Матфей не так прост

думаюЭто двадцать первая беседа на тему «того света» и четвертая вокруг слова «геенна». Первая мысль о Матфее. С начала своего пути во Христе я привык воспринимать текст апостола как последовательное и достаточно примитивное описание жизни Иисуса. Постепенно, при более внимательном прочтении и отказе от традиционных «духовностей» стал обнаруживать нечто большее. Так вышел наружу юмор и сарказм в словах Иисуса.  Но вот такого решения от Матфея я вообще не ожидал. О чем это я. Давайте посмотрим на вот этот текст. Очень важно прочесть его полностью.

1 В то время ученики приступили к Иисусу и сказали: кто больше в Царстве Небесном?
2 Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них
3 и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное;
4 итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном;
5 и кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает;
6 а кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской.
7 Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит.
8 Если же рука твоя или нога твоя соблазняет тебя, отсеки их и брось от себя: лучше тебе войти в жизнь без руки или без ноги, нежели с двумя руками и с двумя ногами быть ввержену в огонь вечный;
9 и если глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя: лучше тебе с одним глазом войти в жизнь, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную.
10 Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного.
11 Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее.
(Матф.18:1-11)

Я понимаю, что здесь много букв, но ведь мы читаем не развлечения ради, а занимаемся серьезным исследованием текста. Почему именно этот текст? Изначально потому, что именно в нем встречается слово «геенна». И, казалось бы, можно этот текст пропустить. Ведь буквально пару статей назад мы уже обсуждали нечто подобное. И это очень важно. Действительно, слова о руке и глазе, которых нужно лишиться, являются почти точным повтором уже сказанного апостолам.

Я понимаю, когда один и тот же текст встречается в разных Евангелиях. Действительно, разные апостолы передают одну и ту же историю, пусть и своими словами. Но буквальное повторение текста внутри одного Евангелия должно чем-то объясняться. На это должна быть какая-то уважительная причина. И она есть, иначе повторения не случилось бы.

С одной стороны, вроде бы, все просто. Совершенно другая ситуация, другое время, да и тема другая. Впервые Иисус сказал эти слова в закрытом собрании со Своими учениками, которое позже читатели назовут Нагорной Проповедью. Теперь же это больше похоже на спонтанную беседу.

У Матфея есть кое-что странное.  Смотрите. Он подробнейшим образом описывает события на горе Фавор, что находится на юго-юго-западе от Галилейского моря. Потом краткое, как бы невзначай, указание на то, что Иисус, находясь в Галилее, гора Фавор тоже там, сообщает о своей гибели и о «опечаливании учеников». И следующим указанием Он с учениками уже в Капернауме. Это на другом конце Галилеи и там происходит веселье с рыбкой и удочкой. В огороде бузина а во Киеве дядька. Можно, конечно, сказать: «Ну, это же апостол, какой-то там сборщик податей. Он не знает, как  правильно излагать свои мысли на бумаге». Не думаю.

Если автор помести в это место сообщение о мучениях Иисуса и печали апостолов, значит, это зачем-то ему было нужно. И я думаю, что Матфей рассчитывал на то, что это указание мы заметим. Иначе говоря, то, что апостолы опечалились и то, от чего это произошло,  должно стать объяснением тому, что происходит дальше.

Итак, вот они уже в Капернауме. И вот к Петру подошли собиратели дидрахм. Тут Петр возомнил о себе что-то и решил все за Учителя. Тот его посылает… …на рыбалку. И, конечно же, мы не находим сообщения о том, что Петр получил указанным путем деньги и принес их этим сборщикам.  Не находим потому, что это не был прямой приказ, это была оплеуха обнаглевшему ученику.

Но вот что мы тут не замечаем. Иисус сразу указывает Петру на его промах. И этот промах в том, что тот боится соблазнить «налоговиков». А что так? Что напугало этого дерзкого и не в меру хвастливого парня? Чего он так боится? А в голове у Петра еще сидит сообщение о том, что Иисуса схватят и убьют. И Петр, как любой нормальный человек превращается в осторожного и особо миролюбивого мальчика, согласного на все, лишь бы не дать повода «ищущим повода». Ведь Иисус не шутил, когда говорил о Своей гибели. И апостолы это прекрасно поняли.

Все это я к чему? А к тому, что после слов Иисуса эта «новость» застряла в их сознании и стала некоторым тормозом с одной стороны, и катализатором для чего-то с другой стороны.  Матфей писал древним евреям и не сомневался, что его соотечественники прекрасно поймут все его литературные приемы. Он не рассчитывал на язычников, и тем более, не рассчитывал на людей второго тысячелетия.

Идем дальше. На фоне все той же «новости» апостолы задались вопросом будущего. Действительно, если их лидер будет убит, то, как быть с тем, на что они рассчитывали? Ведь Он им обещал Царство! Вот тут и возник у них разговор об их местах в новом правлении. Кто же будет старше, важнее, могущественнее? А значит, что? Догадайтесь? Кто займет место убитого Царя? Вы понимаете, что было в головах тех ребят? Они уже не просто места делили, они уже начали биться за трон! И им было важно понять, кто же претендент на пост после их Учителя?

И мучаясь этим важным вопросом они пришли к Иисус. Кто же претендент то? И дальше, а мы это уже разбирали, Иисус показывает на то, что если бы они могли (но это невозможно) обратиться и стать как дети, то вошли бы в Царство, а так, нет, они в пролете. Именно это и услышали апостолы. Что еще должны были понять ученики? То, что нет на земле ни одного человека, способного «обратиться» и стать как ребенок.

Второе, касаемо уже их вопроса вплотную. Единственный человек, который смог это сделать – это Сын Бога. Поэтому Он и «больше в Царстве Небесном». И, касаемо опять же их вопроса, даже после Его смерти Его трон не освободится. И это Он оговаривает сразу же. Сообщает им, что если их (так сказать, детей, что является ироничной отсылкой к самим апостолам) кто-то принимает в Его имени, а не в имени какого-то другого царя, тот принимает Самого Царя.

Иисус просто расставил все точки над «и». Даже после смерти Иисус не освободит трона, так что ни одному «наследнику» не удастся сесть на него. Второе, больший в Царстве Божьем опять же исключительно Он один, и никто другой. Третье, все изменения с апостолами произойдут не благодаря их стараниям, потому что сами они не способны «обратиться и стать».

А что касается их размышлений о троне, так это «соблазн». И вот вопрос, кто же соблазнил апостолов мечтать о замещении Царя царей на Его троне? Лучше бы ему и не родиться. А то жернов на шею и в… ну сами знаете. Да, соблазны должны прийти, но жаль того, через кого они приходят.

И вот тут Иисус вдруг произносит те самые слова о ноге, руке и глазе. Зачем? Ответ простой. Иисус напоминает им то, что уже говорил. И в этих словах должно было у апостолов все собраться воедино.

Из прошлого разговора они уже должны были уяснить раз и навсегда, что своими силами они не способны исполнить Закон, то есть не могут ничего сделать для того, чтобы заслужить Царство, соответственно не могут и обратиться и стать как дети. В противном случае им пришлось бы в действительности заниматься членовредительством. И в Царство они пришли бы уже полными уродами, без рук, ног и зрения.

И второе, что они должны уже понять, так это то, что соблазны будут  приходить, и будут они приходить даже через них самих. И если бы ни милость Божья, то с ними так и поступили бы. Поэтому все, что они должны помнить – это незаслуженный дар, данный не благодаря их поведению, а, скорее, вопреки ему. Дар, который они получили по каким-то личным симпатиям Самого Бога, а может просто потому, что у Него в тот момент было хорошее настроение. И их заслуги никогда не было в этом выборе.

И основную мысль этой беседы, хотя и не всю беседу, Он заканчивает на том, что всем тем Его ученикам, которые, возможно, будут кому-то казаться  недостойными, как и тем, кто решил их осудить явлена милость просто потому, что Он так захотел. Не потому, что Он взвесил и что-то нашел, а просто потому, что так Ему пожелалось. Эта милость дана как тому, кто твердо стоял от начала до конца, так и тому, кто весь путь спотыкался. И никому не дается права судить кто и почему выбран Богом.

Но, чтобы еще усилить эту позицию, Иисус нажимает на цель Своего Прихода. Ведь Он пришел не награждать заслуженных «артистов» за их достижения, а спасать погибших. И одной этой фразой он всех ставит в одно положение. И те, кто о себе что-то думает, и те, кто о себе уже ничего не думает, все погибшие, а остальное все – иллюзия.

Ах да, совсем забыл про «геенну». А что про нее говорить. Тут ничего нового, все то же самое. Здесь геенна является наказанием не через погружение в испепеляющий огонь, а через отлучение от самой возможности быть спасенным от греха. Ты просто остаешься в рабстве, и, соответственно, гибнешь потом вместе со своим господином – грехом. Причем не как простой язычник, а как предатель, изменник.

До встречи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*