Иосафат и Иезекия

думаюСледующий коротенький отрывок находится в 20й главе все той же второй книги Паралипоменон. Тут история такая. Моавитяне, Аммонитяне и часть Маонитов пошли войной на Иудею. В то время правил Иосафат. Нападающее войско устрашило Иосафата и он  «обратил лицо свое взыскать Господа», и объявил пост по всей Иудее. Далее сказано так:

И собрались Иудеи просить [помощи] у Господа; из всех городов Иудиных пришли они умолять Господа.
(2Пар.20:4)

На первый взгляд здесь только одно слово, которое нам интересно. Но в действительности из нашего списка слов здесь присутствуют два. Первое слово здесь переведено как «просить», второе «умолять».

Обратимся к первому слову. Если перед нами синодальный перевод текста, то мы обнаруживаем рядом с данным словом слово в квадратных скобках. Слово в квадратных скобках, это слово, в отношении которого есть определенные сомнения. Например, в одних списках оно присутствует, в других нет. И лингвисты не пришли к единому мнению, было оно добавлено в результате многократных переписываний, или, наоборот, было потеряно в других списках.

Но мы с вами подойдем с другой стороны. Суть в том, что смысл слова, переведенного здесь как «просить» довлеет не к прошению, но взысканию, поиску. И лишь в смысле взыскания, возможен перевод «просить». Вторая мысль, которая приходит мне на сердце, то, что царь, как сказано выше, «обратил лице свое взыскать Господа». Итак, царь, «повернулся» к тому, чтобы «взыскать» Господа. Если царь  хочет «взыскать» Господа, то зачем он собирает людей, если не для того же самого? И тогда 4 стих получает не «поэтизм», где один и тот же смысл «красиво» повторяется дважды, а описание двух последовательных действий.

Другими словами, народ собрался сначала «взыскать» Господа (помощь тут второстепенна), а уже потом, если «найдут», будут умолять Его. Однако и тут есть подвох. Дело в том, что и в первом и во втором случае перед нами одно слово. То есть, одно и то же слово переводчик в разных местах перевел нам двумя почти синонимами. Первый перевод — просить, второй умолять. А ведь мы уже говорили, что данное слово, которое у мистера Стронга стоит под номером 1245, довлеет не к прошению, но взысканию.

Итак, люди собрались, то есть, решили взыскать, и пошли из разных городов, чтобы взыскать Господа. А все почему? Потому что царь с испугу решил «взыскать» Господа. А если царь в беде, то весь народ с ним мучается.

Возможно, кто-то скажет, что все это просто домыслы. Возможно и так. Однако, просто прочтите текст идущий дальше, где приводится текст его «взыскания». Если вы увидите там «моление», я соглашусь. Но я там не вижу попыток умолить Бога. Я вижу, что царь приводит какие-то доводы, пытается Бога убедить, заставить Его изменить свое решение. Суть слов царя можно передать так: «Разве не ты все это устроил? Так будь добр, выполняй обещанное».

И тут мы обнаруживаем одну странность. Бог не гневается на Иосафата. Напротив, Он согласен с его доводами. В словах ответа не обнаруживается ни малейшего намека на гнев или какое-либо недовольство речью царя. Бог согласен с доводами и отвечает этому странному царю так, как царь и ожидал. И до такой степени удивительно отвечает, что все остальные годы, что правил Иосафат, Иудея была в покое.

Все собрание молилось

Следующее место, где мы находим интересующее нас слово, находится в той же второй книге Паралипоменон, в 29й главе, стих 28.

И все собрание молилось, и певцы пели, и трубили трубы, доколе не окончилось всесожжение.
(2Пар.29:28)

На самом деле разбирать тут нечего. Словом «молилось» нам переведено слово, что у Стронга стоит под номером 7812. Данное слово не имеет прямого отношения к молитве. Одно означает простое физическое действие, которое мы называем поклоном. Вопреки современному модному в христианской среде слову «поклонение», данное слово означает простую вещь. Люди буквально стояли и кланялись, или «творили поклоны». В общем, это и все.

Пасха Езекии

Как только воцарился Езекия, он тут же открыл двери Храма. Он собрал священников и левитов, приказав им освятиться и освятить Храм. После процедуры освящения Езекия приказал им принести всесожжения на жертвенник Господень. Затем возложили на козлов грех всего Израиля и, заколов козлов, окропили жертвенник. Затем, во время всесожжения левиты пели и играли на инструментах, а весь народ кланялся, о чем мы говорили выше.

Нам приводится количество принесенных в жертву животных. Количество не малое. По окончании всесожжений, как говорит Писание, все встали на колени и поклонились. Кстати, «поклонились»  здесь то же самое слово, что и выше, которое нам перевели как «молилось».

Далее вся процедура была продолжена левитами. Теперь они пели, вставали на колени и непрестанно делали поклоны (поклонялись).

Итак, Езекия объявил, что все, что нужно, сделано. Можно приступать к «нормальной работе храма». То есть, настало время нести разного рода жертвы и выполнять прочие необходимые вещи. Тут началось движение в народе и все понесли кто-что. Кто приношения, кто жертвы за грех. То есть, Храм начал работать для народа в полную силу.

Однако, к тому времени не все священники и левиты прошли процесс освящения. И, как говорится, рук не хватало. Сам Езекия не ожидал, что народ с таким рвением понесет в Храм приношения разного рода. И, конечно, это его сильно радовало.

Чего же еще не хватало? А не хватало главного — праздника Пасхи. Езекия пишет по всей Израильской земле и земле Иуды письма с призывом прийти для празднования важного праздника. Письма получили даже Ефрем и Манассия. И собравшись, они назначили дату праздника. Провести Пасху быстро не было возможности по двум причинам. Первая — не все священники еще очистились и освятились. Вторая — народ еще не собрался к Храму. Для решения второй проблемы были написаны письма ко всем жителям с призывами покаяться, обратиться к Богу и прийти для празднования главного праздника. Однако, многие евреи насмехались над посыльными и издевались над ними.

Те же, кто собрался в Иерусалим, единодушно разрушили жертвенники идолам, закололи пасхального агнца, чем сильно постыдили тех священников и левитов, что не спешили освящаться и возвращаться в Храм.

Не обошлось без нарушений. Например те левиты, что не успели очиститься вовремя, вместо жертвы для очищения, закалывали для этого пасхальных агнцев. Очень многие из народа нарушили пасху тем, что ели ее не очистившись. Но что делает Езекия?

19 Но Езекия помолился за них, говоря: Господь благий да простит каждого, кто расположил сердце свое к тому, чтобы взыскать Господа Бога, Бога отцов своих, хотя и без очищения священного!
20 И услышал Господь Езекию и простил народ.
(2Пар.30:19,20)

Здесь мы вновь видим слово, что означает «судить» или «осуждать». И опять мы обнаруживаем постоянно повторяющуюся картину, которую позже Иисус озвучит так: «Что свяжете на земле, будет связано на небесах». То есть, Езекия вынес решение о том, что все эти люди должны быть прощены. И, вуаля, небеса согласились. Езекия развязал не земле, то есть, вынес  решение. В результате небеса (Бог) согласились и выполнили решение Езекии.

И вот, уже каждый день левиты славят Бога в Храме. Так прошли семь дней праздника. Народу так понравилось, что решили повторить. И повторили еще семь дней. Но чем же всё закончилось? А закончилось все вот этим.

И встали священники и левиты, и благословили народ; и услышан был голос их, и взошла молитва их в святое жилище Его на небеса.
(2Пар.30:27)

Чтобы правильно понимать, что же здесь произошло, обрисую ситуацию. Пасха удалась. Народ праздновал 14 дней. Чтобы народ мог так долго праздновать и царь и вельможи выделили из своего скота нужное количество животных для принесения жертв. Но все хорошее когда-то заканчивается. Время подошло к концу. И вот, в конце всего встают священники и левиты и что-то говорят. Писания сообщают нам кратко: «…благословили народ». То есть, они им что-то объявили. Не пожелали, как сегодня модно подменять благословение добрыми пожеланиями. Они не пожелали, они благословили, то есть дали. Если кто-то благословляет кого-то деньгами, то он не желает человеку денег, но дает ему  эти деньги. Так и здесь, священники встают и объявляют людям что-то.

Далее, как мы и читаем, их голос был услышан. Что это значит? Это значит, что Бог согласился с тем, что сказали священники и левиты. Но какое слово здесь использует автор? А слово здесь такое, о котором мы знаем, что оно появилось лишь при Давиде и, как мы предполагаем, означает приведение доводов или доказательств чему бы то ни было. То есть, священники снова что-то такое говорили своему народу, на что Бог должен был отреагировать, потому как Сам обещал. И снова Бог не спорит со священниками, соглашается с их доводами.

А в ответ на все это народ пошел по всей земле и начал валить идолов и разрушать высоты, и только после этого возвращались домой.

Езекия в осаде

Историю эту мы уже подробнейшим образом рассматривали ранее. Здесь лишь находим повторение, причем сильно сокращенное. Нам не сообщают всего, что говорил Езекия, как он посылал к Исайи, как не сразу произошло то, что произошло. Нам просто сообщают факт, который описывают достаточно полно, а потом сухое сообщение о том, что «все враги умерли». Что нас в общем здесь интересует. Несколько иначе подана история с воззванием к Богу. То есть, здесь речь не о противоречии, но о другом взгляде на ту же историю. Автора не интересуют подробности. Он просто говорит, что Езекия вместе с Исайей молились к Богу и вопили. И далее «все умерли». Враги, конечно.

И помолился царь Езекия и Исаия, сын Амосов, пророк, и возопили к небу.
(2Пар.32:20)

Что нас интересует? А для нас важно здесь слово «помолился» и «вопили». Второе слово заинтересовало меня вне плана. Первое — то самое слово, что мы уже знаем — «судить, осуждать», второе не однозначно. С одной стороны, его действительно можно перевести как «вопили», то есть, кричали очень громко, с надрывом, плача. А с другой стороны это же слово имеет такие значения как «звать», «созывать», «провозглашать».  И если в первом случае мы можем заподозрить громкие рыдания, то во втором случае, чтобы подтянуть значение под «рыдания» нужно сильно постараться. Другими словами, евреи не столько рыдали, сколько звали Того, от кого зависит их жизнь. В общем, здесь все просто.

В те дни заболел Езекия смертельно. И помолился Господу, и Он услышал его и дал ему знамение.
(2Пар.32:24)

Чуть позже, про того же Езекию повторяется информация о его заболевании. Опять же краткое сообщение, что он «помолился» и Бог его услышал. И вновь перед нами слово, говорящее о суде и осуждении. Езекия судится с Богом.

Все эти повторения слова «судить(ся)», «осуждать» говорят об одном. В большинстве случаев, как бы это не казалось странным, божьи люди не вымаливают, не выпрашивают у Бога что-то, они, если так можно сказать, спорят с Ним, доказывают Ему свою правоту. И, что еще более странно и удивительно, во всех этих случаях, Бог идет им навстречу. Но повторюсь, все это возможно только Его людям. То есть, не народу Бога, а тем, кого Бог поставил этот народ судить. И в этом плане перед нами выступают как пророки, так и цари.

Манассия

Однако такой привилегией пользовались не все цари. Если с пророками все более или менее понятно, то с царями все было не просто. Пророка Бог избирает каждый раз сам. Поэтому пророк всегда «хорош». А вот царями становятся по наследству, а сыновья далеко не всегда соответствуют чаяниям отцов.

Перед нами царь Манассия. Он сел на трон с 12 (!!!) лет. Будучи царем творил «неугодное в очах Господних». Манассия — сын Езекии. Замечательный царь Езекия и бестолковый сын. Вот этот бестолковый сын восстанавливает почти все, что разрушил Езекия. Речь идет о высотах для языческих обрядов, о жертвенниках «Ваалам», о дубравах, то есть, искусственных насаждениях для оформления мест жертвоприношений, о восстановлении поклонения звездам (некоторое подобие астрологии).

Но всего этого ему было мало, и он создал жертвенники во дворах Дома Господня. То есть, он буквально плюнул в сердце не только своему умершему отцу, но и живому Богу, который спасал Его самого, когда он был еще маленьким от рабства.

И этого ему было мало. Он провел всех своих сыновей через посвящение языческим богам, проведя их через огонь в той самой долине, которая позже назвали геенной огненной. Он сам гадал, ворожил и чародействовал. Он назначил своей властью тех, кто должен вызывать мертвых, и тех, кто должен колдовать (волшебствовать). В результате его правления, как говорит Писание, народ Израиля был доведен до состояния, когда они творили дела гораздо худшие, чем творят язычники.

Все  это время, по свидетельству автора текста, Бог говорил и к Манассии и к народу, но ни он, ни народ не желали его слушать. Что же сделал Бог? Да все просто. Он привел Ассирийцев, они заковали Манассию в кандалы и отвели в рабство в Вавилон. И вот тут мы читаем следующее:

12 И в тесноте своей он стал умолять лице Господа Бога своего и глубоко смирился пред Богом отцов своих.
13 И помолился Ему, и [Бог] преклонился к нему и услышал моление его, и возвратил его в Иерусалим на царство его. И узнал Манассия, что Господь есть Бог.
(2Пар.33:12,13)

Здесь у нас минимум 3 вхождения интересующих нас слов. Первое вхождение — слово «умолять». Оно является переводом слова, которое в списке Стронга стоит под номером 2470. Оно означает заискивание, нескончаемое изнуряющее выпрашивание.

Второе слово «помолился», это перевод нашего любимого «судить(ся)», «осуждать». Текст сообщает, что сначала «в тесноте своей он стал умолять». То есть, сначала он умолял, выпрашивал, заискивал. Сильно смирился перед Богом. Сколько времени у него ушло на эту операцию, не известно. Но потом тринадцатый стих сообщает, что он «помолился», то есть, как выясняется, он все таки решил поступить как положено. То есть, не заискивать, не упрашивать, но «судиться». Он привел какие-то доводы, стал говорить как царь, пусть и в кандалах. И вот тут, Бог услышал его «прошение», именно так переводится третье вхождение нашего слова.

Смотрите, как интересно. Ужасный, безобразный царь. Все испортил. Ввел весь народ в грех.  Нет слов, как гадок был этот человек. Однако, он царь. И когда царь унижается перед Богом. Никакой реакции. Но как только он вновь становится царем (не садится на трон, но вспоминает, кто  он есть), как только он начинает правильно говорить с Богом, исходя из своей должности, своих погон, своей короны, Бог тут же отвечает ему. Как и прежде, нам здесь не дается никаких подробностей. А очень хотелось бы посмотреть, что за доводы привел Манассия в своем суде перед Богом.

Каков результат? Манассия построил защитную стену Иерусалима, поставил военачальников по всем укрепленным городам, «низверг чужеземных богов и идола из Дома Господня». Он разрушил все капища и выбросил их за город. Восстановил жертвенник Богу и принес на нем жертвы. И дал приказ народу приносить жертвы Богу. Но зараза уже действовала, поэтому народ не спешил исполнять волю Манассии. Они продолжали служить идолам.

18 Прочие дела Манассии, и молитва его к Богу своему, и слова прозорливцев, говоривших к нему именем Господа Бога Израилева, находятся в записях царей Израилевых.
19 И молитва его, и то, что [Бог] преклонился к нему, и все грехи его и беззакония его, и места, на которых он построил высоты и поставил изображения Астарты и истуканов, прежде нежели смирился, описаны в записях Хозая.
(2Пар.33:18,19)

Оба вхождения слова «молитва», это слово под номером 8605. То есть, это то самое слово, что изобрел или привнес Давид (либо кто-то во времена Давида). Мы уже имеем достаточно примеров, подтверждающих, что данное слово означает приведение доводов или доказательств перед Богом. Данное слово очень близко по употреблению к нашему любимому слову «судить(ся)».

Вот, в общем-то, и все, что у нас есть на Манассию. До встречи.

Иосафат и Иезекия: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.