Добрались до Ездры

думаюТеперь мы дошли до священника Ездры. В его книге мы находим 2 вхождения интересующих нас слов. Первое находится в шестой главе, стих 10. Возможно, мы уже соскучились по чему-то новому. Тут как раз есть кое-что. У нас новое слово. В списке Стронга оно числится под номером 6739, и имеет единственный перевод — молиться. Сами понимаете, теперь это слово нужно проверить на «святость».

На удивление редкое слово. Во всем Писании его найти сможем только в двух местах. А именно, в нашем отрывке, что рассматриваем сейчас, и еще в книге пророка Даниила, так же в главе 6, стих 10.

Понятное дело, такое «частое» вхождение слова не проливает света на его истинный смысл.  Но попробуем немного порассуждать. Кто такой Ездра? Ездра — священник, который восстановил богослужение Иудеев после Вавилонского пленения. Другими словами, когда весь еврейский народ вернулся на родную землю, когда и город и храм были разрушены, когда не было никаких книг, по которым можно было бы что-то восстанавливать, тогда Ездра все взял в свои руки и заставил евреев вооружаясь, буквально под атаками окружающих их врагов, восстанавливать сначала Храм, потом и город. В последствии были найдены книги, по которым было перепроверено и восстановлено храмовое служение и список законов.

Что это нам дает? Ездра — священник, который большую часть своей жизни провел в Вавилонском рабстве. Правда, это не совсем то рабство, что мы понимаем сегодня. Он в этом рабстве чувствовал себя, прямо сказать, не плохо. Как, в прочем, и пророк Даниил, который дослужился до высоких уровней власти. Но все это ерунда, если не учесть того, что священники не могли произносить имени Бога вне храмового служения. А в еврейском языке имя бога составляет всего четыре согласные буквы. В древности у евреев не было огласовки. Все согласные звуки воспроизводились по памяти. И вот, евреи уже долгое время в Вавилоне. Священники не могут произносить имя Бога «в суе», меняется поколения священников, рождается Ездра и взрослеет, а прошлое поколение священников умирает. И вот, перед нами новое поколение, которое не помнит, как произносится имя Бога.

Именно такой священник начинает восстановление Израиля. Можно сказать, что Ездра не столько воссоздает, сколько создает заново, то есть совершенно новый вид служения. И слова, которые он использует уже имеют в своем происхождении Вавилонские корни. Таким образом в обиходе евреев появляется новое слово, которое теперь мы находим аж в двух местах Писания, и которое нам переведено как молитва.

Что можно сказать. Ну не было у евреев этого слова до Вавилона. Теперь есть. Что скажем? Спасибо Вавилону? Наверное, да. Но какое значение данного слова? Что именно оно означает? Трудно сказать. Одно совершенно точно. Так как во всем Писании есть только 2 случая вхождения данного слова, то мы не можем «заподозрить» использование данного слова где-бы то ни было еще. То есть, данное слово со всей очевидностью использовалось только в отношении Бога. В отличии от массы других слов, что нам так же перевели как молитва.

 

Ну, что же, пора посмотреть на отрывок. Но прежде посмотрим, что там происходило в то время. Действие происходит в Вавилоне во время правления царя Кира. Кир, странный языческий царь, который почитает еврейского Бога, идет евреям навстречу, дает повеление о восстановлении Храма. И вот, по его приказу где-то  в Екбатане, в хранилищах дворца нашли свиток. Вы поняли, да? Не книгу, в том виде, как мы с вами привыкли, а свиток. Что же было в том свитке? А там было написано:

2 И найден в Екбатане во дворце, который в области Мидии, один свиток, и в нем написано так: «Для памяти:
3 в первый год царя Кира, царь Кир дал повеление о доме Божием в Иерусалиме: пусть строится дом на том месте, где приносят жертвы, и пусть будут положены прочные основания для него; вышина его в шестьдесят локтей, ширина его в шестьдесят локтей;
4 рядов из камней больших три, и ряд из дерева один; издержки же пусть выдаются из царского дома.
5 Да и сосуды дома Божия, золотые и серебряные, которые Навуходоносор вынес из храма Иерусалимского и отнес в Вавилон, пусть возвратятся и пойдут в храм Иерусалимский, [каждый] на место свое, и помещены будут в доме Божием.
6 Итак, Фафнай, заречный областеначальник, и Шефар-Бознай, с товарищами вашими Афарсахеями, которые за рекою, — удалитесь оттуда.
7 Не останавливайте работы при сем доме Божием; пусть Иудейский областеначальник и Иудейские старейшины строят сей дом Божий на месте его.
8 И от меня дается повеление о том, чем вы должны содействовать старейшинам тем Иудейским в построении того дома Божия, и [именно]: из имущества царского — [из] заречной подати — немедленно берите и давайте тем людям, чтобы работа не останавливалась;
9 и сколько нужно — тельцов ли, или овнов и агнцев, на всесожжения Богу небесному, также пшеницы, соли, вина и масла, как скажут священники Иерусалимские, пусть будет выдаваемо им изо дня в день без задержки,
10 чтоб они приносили жертву приятную Богу небесному и молились о жизни царя и сыновей его.
11 Мною же дается повеление, что [если] какой человек изменит это определение, то будет вынуто бревно из дома его, и будет поднят он и пригвожден к нему, а дом его за то будет обращен в развалины.
12 И Бог, Которого имя там обитает, да низложит всякого царя и народ, который простер бы руку свою, чтобы изменить [сие] ко вреду этого дома Божия в Иерусалиме. Я, Дарий, дал это повеление; да будет оно в точности исполняемо».
(Ездр.6:2-12)

Давайте еще раз. Царь Дарий, к шестому году своего правления, вдруг, что-то вспомнил. Потом подходит к своему слуге и говорит: «Я там, кое-что приказывал. Ну ка, найди ка мой указ от первого года моего правления!». Слуга залез в хранилище и откопал документ, составленный царем (или по его приказу) Дарием. Тут, правда, есть какая-то странность. В документе сказано, что приказ издан в первый год правления царя Кира, но указ дает Дарий.

Возможно я снова заблуждаюсь, но, мое мнение такое, что изначально указ издал Кир, а потом к этому указу присоединился указ Дария, когда тот взошел на трон. То есть, перед нами удивительная вещь. Два языческих царя один за другим заботятся о восстановлении Храма Богу евреев. По всей видимости именно в этом и сокрыт секрет их успеха.

Но все это было бы не важно, если бы не появление нового слова. А ведь данное слово, что мы обнаружили в тексте появилось именно в тексте указа Кира-Дария. То есть, можно со всей ответственностью сказать, что это слово не еврейское по происхождению, а Персидское. Отсюда и так мало вхождений его в Священное Писание. Как мы увидели, всего 2 раза. И, не имеет особого смысла выяснять, что именно вкладывалось в значение данного слова, если в Писании нет никаких на то намеков, кроме общего, указания на какие-то отношения с Богом.  Что и переведено нам как «молитва».

Молитва Ездры

В книге Ездры есть еще одно место, где мы находим интересующее нас слово. Оно находится в 1м стихе 10й главы.

Когда [так] молился Ездра и исповедывался, плача и повергаясь пред домом Божиим, стеклось к нему весьма большое собрание Израильтян, мужчин и женщин и детей, потому что и народ много плакал.
(Ездр.10:1)

Итак, перед нами священник Ездра. То есть, человек, избранный и поставленный для этой «опции» Богом. А мы уже начинаем привыкать к тому, что, если человек выполняет Богом порученную функцию, то он не умоляет, не просит, не лебезит, не выпрашивает, не дергает в слезах за полу. Он судит(ся) или выносит приговор кому-то. Вот давайте посмотрим, какое здесь слово использует автор.

Как и ожидалось, перед нами наше любимое слово под номером 6419 в лексиконе Стронга, которое переводится как «судить(ся)» или «осуждать». Но у нас есть кое-что дополнительное. Здесь мы можем посмотреть, как именно «судит(ся)» Ездра. Давайте посмотрим.

В 9й главе описано следующее событие. После того, как посланные Ездрой вернулись с отчетом, к нему подошли «начальствующие». Они сообщили, что указ Бога о том, чтобы никто из евреев не связывал свою жизнь с иноплеменниками, был нарушен как простым народом, так и всеми служителями Храма, священниками и левитами. Как они сказали: «…и смешалось семя святое с народами иноплеменными, и притом рука знатнейших и главнейших была в сем беззаконии первою». То есть грех народ совершил имея перед собой пример тех, кто должен был следить за исполнением указа.

Давайте еще раз кое-что вспомним. Ездра, это тот священник, который все, что мог, отдал на то, чтобы восстановить поклонение Богу в Иудее. И когда многое было сделано, вдруг оказалось, что самые важные люди буквально предали саму идею восстановления. Они поставили под угрозу срыва все его начинания. Это действительно сильный удар для Ездры. Кроме того, он прекрасно знает, чем грозит такое неповиновение Богу. Ведь народ Израиля только что вернулся из рабства, где они удивительным образом получили поддержку и защиту, которую другие народы не получали. То есть, милость Бога была с ними даже в рабстве. И такое отношение Бога к ним, они оценили как возможность творить, что захочется. И дальше, священник выражает свои чувства так, как это было принято у евреев того времени. Он разодрал одежды свои и в нервном потрясении «рвал волосы на голове моей и на бороде моей».

Мы должны понимать, что такое действие не происходило где-то в закрытом кабинете. Все  это священники делали открыто. Более того, так как их обитанием по определению должен был быть Храм, то и делали они все это в храме. Можно сказать, что удел священников такой, плакать и радоваться публично. Итак, весь народ мог наблюдать за этой картиной. Посреди Храма сидит священник в разодранных одеждах, с ревом и слезами рвет на себе волосы.

Сама по себе такая картина уже для народа — потрясение. Ведь это не алкашь какой-то, не сумасшедший, не чернь какая-то. Это главнейший у евреев человек. Он сидит в храме в таком непотребном виде и рыдает. Но на этом картина не заканчивается. По мере того, как Ездра рыдал посреди Храма, к нему стали присоединяться «все, убоявшиеся слов Бога Израилева по причине преступления переселенцев». И все это продолжалось до времени вечерней жертвы.

Если возник вопрос, почему именно до этого времени, думаю, ответ прост. К этому времени собралось много людей, чтобы принести эту самую вечернюю жертву. То есть, все идут на вечернюю жертву, и видят там множество людей, которые сидят вокруг священника, и, как и он, плачут и рвут на себе волосы и одежду. Народ в шоке. Как быть? Ведь вот же  священник. Но вместо служения, он рыдает посреди Храма. И, наконец, священник встает и тут же падает на колени.

Только представьте себе эту картину. Это грандиозное публичное выступление священника! Важно понимать, что все это не происходило в скрытом месте, все было именно на виду, на показ, в некоторой степени специально для народа.

Теперь, когда народ собран, и когда все видят происходящее, они должны понимать, что произошло. И вот тут начинается следующее действие. Священник стоит на коленях перед всем собранием и произносит следующее:

6 и сказал: Боже мой! стыжусь и боюсь поднять лице мое к Тебе, Боже мой, потому что беззакония наши стали выше головы, и вина наша возросла до небес.
7 Со дней отцов наших мы в великой вине до сего дня, и за беззакония наши преданы были мы, цари наши, священники наши, в руки царей иноземных, под меч, в плен и на разграбление и на посрамление, как это и ныне.
8 И вот, по малом времени, даровано нам помилование от Господа Бога нашего, и Он оставил у нас [несколько] уцелевших и дал нам утвердиться на месте святыни Его, и просветил глаза наши Бог наш, и дал нам ожить немного в рабстве нашем.
9 Мы — рабы, но и в рабстве нашем не оставил нас Бог наш. И склонил Он к нам милость царей Персидских, чтоб они дали нам ожить, воздвигнуть дом Бога нашего и восстановить [его] из развалин его, и дали нам ограждение в Иудее и в Иерусалиме.
10 И ныне, что скажем мы, Боже наш, после этого? Ибо мы отступили от заповедей Твоих,
11 которые заповедал Ты чрез рабов Твоих пророков, говоря: земля, в которую идете вы, чтоб овладеть ею, земля нечистая, она осквернена нечистотою иноплеменных народов, их мерзостями, которыми они наполнили ее от края до края в осквернениях своих.
12 Итак дочерей ваших не выдавайте за сыновей их, и дочерей их не берите за сыновей ваших, и не ищите мира их и блага их во веки, чтобы укрепиться вам и питаться благами земли той и передать ее в наследие сыновьям вашим на веки.
13 И после всего, постигшего нас за худые дела наши и за великую вину нашу, — ибо Ты, Боже наш, пощадил нас не по мере беззакония нашего и дал нам такое избавление, —
14 неужели мы опять будем нарушать заповеди Твои и вступать в родство с этими отвратительными народами? Не прогневаешься ли Ты на нас даже до истребления [нас], так что не будет уцелевших и не будет спасения?
15 Господи Боже Израилев! праведен Ты. Ибо мы остались уцелевшими до сего дня; и вот мы в беззакониях наших пред лицем Твоим, хотя после этого не надлежало бы нам стоять пред лицем Твоим.
(Ездр.9:6-15)

Тут крайне важно понять, что данная «молитва» рассчитана на публику. И в данном «театре» нет ничего противоречащего Божьим принципам. Тут надо понимать разницу между тем, что делает священник Ездра и показухой. Последнее подобно тому, что делали фарисеи во время Иисуса, в чем Он их и уличал. Они молились так, чтобы их видел народ, дабы создать имидж «святого» человека. Они таким образом «набирали лайки». Ездре же эти самые лайки ни к чему. Его задача как священника заключается еще и в воспитании народа. Весь этот «театр» нацелен на вразумление видевших его. Они должны услышать и что-то понять, а затем исправить свое отношение к происходящему.

Итак, Ездра умышленно, как и положено священнику, производит некоторое «шоу» с воспитательным контекстом. А теперь посмотрим на логику его выступления.

Ездра, как и сказано ранее, стоит перед собравшимся народом с поднятыми к небу руками и громко произносит, обращаясь к Богу: «Боже мой! Стыжусь и боюсь поднять лицо мое к Тебе, Боже мой, потому что беззакония наши стали выше головы, и вина наша возросла до небес».

Помните? Однажды Иисус, обращаясь к Богу сказал в подобном ключе:

Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал [сие] для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня.
(Иоан.11:42)

Итак, даже Иисус не чуждался такого публичного приема. А ведь мог ничего такого не произносить, ведь, как Он Сам говорит: «…Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня».

Так вот, Ездра произносит данную молитву ради «народа, здесь стоящего». И это ключевой момент. Он, то есть, Ездра, священник, то есть тот, кто ответственен перед Богом за «патриотическое и политическое воспитание» народа. И по сути, Ездра  не столько молится, сколько занимается своей прямой обязанностью, воспитывает слушающих. Но воспитывает его так, как бы заменяя собой народ, который сам должен был все  это делать.

Давайте еще раз. Народ не видит ничего зазорного в том, что бы брать в жены иноплеменниц, смешиваясь с противным Богу менталитетом. А должен был бы вместо этого сидеть здесь в разодранных одеждах и молить о прощении. И Ездра, как священник, должен был бы их выслушать и вынести вердикт милующий их или наказывающий. Но народ не понимает происходящего, тогда Ездра сам, вместо них, встает на место «подсудимых» и вместо них произносит то, что должны были произнести евреи.

И еще раз. Священник перед Богом ни в чем не виноват, разве что, не смог вовремя остановить грех народа. Но он и не обязан был его останавливать. Вести воспитательную работу, наверное, да. Приносить жертвы за грех, да. Обличать и наказывать, тоже да. Следить за физическим и духовным здоровьем народа, опять да. Но останавливать от греха, нет. Так вот, можно с этим соглашаться, можно не соглашаться, но священник Ездра сам лично перед Творцом ничем не провинился. Все, что он делал и делает — замечательно и достойно похвалы. Но народ творит беззаконие.

Что делать? Ездра имеет полное право встать как священник перед всеми и сказать: «Вы не заботились о том, чтобы исполнять заповеди Господни, поэтому прокляты вы от земли…» и т. д. Но Ездра не просто священник, он священник от Бога, если так можно говорить о священниках. Его заботят не только заповеди, но и сам народ. И вот он, чтобы не проклинать народ стоя на судейском месте, сам встает на место подсудимых и от имени подсудимых ведет речь, как бы от всего народа.

Вся последующая речь совершенно очевидно не важна для Бога, но крайне важна для слушающих. Он буквально вкладывает в сознание стоящих вокруг людей те мысли, которые они сами должны были выражать.

Итак, давайте честно. Это не молитва Ездры. Это молитва народа, которую Ездра озвучил, так как народ не был к такой молитве готов. И в данной молитве прозвучало достаточно слов обличающих народ, взывающих к их совести. А теперь, главное.

Не сама молитва, то есть, не сам текст молитвы, а прием, когда судья спускается к подсудимому и от его имени произносит речь покаяния, и есть настоящее действие, которое автор обозначил словом под номером 6419, то есть «судить» или «осуждать». В этом приеме Ездра показал высший пилотаж судебного процесса.

А теперь посмотрим, какой эффект произвела его речь на окружающих.

Когда [так] молился Ездра и исповедывался, плача и повергаясь пред домом Божиим, стеклось к нему весьма большое собрание Израильтян, мужчин и женщин и детей, потому что и народ много плакал.
(Ездр.10:1)

Ну что можно сказать. Народ оказался чувствительным. Речь священника взорвала сознание народа. И далее мы читаем, как народ начинает исправлять свои «косяки». Но на этом я уже не буду делать акцента. Все это вы прочтете сами. Что же касается нашего слова, думаю, все стало понятно и так.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.