Возведен Духом

думаюТо, что призвано нам помочь, очень часто мешает нам. Так действует и разбиение Писаний на главы и стихи. Действительно, без этого разбиения нам было бы крайне трудно найти нужное место или сослаться на него. И люди, сделавшие это, я имею в виду разбиение на главы и стихи, в свое время сделали величайшую работу, за которую они достойны высокой похвалы. Однако именно это разбиение, часто сбивает нас с толку. 

Мы интуитивно, дочитав главу до конца, буквально НАЧИНАЕМ новую главу.  Для многих из нас, новая глава, это всегда что-то новое. У нас даже появилось расхожее выражение «Начать новую главу в жизни». И мы подразумеваем, что с данного момента, мы все начинаем делать иначе, или что-то резко меняется.

Иначе говоря, мы должны читать Писание так, будто в нем нет никаких разделений на части. Оно именно так писалось авторами. И говорю я это потому, что следующая глава, которую мы начинаем читать в Евангелии от Матфея, прямо вытекает из предыдущей.

Вот как обычно мы читаем это место. Итак, Иисус пришел к Иоанну и тот крестил Его. На Иисуса сошел Дух Святой в виде голубя и Отец сказал, что Иисус Его возлюбленный Сын, в которого вложена вся божья добрая воля.

Здесь мы ставим точку и идем пить чай. Потом с бутербродом в зубах возвращаемся и, почти не помня о том, что было до этого, читаем о том, что Дух Святой возвел Иисуса в пустыню. Для нас это выглядит как еще одно событие. Нам трудно осознать, что, на самом деле, здесь есть одно событие, которое для обеих глав является общим, едиными и неделимым. Но для этого нам нужно выключить восприятие глав и стихов из сознания, а это трудно. Это похоже на то, как если человек, привыкший к сахару, в один прекрасный день, вдруг, отказывается от него, и начинает пить чай без сладости. Первое время очень сложно. Организм отвык вырабатывать нужное количество сахара. Он ожидает, что ты сам его вложишь в него. И не понимает, почему «хозяин» этого не делает. Он требует, возмущается… Но, в конце концов сдается и активирует свою работу.

Так и здесь. Наше сознание уже привыкло к восприятию Библии, где прописаны главы, так же, как главы любого романа или детектива. Авторы каждой новой главой описывают некое цельное событие. Оно конечно связано с предыдущими, но все же, оно отдельно и самодостаточно.

Итак, что же мы упускаем? Давайте немного вернемся и рассмотрим ситуацию с Иоанном с точки зрения Иисуса. Я не претендую на бесспорность, я лишь пытаюсь понять Спасителя в Его ситуации.

Итак, с самого детства Иисус знает, как минимум со слов матери, что Его Отец, это не Иосиф, а Бог. Каждый вечер перед сном среднестатистическая мама рассказывает своему сыну перед сном про чудесного и всемогущего Бога, который любит свой народ, защищает его и наказывает. И только Мария своему Сыну рассказывала не о каком-то Боге не небе, а о Его собственном Отце.

Конечно же Иисус спрашивал у мамы, а почему сейчас Папы нет рядом?  Почему Он нас оставил на Земле, а не взял в Свое Царство? И на все эти вопросы должна была дать ответ Его мама и Иосиф. Как они на это отвечали, остается только догадываться. Но больше никто на эти вопросы не мог бы ответить.

Становясь взрослее, Иисус начинал общаться с мальчиками своего возраста. И тут он встречал странные вещи. Когда Он говорил, что Его Папа – Бог, кто-то поднимал Иисуса на смех. От кого-то он мог слышать следующее: «А я слышал, что моя мама говорила с тетей Сарой, и та сказала, что твой Папа никакой не Бог, а что вы все придумали. А на самом деле, мама принесла тебя в подоле». И маленький Иисус снова бежал к маме и спрашивал, спрашивал и спрашивал. Когда со слезами, когда без, но  вопрос Его отца не мог оставаться в покое.

Становясь еще взрослее, он начинал понимать, что никто не верит в Его божественность вообще. И взрослые и дети смотрят на Иисуса как на бастарда. И у родителей из-за него большие проблемы.  Никто не хочет общаться с Марией, потому что она грешница, и с Иосифом, потому что он пытается всех обмануть, а все уже знают, что он прикрывает согрешившую с кем-то женщину. И он снова шел к Марии и Иосифу с теми же вопросами. И они вновь что-то отвечали.

Вот они в Иерусалиме на Пасху. И вот Иисус сидит между священниками и задает им странные вопросы, которые никто никогда им не задавал. Потому что никто никогда не думал о Боге как о Папе. И они терпеливо и мудро что-то так же объясняли молодому Человеку. Он три дня мучал их своими расспросами. Но Его вопросы не раздражали их, а удивляли. Им самим было странно и интересно беседовать с этим юношей. Они понимали, что такой интерес не может быть у простого человека, возможно, это будет настоящий пророк. И вот Мария с Иосифом, запыхавшиеся и уставшие находят любознательного Иисуса, и, как и все родители, вежливо и терпеливо спросили: «Дорогой, а что это ты тут делаешь?». Вы поняли да? А потом поцеловали его и пошли домой. Думаю, что все происходило несколько иначе. Ну да ладно.

Итак, все это время один и тот же вопрос, но каждый раз с новым уровнем доверия: «Где Мой Отец? Как Его найти, как встретиться с Ним?».

Все это время Он с родителями ходит в синагогу и там внимательно слушает раввинов. И там Он задает какие-то вопросы. Там Он получает какие-то ответы. Но все это время в Нем срабатывает Небесный фильтр. Все, что Божье, проходит в Его сердце, с криком «Аминь!». А все, что не Божье, отскакивает, как горох от стенки. Это потому, что Он рожден от Духа Святого. Дух Святой в полном смысле фильтрует то, что попадает в сердце Сыну Божьему. И к 30 годам у Иисуса складывается Его полное мировоззрение, основанное на всем, что Он слышал, что переживал, чему был научен, и что из всего этого было пропущено в Его сердце Духом Святым.

Другая роль Духа Святого была в том, что Он где-то подталкивал  Иисуса к каким-то пониманиям, порождал правильные вопросы в Его сердце, чтобы потом пропустить в это сердце только правильные ответы или помочь Иисусу сформулировать Самому правильное понимание, опять же, на основе всего того, что Он видел, слышал и переживал.

Таким образом к моменту крещения у Иисуса было как минимум два момента. Первое – Иисус жаждал встречи со своим любимым и неведанным Отцом. Второе – Он понимал, в чем заключается Его роль, значит, эту роль надо было выполнить. Здесь и все Его учение, которое сформировалось к тому времени, и ненависть к врагу душ человеческих и жажда освободить людей от его власти. Так же Он прекрасно понимал, чем все закончится. Все это Он получил благодаря Духу Отца или Духу Святому, который Он имел с самого рождения. Все, что оставалось – личная встреча с Самим Отцом.

Вот эта встреча определяла все. Первое – ответ на жажду встречи. Сама встреча – ответ. Второе – подтверждение всех Его пониманий, а значит знак к старту. Все это, как мы уже видели раньше, каким-то образом обсуждалось с кузеном Иоанном. Но тот не желал понимать своего брата, так как смотрел не глазами Сына, а глазами раба. И к 30 годам их отношения полностью развалились, что ярко отобразилось в крещении.

Итак, Иисус прекрасно понимает, в отличии от Иоанна, что самый достойный из всех людей для того, чтобы стать представителем Иисуса перед людьми, т.е. стать свидетелем Иисуса, был этот самый Иоанн. И вот Иисус слышит, что Иоанн пришел на Иордан и всем говорит, что ждет прихода Мессии. Он так же слышит, что Иоанн каждого приходящего к нему окунает в воду и смотрит на небо, ожидая знамения. Иисус знает, что Он уже в том возрасте, когда любой еврей считается полностью взрослым и готов выходить на служение, почему нет?

Следующий момент в том, что Иоанн долгое время пропадал в секте Иессеев (по косвенным данным), и там, в пустыне (где живут Иессеи) он получил свое особое откровение. Если Иоанн получил послание от Бога, то, наверное, логично пойти к нему и выяснить у Иоанна, как он нашел Бога? Может быть тогда Иисус сможет с Ним встретиться?

И вот Иисус в трепетном ожидании. Вот вот исполнятся две Его заветные мечты. Вот сейчас снимется завеса с вечного вопроса «где Папа», и прозвучит команда к началу служения. Но вместо этого Он встречает оголтелое сопротивление Своего кузена.

Иисус 30 лет искал своего Папу. Он 30 лет исследовал все Писания, что мог. Замучил всех раввинов, измутузил вопросами священников, пришел к некоторым выводам и вот момент истины грозит пролететь мимо только из-за глупого непонимания Иоанна. Нет, этого Иисус не допустит. Он находит слова, осадившие пыл брата. И Иоанн делает свое дело.

И вот он, это великий день Божьего Сына!  Отец с Неба громко и ясно говорит свои слова. Это удивительно, но Иоанн услышал то, что должен был услышать Иоанн, а Иисус услышал то, что должен был услышать Иисус. Иоанн услышал «СЕЙ», а Иисус «ТЫ».  Это хорошо видно в разных Евангелиях.

Происходит великая встреча великих Родственников. Небесный Папа и Его земной Сын. И Папа говорит с гордостью и довольством, что Иисус на самом деле Его Сын. Иисус мечтал это услышать все свои 30 лет. Одна эта фраза исцелила все раны, которые нанесли Ему люди за это время. А это значит и другое, что теперь, настало время второго вопроса – старт служения.

И начало этого служения заключено уже в нашем тексте. Давайте его прочтем:

1 Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола,
2 и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал.
(Матф.4:1,2)

Думаю, пока этих двух стихов более чем достаточно.  Я хочу обратить внимание на фразу, которая так или иначе повторяется во всех синоптических Евангелиях (Марк, Матфей и Лука). Иисус оказался в пустыне по двум причинам. Точнее, причина то одна, просто есть цель и есть средство.

Итак, цель пустыни – искушение от дьявола.  Средство, которым Иисус был приведен в пустыню – водительство Духом.  Давайте немного остановимся на этих двух пунктах.

Цель и средство

Иисус должен спасти Израиль. Спасти не религиозно, а вполне себе физически ощутимо. От чего спасти? От рабства. Это написано в Писаниях, это знает каждый еврей. Но евреи полагали, что под рабством понимается гнет Рима. А Иисус понимает, что человек в первую очередь находится под гнетом дьявола. Это страхи, фобии, болезни и прочее. Иначе говоря, чтобы освободить кого-то от гнета дьявола навсегда, надо дьявола одолеть. Если он будет побежден, то и свобода будет открыта для всех, все темницы потеряют свои запоры. Дальше остается только приходить победителю и разгонять всю дьявольскую шушеру.

Иисус жаждет этого. Он ищет этого так же, как искал встречи с Отцом. Он рожден от Бога, и будучи по крови Сыном Его, Он  не мог ничего делать до этого момента. Он ждал этой встречи не только потому, что это Его Отец, но и потому, что Отец объявит о Нем. То есть Бог всему духовному миру скажет: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Нем Мое благоволение».

Но сама эта фраза не сделает Иисуса победителем. Не Бог профукал славу, не Богу ее и возвращать. Человек отдал змею свое положение, значит, Человек и должен это положение вернуть себе. Это значит только одно. Встреча со змеем в эдемском саду должна повториться. И именно этого жаждал всем Своим Духом Иисус. И вот этот Дух Его жажды, Его стремления к победе над змеем и возвращении славы человеку, и повел Иисуса в пустыню.

Иисус не идет в пустыню для обычного поста. Тема о посте очень подробно рассматривается мной в работе «Так что же такое, пост?».  И там я прихожу к простому выводу. Пост никаким образом не связан с отказом от еды или воды. Пост, это положение ожидания без перерыва. Ожидания до победы.

Но дело в том, что во всем Писании мы видим только один пост. Это пост  — ожидание перед Богом! Человек ждет визита Царя и Его воли. Здесь же мы видим совершенно другой пост. Иисус ждет одного, открытого разговора со змеем, чтобы сбросить его с трона человеческих душ. И, судя по Евангелию от Матфея, змей не спешит на эту встречу. Он выжидает. Ему не нравится эта идея с возвращением. Но не прийти совсем он не может. Потому что тогда он автоматом теряет все свое положение. И прийти сразу боится, Иисус в силе, тверд, уверен, целеустремлен. И вот Иисус ждет, неотступно, твердо, без сомнений.

У Луки написано, что все эти сорок дне, пока Иисус постился, дьявол Его как-то искушал. Нам не рассказано как. Думаю потому, что эти искушения заключались в чем-то таком, как, например, хождение где-то вдалеке и нежелание начать разговор.  А говорить дьявол начал только после того, как у Иисуса иссякли силы. То есть, когда Он «взалкал», т.е. захотел есть, проголодался.

Да, маленькое пояснение. Ничего ни в одном евангелии нет про воду. Не надо сочинять, что Иисус ничего не пил. Кто-то говорит, что Иисус был в пустыне. Но вот в чем беда. Пустыня в еврейском языке, не обязательно «Сахара». Это не обязательно песок и верблюжья колючка. Пустыней называется и просто территория, где никто не живет, кроме диких зверей.

А если мы вспомним, что Иоанн некоторое время жил среди Иессеев, что в Писании называется пустыней, то можем сделать предположение, что под той же пустыней подразумевается местность, где находился лагерь этой секты. То есть территория, вполне пригодная для жизни. Просто там, кроме этих Иессеев никого больше нет. Пустыня. А все люди, даже такие отшельники как Иессеи, селятся рядом с источником воды.

Итак, пост Иисуса, это не ожидание Бога, это ожидание дьявола с целью искушения. Здесь тоже следует дать некоторый комментарий. Дело в том, что во всех, насколько я знаю, народах, сражения или бои, так же называются тяжелыми испытаниями.  В этом смысле Иисус шел на испытание. И действительно, победит или нет, был большой вопрос. Но без этой победы не могло быть никакого Евангелия.

Итак, Иисус 40 дней (в греческом «дней сорок») ждет, когда же бегающий вокруг змей наконец-то осмелится подойти и вступить в сражение.

Возведен Духом: 7 комментариев

  1. Алексей, Иисус спрашивал на счет своего Небесного Отца, если Мария говорила одно, а когда Иисус шел и делился со своими сверстниками, что Отец Небесный его папочка, ему говорили, у тебя все нормально, не было ли у Иисуса отверженность?

      • Действительно, нам не нужно этого делать, и в Писании мы не находим никакого намека на что-то подобное у апостолов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.