Хлеб жизни

думаюНемного вспомним. Иисус совсем недавно ходил по воде, накормил 5000 человек (если считать только мужчин), исцелил массу народа. Народ в восторге и задается вопросом, что им делать, чтобы творить то же самое? Иисус говорит, что им нужно лишь доверие «Тому Кого послал Отец».  Здесь у них сознание перещелкивается и они, забыв обо всем, что сделано Иисусом, начинают умничать, сравнивая совершенные дела Иисуса с несовершенной манной. 

Иисус поясняет, что настоящий хлеб, это такой хлеб, который «дает жизнь Миру».  Народ вновь включается и: «О! Круто! Давай нам такой хлеб!!!». Видимо полагая, что Иисус сейчас низведет манну прямо перед их взорами.

Речь Иисуса уже звучит иначе. Видно, что они уже достали Его. Достали своей «непрошибаемостью».  И Он говорит прямо в лоб:

Иисус же сказал им: Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда.
(Иоан.6:35)

До сих пор слушатели воспринимали Иисуса как хоть и особенного, но человека, ЧЕРЕЗ Которого Бог что-то делает. Если чудо, то Бог руками Иисуса. Если хлеб, то Бог через Иисуса. А тут, вдруг звучит совсем странное. Никакого ЧЕРЕЗ. Хлеб – это Он и есть.

Любопытно, что понятие хлеба у Иисуса какое-то странное. В этом Хлебе есть и еда и питье. Здесь и утоление голода (алкать), и утоление жажды. На самом деле здесь ничего удивительного, если вспомним, что даже в русском языке словом хлеб мы называем все, что приносит пользу. Когда мы говорим, что мы нашли работу, и зарплата не большая, ободряя себя или друга, мы произносим: «Но и это хлеб». Мы имеем в виду, что даже такая небольшая зарплата – это лучше, чем ничего. Эти деньги помогут как-то прожить это время. То есть, хлебом здесь названа не пища в прямом смысле, а то, что «даст нам жить какое-то время».

В древнем греческом языке есть такая же параллель. Под хлебом, например, они понимали не только собственно хлеб, но и пищу вообще, как еду, так и питие. И вот эта игра смыслов здесь наблюдается во всей красе. То есть, мы смело можем переводить слова Иисуса так: «Я есть пища жизни;».  Кстати, манна тоже никогда не была хлебом. Но ее так звали потому, что она давала возможность выжить.

Итак, Иисус четко и ясно говорит, что хлеб, сходящий с Неба, это Он Сам. Почему это так важно? А важно это потому, что этот текст (я про Евангелие от Иоанна) появился в ответ на заблуждения церкви.  И, как мы видим, и еще увидим далее, Иоанн акцентирует внимание читателя на Личности.  Не на учении, как таковом. Не на сказанном или произнесенном слове. Но на Личности. Прямо на Иисусе.

В свое время христиане вооружились словами Павла о «твердой пище». Они по-разному толковались, использовались и т.д.. Но всякий раз имелось в виду что угодно, только не Сам Иисус.

11 О сем надлежало бы нам говорить много; но трудно истолковать, потому что вы сделались неспособны слушать.
12 Ибо, [судя] по времени, вам надлежало быть учителями; но вас снова нужно учить первым началам слова Божия, и для вас нужно молоко, а не твердая пища.
13 Всякий, питаемый молоком, несведущ в слове правды, потому что он младенец;
14 твердая же пища свойственна совершенным, у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла.
(Евр.5:11-14)

Основываясь на некотором восприятии этих слов, мы решили, что «твердая пища», это буквально «слово правды», т.е. учение о правде. Некоторые связали вторую часть 14-го стиха с твердой пищей и сделали вывод, что твердая пища – это практика (навыком приучены). Но я говорю даже не о словах Павла. Я говорю о словах Иисуса. Говорит ли Павел здесь о том же, о чем говорит Иисус, не знаю. Но Иисус не говорит о практике. Он не говорит об учении. Он даже, о ужас, не говорит  о Библии! Он говорит о Себе Самом. Это Он – хлеб жизни. Не Его учение, а Он Сам. Его учение лишь учит о Нем Самом. Но мы хотим питаться учением, вместо хлеба. Мы похожи на людей, которые читая в ресторане меню, пробуют его на вкус.

Вот почему в церкви столько разных учений. Потому что надо постоянно что-то готовить особенное. Невозможно постоянно есть одно и то же. Физиология человека такова, что если его кормить постоянно одним и тем же, то он заболеет. Но все, что готовят пасторы и проповедники – это учения, наставления и обличения. Ничего плохого в этом нет. Но настоящий хлеб, это иное. Это Сам Господь Иисус Христос.

Мы можем читать Библию с утра до вечера и с вечера до утра, но потребность в Иисусе так и не будет удовлетворена. Мы устанем, даже появится некоторое отвращение от «переедания» текста, а потребность в Сыне останется не отвеченной. Хлеб жизни – это исключительно ТОЛЬКО САМ ИИСУС ХРИСТОС.

У Иоанна есть и другие строки в других посланиях:

1 О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, —
2 ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам, —
3 о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение — с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом.
(1Иоан.1:1-3)

Обратите внимание на следующие вещи. Иоанн говорит, что они СЛЫШАЛИ, ВИДЕЛИ СВОИМИ ОЧАМИ, РАССМАТРИВАЛИ и ОСЯЗАЛИ руками. И вот То, что они слышали, видели, рассматривали и трогали руками называется СЛОВОМ ЖИЗНИ. Скажите мне, что они трогали учение руками. Что они видели и рассматривали речь учителя.

А теперь главное. Что именно возвещает нам Иоанн? Он возвещает нам, в купе с другими апостолами «сию вечную жизнь» (стих 2б). Итак, Иоанн не возвещает нам учение «о», он возвещает нам Самого Иисуса, личность, осязаемую и видимую.

А причина этого послания в том, что к моменту написания его, христиане перестали общаться с апостолами. Иоанна перестали принимать в церкви. Потому что появилось какое-то учение. И вот Иоанн говорит, что он возвещает им Самого Христа, чтобы они, христиане, вновь стали общаться с апостолами. Потому что именно у апостолов, отвергнутых христианами, настоящее общение с настоящим Иисусом. И это общение видимое и осязаемое. Их общение не иллюзорное и не только в вере. Это не общение «в душе», это общение в действительности.

Но Я сказал вам, что вы и видели Меня, и не веруете.
(Иоан.6:36)

Приведу несколько иной перевод этого текста:

Но Я сказал вам, потому что вы и увидели и не верите.
(Иоан.6:36)

То есть, проблема слушающих Иисуса людей была в том, что, даже увидев, они не уверовали. О чем мы говорили в начале. Здесь и горечь, здесь и приговор.  Тут же кто-то процитирует слова Иисуса:

Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие.
(Иоан.20:29)

Сколько зла натворило толкование этого стиха! Дьявол буквально бил христиан этим стихом не давай поднять головы. Чуть что, этот стих тут же летел прямо в лоб, так что каждый искренний верующий замолкал и ничего не мог сказать. Ненавижу это лживое толкование.

Начнем с того, что после слова «Меня» в 29м стихе нет точки с запятой. Точнее, если смотреть греческий, там, как раз, стоит точка с запятой, только переводится этот знак не точкой с запятой, а вопросительным знаком. Итак, Иисус не утвреждает, а удивляется, спрашивает. Ты что, поверил, потому что увидел Меня? Немного остановлюсь на этом.

Точно такой же момент наблюдается еще кое-где в тексте Евангелия от Иоанна. При встрече Иисуса с Нафанаилом в первой главе (стих 50) Иисус удивляется леговерию. Точнее, чистой вере, наивной, не испорченной. Он, Нафанаил, поверил лишь словам, притом совсем не убедительным. И за это ему обещано, что он будет видеть ангелов.

Фоме в доказательство было предложено вложить пальцы в раны. Но… Разве вы этого не заметили? Фома не сделал этого! Когда Фома УВИДЕЛ Иисуса, он сказал:

Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой!
(Иоан.20:28)

Напомню. Иисус приходит, обращается к Фоме, чтобы тот вложил пальцы в раны, чтобы он перестал быть неверующим. Здесь есть даже некоторый упрек. Но Фома, вместо этого говорит: «Господь мой и Бог мой!». Иисус задается вопросом: «… ты поверил, потому что увидел Меня?». И здесь радостное удивление. Т.е. если бы Фома вложил пальцы, и тогда, проанализировав ситуацию признал Иисуса настоящим, была бы одна ситуация. Но Фоме было достаточно увидеть, а «тест» на раны ему уже был не нужен.

И вот заключение Иисуса: «…блаженны невидевшие и уверовавшие». А теперь немного о слове «блаженны». Дело в том, что это слово здесь не в качестве упрека. Слово блаженны здесь указывает на НЕВЕРОЯТНОСТЬ. Блажен, это когда с небольшого спутника какой-то там планеты из созвездия какого-то там пса отлетает кусочек скалы, и пролетев бешеную тучу парсек падает вам в огород. Вот вам «счастье привалило». Вот это и есть настоящее значение слова «блажен». Вам посчастливилось. Т.е. это не закономерная вещь, это удивительное и редкостное событие. Блажен, это когда ты в «спортлото» выигрываешь 20 000 000 дензнаков. Блажен, это когда ты тонешь в глубине тайги, а рядом проходил опытный лесник и спас тебя. Вот, что значит блажен. Но учение Иисуса не о блаженстве.

Если бы Спаситель говорил о блаженстве, как мы обычно это понимаем, то Он не смог бы отобрать из евреев более одного ученика. А то и одного не нашел бы. Но Он был открыт для всех. Он никому не запрещал идти за Ним. Он лишь обличал тех, кто искал повод не ходить, говоря красивые слова о готовности. Это не блаженство, это, если хотите, система. Это закономерность.

Так вот, закономерность в том, что каждый, кто мог бы пощупать, мог бы поверить. И для этого Иисус открыт. А то, что человек может уверовать не видя – это крайне редкая вещь, это блаженство. Это невероятная удача. Так вот, Иисус, фактически говорит здесь следующее.

«Не может быть! Ты поверил лишь потому, что увидел Меня? Само по себе это уже удивительно! А уверовать без видения, вообще не возможно. Хотел бы я посмотреть на того, кто уверует не увидев!»

Да, это крайне вольный перевод. Он совершенно не правильный. Я его предложил лишь для понимания сути. НЕ используете его в качестве намека на настоящий текст. Итак, Фома поразил Иисуса, удивил тем, что ему достаточно было только увидеть. Вот почему Иоанн настаивает на ВИДЕНИИ, ОСЯЗАНИИ своими руками, СЛЫШАНИИ и т.д..

Речь идет об уверовании в ЛИЧНОСТЬ, а не в учение о личности. Что в свою очередь означает, что я послушен ЕМУ лично, а не учению о Нем, или тому, что мне говорит религиозный лидер.

Хлеб жизни: 2 комментария

  1. читая новый завет, мы даже не задумываемся, что апостолы, писавшие его, реально переживали то, о чем писали; как кто-то может писать или говорить о любви, не переживая ее; как можно писать о ком-то, не зная его лично, очень близко; «Христос в нас упование славы», «и уже не я живу, но живет во мне Христос» — так мог написать только тот, кто это переживал всем своим естеством;

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.