Все о молитве

Введение

думаюМожет показаться, что тема молитвы уже изведана, и в этой области все ясно. Но, так может казаться только тем, кто не старается понять сути Евангелия. За более чем двадцатилетний срок моего пребывания в церкви я понял одно. Даже самые большие приверженцы молитвы почти ничего внятного о ней сказать не могут. Все понимание молитвы у них стоит либо, в лучшем случае, на поверхностном взгляде на текст Писания, либо на сомнительном человеческом опыте. На самом деле я даже сильно преувеличил первую причину. Потому что  даже те, кто цитирует Писания, объясняя суть данного явления, при внимательном рассмотрении оказываются людьми опыта личных переживаний.

Не ничего плохого в личном опыте. Плохо, когда он становится определяющим в той области, где главным критерием должно быть Писание. В половине случаев от таких «свидетелей» можно услышать нечто такое: «Мы вчера молились. Так было замечательно! Такое было присутствие!!!». Еще раз повторю. Нет ничего плохого ни в опыте, ни в ощущениях. Более того, ощущения должны быть, вопреки утверждениям многих учителей. Но ощущения могут быть, и часто бывают, обманчивыми. А строить жизнь на ложных установках, значит строить здание, обреченное на разрушение.

За время своей веры во Христа, я испытал и ощущения и их отсутствие. Но главное, что я вынес из всего опыта, заключается в том, что вопрос молитвы изучен меньше всего. О ней много информации, много разговоров. Она ставится часто во главу угла, но даже у авторов бестселлеров о молитвах нет полного и, что более важно, ясного понимания молитвы. Есть некий опыт, под который «причесываются» места Писания. И вот это, последнее, более всего расстраивает. Нет ни одной протестантской церкви, где бы ни проводились так называемые молитвенные служения. В других церквях очень «популярны» всенощные бдения, разного рода предстояния и т.д. и т.п..

Когда человек первый раз приходит в протестантскую церковь, на вопрос, что такое молитва, ему отвечают, что это разговор с Богом. И дальше человек начинает идти по жизни с таким пониманием вопроса. И, опять же, здесь тоже нет ничего плохого. Как нет ничего плохого, если на вопрос, что такое балалайка, вам ответят — балалайка, это такой инструмент. Ну, ведь не соврали же. И, главное, теперь есть ответ. Теперь есть, что сказать другим, кто задаст подобный вопрос. Только, есть проблема. Кто-то привык, что инструмент — это молоток. Другой понимает под инструментом — скальпель, третий отмычку.

Так и с молитвой. То, что на первый взгляд является простым в понимании, для многих оказывается еще большей загадкой. Потому что разговоры бывают  разные. Одно дело разговор с другом, другой с врагом, с одной стороны разговор с добрым и любящим отцом, с другой с отцом больным на голову, привыкшим издеваться над членами семьи, где дети прячутся под кроватью, заслышав звук приближающихся шагов такого отца.

Но еще хуже  не это. Хуже всего, что утверждение, будто молитва, разговор с Богом, не имеет никаких оснований в Библии. Я сейчас обращаюсь к пятидесятникам, баптистам, адвентистам и харизматам. Все наши конфессии начались с утверждений Лютера. И одно из них звучит так: «Только Писания». То есть, в самом основании нашей веры, что подтверждают все священнослужители наших конфессий, лежит Писание. И ничто на свете не может влиять на нашу веру, кроме Писания. И вдруг мы говорим нечто такое, на что в Писании нет опоры. Согласитесь, все это очень странно. Мы готовы ссылаться на что и кого угодно. На «великих» отцов веры, на проповедника, который приехал из самого… о-го-го!. На автора какой-то книги, который во Христе всю жизнь. На сон, на пророчество, опять же, на личный опыт. Но все наши опоры на Писания очень скудны и поверхностны.

В какой-то момент я перестал ходить на молитвенные служения. Меня спрашивали, почему. А у вас никогда не было ощущения, что вы делаете что-то такое, что делать не просто не нужно, а, возможно даже, вредно. На своих молитвенных служениях мы больше похожи на детей, играющих в «Дочки, матери». Мы  так увлеклись игрой, что нам уже не важно, что процент отвеченным нам молитв крайне не велик. Да что я повторяю одно и то же? Христиане мрут как мухи. И это никак не может прославлять Бога. Иисус ни разу не прославил Бога чьей-то смертью.

В общем. Я созрел на то, чтобы потратить какое-то время на попытку понять, что же такое молитва, и что с ней делать. Найду ли я что-то в этой области? Не знаю. Но, по крайней мере, я попытаюсь.

Прежде всего я выписал все места Писания, что нашел, где так или иначе упоминается слово молитва, молиться, моление, молю и т.д. . Что я собираюсь делать. Предварительно я предполагаю, что нужно составить некую табличку, где в разные колонки вписать разные слова, означающие молитву. И для каждого слова указывать место Писания, так или иначе описывающие значение его и примеры. Это для начала, а что мы увидим, следуя такой установке, знает только Бог.

И еще одно. Я умышленно ухожу от таких слов, как «воззвал», «сказал Богу» и тому подобное. Почему? Потому что на момент данного исследования я делаю предположение, что  пока еще нет достаточных доказательств связи этих слов с молитвой. Такое утверждение я делаю ради чистоты исследования. Искать, так с самого начала.

Первое упоминание в Писании.

Первое упоминание слова «молитва» мы находим в книге Бытие. Но, вопреки ожиданиям, далеко не в первой главе, а только в 20-й. Любопытно. Неужели человек до событий, описанных в 20й главе Бытие, не говорил с Богом? Конечно же, говорил. Но, почему тогда, слово «молитва» появилось только теперь? Загадка. Но, давайте посмотрим, с чем связано это упоминание.

История связана с Авимелехом, царем Геррара. Авраам не нашел ничего лучше, как выдать свою жену Сарру за сестру и отдать ее царю. И вот, Бог приходит  ночью к Авимелеху и угрожает убить его за Сарру. Авимелех начал оправдываться, мол, он ни при чем, это Авраам виноват. И тут Бог говорит:

6 И сказал ему Бог во сне: и Я знаю, что ты сделал сие в простоте сердца твоего, и удержал тебя от греха предо Мною, потому и не допустил тебя прикоснуться к ней;
7 теперь же возврати жену мужу, ибо он пророк и помолится о тебе, и ты будешь жив; а если не возвратишь, то знай, что непременно умрешь ты и все твои.
(Быт.20:6,7)

Потом происходит встреча Авимелеха с Авраамом. Авимелех укоряет Авраама за такой поступок, что могли погибнуть все близкие царя. Авраам оправдывается, как может. В результате Авраам получил дары и свободу передвижения. И, как Бог и обещал, происходит следующее.

17 И помолился Авраам Богу, и исцелил Бог Авимелеха, и жену его, и рабынь его, и они стали рождать;
18 ибо заключил Господь всякое чрево в доме Авимелеха за Сарру, жену Авраамову.
(Быт.20:17,18)

Итак, какие у меня возникают вопросы после прочтения всего этого? Почему Бог, после того, как Авимелех отпустил Сарру, просто не исцелил его? Почему нужна такая странная последовательность действий? Авраам помолится и Бог исцелит. Это первое. И второе. До этого момента Авраам много раз говорит с Богом, но никогда этот процесс не назывался молитвой. Слово, как уже было замечено, появилось только в 20-й главе.

Что за странные требования? Опять же, смотрите. Бог без всякой молитвы Авраама взял и «заключил всякое чрево в доме Авимелеха за Сарру». Тут Богу не нужно было, чтобы кто-то молился. Но, чтобы исцелить, должен помолиться Авраам. Что за блажь?

Давайте посмотрим, что предлагает нам словарь, а потом попробуем сделать предварительное предположение. Все, что у меня сегодня есть, это Еврейский Лексикон Стронга. Это не словарь, как и его греческий вариант. Но, за неимением чего-то лучшего, приходится пользоваться им. Так что же он нам предлагает?

Помолится (6419) — 1. судить, осуждать, посредничать; 2. рассуждать, надеяться.
Семьдесят толковников перевели это слово, как «молиться» или «ходатайствовать».

И вот какие мысли приходят у меня по этому поводу. По какой-то причине семьдесят переводчиков, которые занимались переводом Писаний (Ветхий Завет) для Александрийской библиотеки, предложили в качестве перевода вот эти значения. Я имею в виду «молиться» или «ходатайствовать». В то время как древние евреи под тем же словом понимали суд, рассудительность и посредничество.

Я подозреваю, и это только предположение, что древние переводчики столкнулись некоторой проблемой перевода. Нужно было донести суть послания. Нужно было перевести так, чтобы древний грек понял, о чем идет речь. И они посчитали, что слово «молитва» или «ходатайство» подходят здесь лучше всего. Но то было хорошо для древнего грека. Причем грека времен древней библиотеки, которая потом сгорела. Совершенно не факт, что современный грек понимает все так же, как и древний.

Но сопоставление этих двух значений позволяет нам кое-что понять. От Авраама требовалось произвести суд. Суд! Это не просто формальная просьба Авраама к Богу. Но Бог предлагает Аврааму решить, насколько справедливо наказан Авимелех!

А теперь попробую описать ситуацию подробнее. Думаю, это могло бы стать замечательной темой для драматического произведения. Но я не драматург. Я опишу проще. Итак, смотрим.

Авраам по повелению Бога оставил своих родных. Он ходит по враждебным территориям. Здесь все очень не просто. Нужно в прямом смысле выживать. И вот, наступает время, когда не ради удовольствия, но ради спасения своей жизни Авраам оказывается в Герраре, где царствует Авимелех.

Здесь Библия крайне скупа в описаниях событий. Нам просто предлагается факт. Но ведь перед нами человек. Причем никакого сопротивления Сарра не оказывает. Она что-то понимает. Кстати, может быть, вы забыли, но у Сарры уже климакс наступил. Ей около ста лет! Интересно, как же она выглядела, если царь ( !!!) захотел ее себе? Но это не по нашей теме, а так, для размышления.

Итак, Авраам с Саррой приходят в Геррар. Это не тур поездка. Им нужно выживать. И здесь, по какой-то причине Авраам отдает свою жену другому. Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понимать, здесь банальнейший страх. Авраам боится за свою жизнь. И Авраам и Сарра прекрасно знают обычаи местных властей. Они берут то, что им нравится. И вот, столетняя Сарра без сомнения (!!!) лакомый кусочек. Я сам не верю в то, что такое возможно. Но, как еще объяснить, что Авимелех взял ее? Не на мясо же? Не в качестве кухарки?

Хорошо, оставим странности. Просто посмотрим на факт. Авраам, чтобы выжить отдает свою жену Авимелеху, выдав ее за свою сестру. Лукавство на лицо. Правда, он прикрывается тем, что лукавство не сильное, ведь Сарра в действительности его сестра. Кстати, еще одна странность. Тут вообще странность на странности. Все! Все! Занимаемся только нашим вопросом.

Итак, Авраам здесь находится как бы в униженном положении. Действительно, что еще можно сказать о человеке, который от страха за свою жизнь вынужден отдать свою супругу другому?

И тут происходит следующее. Спит себе Авимелех… Нет, надо начать с другого. В давние стародавние времена, что-то произошло. Задолго до описываемых событий произошло нечто такое, что прямо отобразилось на последующих событиях. А именно, Бог выбирает Аврама (с одной «а»). Он Сам обращается к нему и предлагает ему Себя в качестве его Бога. Он даже заключает договор с Аврамом. Все, что требуется от человека — идти туда, куда скажет Бог и кое-что обрезать. А в качестве бонуса Авраам получает сына от любимой жены. Итак, с той поры Авраам ходит не один. Он ходит с могущественным Богом. Для всех сюрприз заключается в том, что Бога не видно. Он себя проявляет потом, когда люди уже натворили глупостей.

Вот теперь можно вернуться к описываемым событиям. Спит себе Авимелех, который отобрал у Авраама жену. И тут Трах бабах! Здрасте, кого не ждали! Во сне к нему приходит Бог! Любопытно, как бедный царек пережил такое событие?

Для понимания картины можно вообразить нечто такое. Какой-то хулиган пристает к ребенку.   И вот, когда ничто не предвещало беды, из темноты выходит его папа, который является чемпионом мира по штанге или по боксу. Он берет хулигана за шкирку и делает пару встряхиваний. А потом, обращаясь к сыну, спрашивает: «Ну, что с ним сделать?».

И вот тут, Авраам — тот униженный ребенок, а папа штангист — Бог. Авимелех же — схваченный с поличным хулиган. И Бог говорит этому хулигану: «Сейчас же верни, что взял! А потом, если Авраам решит тебя простить, прощу. Ну а если нет, держись!».

Другими словами, от Авраама не требовалось произвести какую-то странную операцию под названием «сотворение молитвы», без которой Бог не может, не способен исцелить дом бедного царя Авимелеха. Все Бог может. Но Он сделает это, только если Авраам простит царя. Если Авраам посчитает Авимелеха невиновным. Авраам придет к Богу и скажет Ему, что с Авимелехом делать. А до этого, до того пока Авраам не придет, Бог не будет ничего менять.

Теперь можно немного понять, что именно понимается под словом, которое семьдесят толковников перевели на греческий как «молиться» или «ходатайствовать». Давайте еще раз. От Авраама требовалось одно. Прийти к Богу и выразить свое Авраамово решение по поводу Авимелеха. Если Авраам скажет, что Авимелех прощен, то дом будет исцелен. Если он скажет что-то другое, то никакого исцеления не будет.

Тут нужно заметить еще одну ноту. В данном типе молитвы нет никакого намека на то, что Бог может не услышать молящегося. Он по определению слышит. Он вступился уже за молящегося. И молящемуся нужно решить, что с виновником делать. Все. Можно переходить к другому случаю. Но прежде создадим таблицу и занесем туда свои выводы.

Помолится (6419) — 1. судить, осуждать, посредничать; 2. рассуждать, надеяться.

Семьдесят толковников перевели это слово, как «молиться» или «ходатайствовать».

Быт.20 глава. Авимелех виноват перед Авраамом. Авраам решает (судит), что делать с царем, и свое решение озвучивает перед Богом. Бог выполняет решение Авраама.

 

Молитва Исаака

В прошлый раз мы встретились с первым появлением слова «молитва» в Писании. И данное слово появилось там по прихоти переводчиков, делавших перевод книг Ветхого Завета для древней Александрийской библиотеки. Почему они предпочли перевести древнее еврейское слово «судить», «рассуждать» словом «молитва» сегодня остается только гадать. Но мы не будем заниматься этим здесь. Важно, что мы поняли одну вещь. В данном конкретном случае слово молитва имеет несколько непривычное для обычного верующего значение. По сути, это вообще не молитва, как ее понимаем мы сегодня.

Хотелось бы обратить внимание еще на один аспект. Слово молитва появляется не тогда, когда человек начинает разговаривать с Богом, а гораздо позже. Если же, по убеждению братьев протестантов молитва, это разговор с Богом, тогда не ясно, что мешало появиться данному слову в Писании раньше. Вывод, молитва, если и разговор, то не совсем в том понимании, как мы привыкли.

Скажу более. В слове «молитва» не было нужды до определенного времени. Сами посудите. От сотворения Мира до Авраама прошло более двух тысяч лет. И за все это время Писание ни разу не использовало такое популярное ныне слово? Что-то здесь не так. Оставим вопрос висеть в воздухе. А мы обратимся к следующему включению слова в Писании. И оно связано с другим героем Библии — Исааком. Как мы знаем, Исаак — сын Авраама. Авраам, когда Исаак был еще молодым, чуть не убил его на жертвеннике. С тех пор Исаак с мамой не жили с Авраамом, как, впрочем и его старший брат Измаил со своей. Но если Измаила изгнали по воле Сарры, то Исаак с мамой ушли сразу после инцидента с жертвенником. В действительности, все это можно обнаружить в тексте. Нужно только внимательно читать.

Далее, Исаак долгое время не желал говорить с Богом. Он уходит от жилища отца, его колодцы засыпают местные племена. Он в неуважении. Кроме того, его жена, Ревека,  неплодная. А это,  наверное, самая большая боль Исаака. И вот тут Писание нам сообщает, что сделал Исаак.

И молился Исаак Господу о жене своей, потому что она была неплодна; и Господь услышал его, и зачала Ревекка, жена его.
(Быт.25:21)

первое, что мы проверим, посмотрим на значение слова. Как мы видим, оно полностью отличается от предыдущего, переведенного нам точно так же. И в первом случае нам говорят — молитва, и во втором нам тоже говорят — молитва.  Но что на самом деле? В первом случае мы вообще не видим ничего похожего на молитву. А во втором?

Молился (6279) — молиться, упрашивать.

Мистер Стронг здесь более однозначен. В действительности перед нами действительно первое упоминание слово молитва. Перед нами слово, которое не только так переведено, оно то и значит. Но, постойте! Так, да не так!

Перед нами слово, которое значит не религиозное творение молитвы. Перед нами слово, описывающее старательное уговаривание, упрашивание. Даже в русском языке есть похожее слово «умолять». То есть старательно, с рвением, убедительно упрашивать. Так поступают все, кому что-то очень нужно. И вот, перед нами Исаак, который, редчайший случай в его жизни, умоляет, упрашивает Бога.

Давайте еще раз. Исаак не читает молитву. Он не тараторит что-то религиозное. Он не заучил  «сильную молитву» из молитвенника. Он с рвением, старательно, страстно просит. Вот, что означает здесь слово «молился».

И, логично, что в ответ на такое старательное прошение нам сообщается, что Бог услышал Исаака. Даже сегодня в быту ходит нечто похожее. Когда кто-то кого-то убеждает, просит, ему в ответ звучит: «Хорошо, я тебя услышал». Что означает, что просьба принята к сведению и ответ на просьбу с большой вероятностью будет положительным, если только не предлагается что-то встречное. Давайте и это слово запишем в нашу таблицу.

Помолится (6419) — 1. судить, осуждать, посредничать; 2. рассуждать, надеяться.

Семьдесят толковников перевели это слово, как «молиться» или «ходатайствовать».

Молился (6279) — молиться, упрашивать.
Быт.20 глава. Авимелех виновен перед Авраамом. Авраам решает (судит), что делать с царем, и свое решение озвучивает перед Богом. Бог выполняет решение Авраама. Быт.25:21. Исаак просит о ребенке.

 

Все о молитве: 7 комментариев

  1. В Быт. 20 — Саре не 100 лет , ей меньше 90 ( Исаак ещё не рождён )
    Потом ,если какого-то слова не было в тексте ранее , это не значит , что данного действия ранее не было ! К примеру : слово «верить» впервые появляется в Быт.15:6 . ( и что из этого , Ной , Енох и т.д. были неверующими ? smile ) , слово «любовь» — впервые в Быт.22:2 — аналогично

    • Приятно, когда люди комментируют в блоге и так внимательны. Спасибо! Только я не написал, что Сарре 100 лет, потому что и 90 и 80, по моему пониманию, это уже около 100 лет. По поводу веры. Вы возможно не заметили, но Авраам, всвязи с которым появилось слово «вера», до этого момента, как выясняется не верил. А вот когда он поверил, то это вменилось ему в праведность. И вот тут простой ответ. Слово, не вера, а именно слово «вера», появляется именно тогда, когда это стало необходимым. Так же и слово «молитва» появляется в специфических условиях. До того момента ни о какой молитве не могло просто быть речи. Аналогично и слово «любовь». Просто до разговора о Исааке, которого нужно принести в жертву, не нужно было говорить о чувствах вообще, слово не появлялось. Оно было не нужно.
      Да забыл. еще о вере, И Ной и Енох, как это ни странно, не были верующими. Они не верили, они, как Ной «ходили перед Богом». Чувствуете разницу? Вера нужна тогда, когда есть неизвестность, недоговоренность, если хотите, страх будущего. Но здесь мы внедряемся в большую тему, о которой пишут и пишут и пишут и пишут. Еще раз. как слово «молитва», так и слово «вера» появились тогда, когда появилась необходимость как в молитве, так и в вере. И вы действительно правы. Все эти слова появляются именно в связи с Авраамом. случайно ли? Не думаю. Еще раз спасибо.

      • Во дела !!! Алексей , про Ноя с Енохом ( что они были неверующими ) вы загнули ! Да вопрос веры уже у Адама возник ( поверил сатане , не поверил Богу ).
        Про прочих же : «Верою Авель принес Богу жертву лучшую, нежели Каин; ею получил свидетельство, что он праведен, как засвидетельствовал Бог о дарах его; ею он и по смерти говорит еще.Верою Енох переселен был так, что не видел смерти; и не стало его, потому что Бог переселил его. Ибо прежде переселения своего получил он свидетельство, что угодил Богу.
        А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает.Верою Ной, получив откровение о том, что еще не было видимо, благоговея, приготовил ковчег для спасения дома своего; ею осудил он весь мир, и сделался наследником праведности по вере.» Евр. 11:4-7
        Или я что-то не понял ?

        • нет, все вы правильно поняли. и все же, моя ирония по поводу того, что те ребята были неверующими остается в силе. Наше с вами непонимание строится на понятии «верующий». А, как говорится, сначала надо договориться о терминах. Так вот, в моем понимании, верующий, это человек более относящийся к нашему с вами времени, когда Бога никто не видел, тогда как Авраам говорит с Богом лицом к лицу. В моем понимании, тот, кто лицом к лицу не нуждается в том, чтобы быть верующим. То есть, верующий, это тот, кто не видит. Видение ему вера и заменяет. А библия, говоря о вере, говорит скорее о доверии, о том, чтобы положиться на Бога. Так вот, в моем понимании, это редко относится к современным верующим. В этом смысле я и говорю, что древние не были верующими. Я бы их назвал верными или доверяющими. А верующий — это унизительно для них. Вот так я иронизировал, но моя ирония вами не была воспринята. Говорили на разных языках. Надеюсь, сейчас будет более понятно.

        • и еще. я все еще стою на том, что слова появляются тогда, когда они становятся нужны. Когда мы цитируем Павла о дренвих, то мы цитируем Павла, а не самих древних. Павел оценивает ситуацию со своей ему современной колокольни. Он прав, но древние об этом не думали. Им не нужно было слово, потому оно и не появлялось. А Павлу уже нужно, поэтому он его и произносит. Пока для людей нечто было нормой, слово не появлялось. А когда что-то сломалось, понадобилось слово, чтобы исправить. Но беда в том, что появление слова не означает правильное исправление. Таким образом. появление слова, в данном случае «молитва» говорит о том, что до его появления мы НЕ МОЖЕМ говорить о молитве. Во-первых, потому что там было что-то естественное. Во-вторых, мы на сегодянший день пока не знаем толком, что такое молитва. почему, собственно, я и занялся этим вопросом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*