вы получите?

Но как реагируют иудеи? Они будто не замечают обвинения в неправедности и упираются в обвинение в желании убить Иисуса. Ребята! Вас только что умыли!!! Думайте как хотите, но с этими иудеями что-то не так. … ну, или с переводом. В любом случае я не могу поверить, что самоправедный иудей не обратил внимания на выпад. И стал защищаться от «несправедливого» обвинения гораздо меньшей важности для иудея. Для древнего иудея обвинение в желании (!!!) убить – полная ерунда. Это ведь даже не убийство, а лишь желание. А Учитель обвинил их в грехах.

Здесь проблема не только с этими словами. Вот еще одна. В начале 22-го стиха в греческом тексте стоит словосочетание «поэтому» или «по этой причине», «вследствие этого». Однако переводчики не посчитали нужным оставить его в переводе. Почему? На самом деле, не важно почему они не оставили, важно, почему это там есть? Т.е. 22-й стих начинается так: «Поэтому Моисей дал вам обрезание…».

Во как! Оказывается, в тексте есть намек на причину появления традиционного еврейского обрезания! И где эта причина описана? При этом Он, правда, уточнил немаловажную деталь, что обрезание дал не Моисей, а «отцы». Действительно, обрезание мы обнаруживаем уже у Авраама.

Сей есть завет Мой, который вы [должны] соблюдать между Мною и между вами и между потомками твоими после тебя: да будет у вас обрезан весь мужеский пол;
(Быт.17:10)

Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы осознать, где Авраам, а где Моисей по шкале времени.

Так, где же причина, из-за которой Моисей дал обрезание? Ответ обнаружим чуть позже. А здесь еще странность есть. Начало 19-го стиха звучит так: «Не дал ли вам Моисей закона?».  Как вы ответите на вопрос, поставленный таким образом? Правильно. Я бы ответил: «Дал». Однако в греческом тексте этот вопрос звучит несколько иначе: «Не Моисей ли дал вам закон?». На такой вопрос невозможно ответить словом «дал». На этот вопрос можно лишь ответить: «Да, именно Моисей!».

Если еще не понятно, поясню. Вопрос не о том, дан закон или нет, а о том, кто его дал. Иисуса не интересует, есть ли закон или нет. Это итак понятно. Иудеи только о нем (законе) и говорят. Учителя же интересует, знают ли слушающие, кто именно дал закон? Понятно, вопрос риторический. Он знает, что и на этот вопрос есть ответ. Но Ему важно, чтобы они пошли за мыслью, которую предлагает им Иисус.

Итак, если вопрос «дал ли?», то следующее предложение логично перевести так, как переведено: «… а вы не исполняете»(здесь я предложил не перевод, конечно, а только смысл в некотором упрощении).  Итак, если вопрос «дал ли», то подразумевается утвердительный ответ. Теперь, если дал, то вопрос, исполняют или нет, отвечен самим Иисусом отрицательно.

Но мы уже увидели, что вопрос в другом. На самом деле вопрос здесь: «Кто дал? не Моисей ли?». Логичный ответ: «Да, закон дал именно Моисей». Этот ответ итак ясен, так что Иисус не ждет его озвучивания.  Но зачем Иисус сконцентрировал внимание на Моисее, как на даятеле Закона?

Ответ начинается чуть раньше, с тех слов, которые мы уже рассматривали. Давайте немного вспомним, о чем шла речь. Если вкратце, то Иисус сказал, что каждый, кто на самом деле ищет славы Божьей, так или иначе, придет к Христову учению. Если же говорить языком Ветхого Завета, каждый такой человек придет к пониманию Божьей воли. Ведь сегодня вся Божья воля выражена в Иисусе.

Итак, допустим, иудеи поняли мысль. Действительно, тот, кто праведен, т.е. жаждет славы Богу, тот «слышит» Бога, т.е.  понимает Его желание, волю, даже некоторые планы. А теперь вопрос. Откуда взялся Закон? И, о чудо! Закон дан Моисеем! Это не я сказал, а Иисус, если вы еще не забыли. Просто я прямо таки слышу, как мои возлюбленные братья тут же корректируют меня, говоря: «Это не Моисей, это Бог через Моисея». Ничего не имею против, лишь повторяю слова Иисуса.

Так вот, по словам Иисуса, Закон дан Моисеем. Почему Иисус обошел понятный всем теологам путь даяния Торы? Почему Иисус здесь, в этой речи, не говорит о том, что это Бог дал Закон Моисею, и тогда тот принес его людям? Потому что Иисус перед этим показывал нечто очень важное.

«… кто ищет славы пославшему его, тот истинен и нет неправды в нем».
(Иоан.7:18)

Простите меня за самовольство. Я все буквы сделал прописными. Это потому, что текст Евангелия писался на древнем греческом языке, где буквы не делились на большие и маленькие. Такое разделение появилось гораздо позже. В наших же переводах наличие больших и малых букв обусловлено в одних случаях правилами русского языка, а в других мнением переводчиков.

Опять же, ничего  не имею против той расстановки заглавных букв, что есть в переводе данного текста. Однако для ясного понимания его, наличие их несколько мешает. Так как смысл текста идет гораздо шире, чем то понимается переводчиками.

Так вот, только что Иисус сказал, что человек, который ищет славу… скажем так, НЕ ДЛЯ СЕБЯ, тот уже истинен и в нем нет неправды. И тут же вслед за этими словами следует фраза: «Не Моисей ли… …?» (стих 19).  Иначе говоря, Иисус тут же предложил слушающим пример такого человека. Вот перед нами человек, по имени Моисей.

Забудем на время, что это пророк и т.д. В любом случае, он человек, со всеми отсюда вытекающими. Как так случилось, что Закон дан человеком? Он дан потому, что Моисей, исходя из слов Иисуса, искал не своей славы, а славы Пославшего его.

Идем дальше. Мы поняли, что человек, жаждущий прославить Бога, уже в самом этом желании имеет праведность. И через такого человека Бог может действовать. Потому что он уже истинен и в нем нет неправды.

Возвращаюсь к словам Наставника. Если Моисей, будучи человеком, дал Закон, то иудеи, так же будучи людьми, показывают собой совсем обратное поведение. Моисей, жаждал славы Божьей, Бог использовал его. Иудеи, наоборот, хотят убить Того в Ком Воля Божья. Почему? Потому что… …правильно, ищут славу себе.

Иисус предложил нам как на весах две стороны. Моисей и иудей. Один праведен, другой нет. Теперь, в этом контексте, обвинение в неисполнении закона, полностью связывается с их жаждой убить Иисуса. Фактически, в устах Иисуса, выражение: «Ищете убить», является продолжением и подтверждением обвинения в нарушении Закона. Вот почему иудеи ополчились на обвинение в желании убить Его. Здесь, в этом контексте, само это желание говорит об их НЕПРАВЕДНОСТИ. Это не разные обвинения, это одно и то же обвинение. Это так же, как для иудея понятие Закона и Моисея, Торы и обрезания. Скажи любое из этих слов и иудей воспримет его в любом из четырех значений, в зависимости от контекста. С обвинением точно так же. Иисус говорит им, что они ищут убить Его, а они в контексте всей речи слышал обвинение в БЕЗЗАКОНИИ. Здесь желание убийства, то же самое, что нарушение Закона.

Т.е. когда иудеи стали оправдываться, мол, никто не ищет убийства Иисуса, это попытка встречно обвинить Иисуса в ошибочности Его суждения об иудеях. Попытаюсь еще раз пояснить, если не очень понятна мысль. Иисус, фактически, говорит следующее: «Не Моисей ли дал вам Закон? А все вы нарушаете закон. Ведь вы же хотите Меня убить, правда?».

Тут, в словах о их жажде убить Иисуса они видят подтверждение их неправедности, и поэтому они атаковали именно это, чтобы доказать, что они Закон исполняют. Они обвиняют Иисуса в одержимости. Т.е. утверждают, что Иисусу только кажется все это, а на самом деле все иудеи белые и пушистые. Иисус не обращает особого внимания на их слова и продолжает свою речь:

21 Иисус, продолжая речь, сказал им: одно дело сделал Я, и все вы дивитесь.
22 Моисей дал вам обрезание — хотя оно не от Моисея, но от отцов, — и в субботу вы обрезываете человека.
(Иоан.7:21,22)

Можно вопрос? Какой «одно дело сделал» Иисус? Где в тексте указание на это самое «одно дело»? Вот Иисус дома, его братья посмеиваются над Ним, а Иисус отказывается идти вместе с семьей. Вот уже прошло полпраздника. Иисус появляется в храме и учит. И тут начинается разговор. Где то самое «одно дело»? О чем Он говорит?

Любопытно, что в синодальном переводе, что в переводе МБО, или в переводе РБО, везде это «одно дело». Такой толкователь как А.П.Лопухин в своем знаменитом труде «Толковая Библия» говорит, что речь идет об исцеленном у купальни в субботу. Помните? Тот, что ждал шевеления воды почти сорок лет. Но тогда, если верить Александру Павловичу, все проблемы Иисуса начались исключительно из-за этого несчастного. Возникает масса вопросов. Первый, разве Иисус больше ничего не делал, кроме этого исцеления, за что иудеи обозлились на Него? Вопрос второй, если это такое великое событие (исцеление у купальни), почему другие евангелисты не упоминали о нем? Третье, а как тогда быть с той массой исцелений в субботу, что были до этого? Евангелисты чаще всего описывают именно исцеления в субботу. А у Лопухина (а это официальное мнение православной церкви) оказывается, что Иисус сделал только «одно дело»?! Ну вот никак с этим не могу согласиться! Как говорит мой друг: «Бред бредский».

На самом деле ответ лежит на поверхности. Просто нужно посмотреть, как некоторые слова используются древними. Например, слово «одно», вообще не числительное. Это прилагательное. Его можно перевести как единственное, это правда. Но так же оно содержит некоторые дополнительные характеристики. А именно: некий, какой-то, какой-либо, отдельный, объединенный, единство, вместе, и т.д..

И оказывается все не так уж и плохо. А Иисус сказал лишь: «Я сделал какое-то дело, и вы все дивитесь». Скажу иначе: «Что бы Я ни делал, вас все удивляет». Если мы не забыли, что текст Евангелия от Иоанна, это стихи, то и непривычность оборотов здесь совершенно понятна.

Так вот, праведный человек, это тот, кто ищет славы не себе, но тому, кто его послал. Тот кто ищет славы Богу, уже по определению праведный, через него говорит Бог. Такой человек может принести Закон. Иудеи же, нарушают закон тем, что хотят убить Иисуса, который не нарушил ничего из Закона. Значит они беззаконники, т.е. ищут своей собственной славы. Иисус Тот, Кто ищет славы Богу. Если бы иудеи были праведны, они бы поддерживали Его. Но, вместо этого они постоянно удивляются. Им постоянно что-то не нравится. Вывод? Они враги праведности. Через них Бог НЕ говорит. Они не могут дать Закон. Вот почему не они, а Моисей дал стал поставщиком обрезания.

(поэтому) Моисей дал вам обрезание — хотя оно не от Моисея, но от отцов, — и в субботу вы обрезываете человека.
(Иоан.7:22)

Вот откуда взялось слово «поэтому». Получается, что выше не причина появления закона, как я предположил ранее, а причина, почему именно Моисей, а ни кто-то другой. Итак, Иисус говорит: «Вот почему именно Моисей дал вам обрезание». Раз он ищет славы Богу, то он может дать Закон, а тем более, обрезание. Хотя, последнее с оговоркой.

Итак, человек жаждущий славы Богу передал иудеям обрезание, и теперь каждый иудей свято исполняет эту заповедь, хоть ему и наплевать на славу Божью. И вот к чему подводит ИИСус:

Если в субботу принимает человек обрезание, чтобы не был нарушен закон Моисеев, — на Меня ли негодуете за то, что Я всего человека исцелил в субботу?
(Иоан.7:23)

Обрезание дано Моисеем, и Закон дан Моисеем. Моисей сказал: «Суббота Богу…». И тот же Моисей сказал, на какой день отроду нужно делать обрезание. И вот, если день обрезания приходится на субботу, как быть? И ведь ни у кого не возникает никаких сомнений. Без зазрения совести, без малейшего вопроса, ребенка обрезают в субботу. И никто не говорит, что нарушен Закон о субботе! Почему? Потому что это Моисей! Но ведь Моисей – это человек. И его отличие от других лишь в одном, он ищет славы Пославшего его.

Если Иисус ищет славу Богу, почему Он не может делать то же самое? Если обрезание в субботу – не нарушение, почему нарушением стало исцеление? Здесь нужно повториться. Иисус не только больного у купальни исцелил в субботу. Это вообще нормальное дело, когда Иисус кого-то исцеляет в этот день. Т.е. речь не об «одном деле».

И, прежде чем закончить, еще одна вводная мысль. Иисус ставит в сравнение обрезание и исцеление. Обратите внимание на слово «всего» в конце стиха:

Если в субботу принимает человек обрезание, чтобы не был нарушен закон Моисеев, — на Меня ли негодуете за то, что Я всего человека исцелил в субботу?
(Иоан.7:23)

Вот это слово «всего», заставляет смотреть на стих, как на противопоставление. Исходя из этого, смысл стиха получается таким: «Если в субботу принимает человек частичное исцеление,… …-на Меня ли негодуете за то, что Я ВСЕГО человека исцелил…?». Или таким: «Если в субботу принимает человек обрезание,… …-на Меня ли негодуете за то, что Я всего человека обрезал… ?». Т.е. очевидно, для Иисуса и обрезание и исцеление является чем-то родственным.

Во Второзаконии есть любопытная строка:

Итак обрежьте крайнюю плоть сердца вашего и не будьте впредь жестоковыйны;
(Втор.10:16)

Ясно, что речь идет не о физическом обрезании, а о чем-то более «духовном», что ли. И вот результат обрезания сердца. Из жестоковыйного сердца, получаем какое-то другое. А что это за слово такое «жестоковыйный»? Здесь мы имеем дело не с греческим, а с древним Еврейским. Оно состоит из двух слов – выя (шея) и еще одного любопытного слова. Это слово имеет следующие значения: 1.быть трудным, быть тяжелым, быть суровым, быть жестоким, быть свирепым; 2. (прич) жестоко угнетенный; 3. тяжело трудиться, иметь сильные боли (при родах); 1. делать тяжелым, делать твердым или упругим, ожесточать.

Любопытное слов, ни так ли? С одной стороны, речь о жестокости, даже свирепости. Но с другой стороны, эта свирепость не с потолка упала. Она появилась от угнетения, тяжелого труда, сильных болей.

Во Второзаконии автор пишет, что благодаря обрезанию сердца, оно (сердце) перестанет быть жестоким.  Но, обычно, если мы говорим об обрезании чего-либо, подразумеваем что-то болезненное, что как-раз и ожесточает. Однако Божье обрезание это что-то уникальное. С одной стороны, это нечто болезненное, с другой, исцеляющее от бесчувственности.

Если посмотреть внимательно на заповедь Божью об обрезании, то заметим, что она тесно связана с пасхой. Пасха – это праздник освобождения. Но по Закону, этот праздник не имеет права праздновать необрезанный. Он либо должен обрезаться, либо не вкушать пасху. Т.е. если ты обрезан, ты освобождаешься. Нет, остаешься рабом. Здесь прямая параллель с исцелением.

Исцеление – это пасха от болезни. Это обрезание болезни. Равно и обрезание, это исцеление от рабства человеческой натуре.

Итак, возвращаясь к тексту, если евреи без зазрения совести «исцеляли» частично человека в субботу, почему тогда Иисус не может полностью исцелить его в этот же день? Где логика? Вот Он и говорит: «Давайте судить не по тому, как привыкли, а честно, правильно (судом праведным)».

Давайте по честному: 6 комментариев

    • по Закону Моисея в субботу ничего нельзя было делать, никто не учитывал, что обрезание может попасть на субботу.

    • Вот фрагмент правил обрезания: «Если восьмой день жизни младенца приходится на субботу, ему делают обрезание в субботу, в иных случаях обрезание нельзя делать в субботу и праздники.». Совершенно очевидно, эти правила появились позже самого закона, когда людям пришлось столкнуться с «противоречием».

  1. Прославлять Бога Отца или Бога Иисуса. ??? Слава Иисусу или слава Богу? Не отдал ли Иисус славу своим ученикам?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*