Умолить Отца

думаюПоследнее место в Евангелии от Матфея, где мы в русском издании встречаем слово однокоренное слову «молитва» находится в той же 26й главе. Это тот момент, когда Иисуса собираются схватить, а Петр пытается защитить Учителя и это у него получается неуклюже. Кстати, то, что это был именно Петр, мы узнаем из Евангелия от Иоанна. По какой-то причине в других трех Евангелиях авторы не уточняют его имени.

Итак, Петр выхватил меч, рубанул по уху Малха, если не ошибаюсь, так звали того бедного раба, а Иисус вернул ухо на место. И вот, в этот самый момент, Он произносит следующие слова:

52 Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут;
53 или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?
54 как же сбудутся Писания, что так должно быть?
(Матф.26:52-54)

Действительно, очень любопытное место. Здесь не только то, что нас интересует по теме, но и некоторое «несоответствие» с Евангелием от Луки. Давайте сначала с несоответствия, а потом вернемся к интересующему нас слову.

Многие из моего поколения помнят фильм Эйзенштейна «Александр Невский», где главный герой в исполнении Черкасова произносит фразу: «Кто с мечем к нам придет, тот от меча и погибнет». После этого киношедевра данная фраза приобрела статус поговорки. Ее можно было слышать повсюду. Фраза очень полюбилась зрителям. Комичность ситуации в том, что Эйзенштейн – идейный коммунист и атеист. Его несбывшейся мечтой было придумать такой способ киноповествования, чтобы коммунистическая атеистическая пропаганда попадала прямо в мозг, как бы смешно это не звучало. По большому, именно в поисках этих самых методов повествования, он практически заложил базу под всем современным теле и кино-ремеслом.

Идейный атеист и богопротивник никак не мог обойтись без текстов Писания, пусть даже слегка отредактированных. Итак, Он взял фразу Иисуса и вложил в уста Русского князя.

Но не это самое интересное в данном тексте. Проблема здесь возникает тогда, когда мы обнаруживаем буквально за несколько «минут», если измерять временем тех событий, до сказанной Иисусом фразы слова совершенно противоположного содержания.

36 Тогда Он сказал им: но теперь, кто имеет мешок, тот возьми его, также и суму; а у кого нет, продай одежду свою и купи меч;
37 ибо сказываю вам, что должно исполниться на Мне и сему написанному: и к злодеям причтен. Ибо то, что о Мне, приходит к концу.
38 Они сказали: Господи! вот, здесь два меча. Он сказал им: довольно.
(Лук.22:36-38)

Итак, прежде чем пойти на гору, где Иисуса схватили, Он говорит им «продай одежду свою и купи меч». Но потом, уже на горе, когда Его берут под стражу, Наставник произносит, ставшую потом крылатой, фразу. Кроме того, указание на то, что нужно купить меч даже ценой продажи своей одежды, ставится в противовес устоявшемуся мнению, что Иисус учит подставлять щеку. На разъяснение этой глупости я даже не будут здесь тратить время. Если интересно, или посмотрите ролики «Читаем Евангелие от Матфея», или прочтите более раннюю работу, правда она уже на сегодняшний день несколько устарела.

Итак, Иисус ни единой мыслью не против того, чтобы апостолы защищались мечем. Более того, он советует его купить. И когда апостолы предоставили ему целых две штуки, он не отлучил их, не предал сатане в изнеможение плоти, но сказал: «Довольно». Но, к чему тогда фраза «от меча и погибнет» или «мечом погибнут»? А ответ в самом тексте, в котором Иисус упоминает о покупке оружия.

Он сообщает об испытаниях, которые пройдут апостолы. Пока Он был с ними, у них не было проблем ни с чем, но теперь, когда Он будет от них забран, все только начинается. И вот теперь, когда они лишаются опеки от Иисуса, когда они сами становятся целью нападок, вот теперь им меч станет очень нужным. Он об этом говорил ученикам Иоанна, когда те спрашивали, почему ученики Наставника не постятся. Он об этом времени сказал, что придут дни, когда будут поститься. Вот эти дни поста. Именно в эти дни поста им как никогда нужны будут мечи. Это и есть настоящий пост, о котором говорил Мессия. А не какое-то там отсутствие белков, или вкушание рыбы.

Но оставим мечи там, где они лежат, и вернемся к нашей теме. А мы говорим о молитве. И вот, в данном месте мы еще раз прочтем следующее:

52 Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут;
53 или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?
54 как же сбудутся Писания, что так должно быть?
(Матф.26:52-54)

Итак, перед нами фраза Иисуса: «…или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца…?». Что же здесь за слово использует автор греческого варианта? Неужели снова «судить», «осуждать»? Слава Богу нет. Здесь совершенно иной текст. Так что же здесь стоит?

А стоит здесь слово, которое только с натяжкой и только с учетом того, что оно имеет отношение к Богу, можно назвать молитвой. Если собрать все значения этого слова, как нам велит природа древнего греческого языка вместе в одно слово, то получим слово, которое описывает «бодрый или радостный призыв», «побуждение к действию», при этом все это делается настойчиво. Это слово описывает действие, схожее с происходящим в некотором анекдоте. Где вор ночью пытается ограбить квартиру и, вдруг, слышит голос: «Кеша злой, Кеша все видит». Вор испуганно включает свет и видит клетку с попугаем. Переводит дыхание, и уже уверенно накидывает на клетку какую-то тряпку. А из-под тряпки звучит опять голос: «А Кеша не попугай, Кеша питбуль». Вот этот голос попугая, по всей видимости, должен был звучать весело, победоносно и несколько призывно к питбулю, чтобы тот пустил в ход свою пасть.

Так вот, Иисус здесь смотрит на своих пленителей и говорит Петру и ученикам, что Он может точно так же просто дать сигнал Отцу, и дюжина легионов ангелов тут же сотрут всех в порошок. Но тогда план Бога не будет выполнен. А ведь Иисус пришел именно ради этого плана. Он об этом и говорит дальше:

как же сбудутся Писания, что так должно быть?
(Матф.26:54)

И здесь любовь Иисуса к людям совсем ни при чем. Он не призывает Отца только потому, что Писания должны сбыться, а не потому, что Ему как-то жалко этих людей или потому, что Он их всех так сильно любит. Итак, это слово не имеет ничего общего с общепринятым понятием молитвы. Здесь Иисус говорит о чем-то крайне простом, о чем-то похожем на щелчок пальцами, на короткий знак, благодаря которому Отец тут же спустит с цепи дюжину легионов ангелов.

До встречи.

Умолить Отца: 2 комментария

    • Не думаю, что это что-то особенное значит. Главное, что Он совсем не против оружия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.