Сколько прощать?

думаюА вот так ли все просто, как нас научили? Учение о прощении для современного христианина является чуть ли не самым главным. Об этом мы слышим почти на каждом служении, читаем на страницах почти каждой христианской книги. И насколько я могу помнить, это учение одно из самых древних в христианстве, конечно, если не учитывать самого Евангелия. И по тому как сегодня учат о прощении, получается, что при малейшей обиде, при малейшем согрешении, нужно тут же включать прощение. Потому что, а вдруг ты прямо сейчас предстанешь пред Господом со своим непрощением? И тогда все. 

Я ничего не имею против самого прощения. Но с учением явно что-то не так. Судите сами. Прямо в той же самой ситуации, о которой мы говорили в прошлые разы, начиная со статей «Как дети», Иисус говорит о прощении. Читаем.

21 Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз?
22 Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз.
23 Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими;
24 когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов;
25 а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить;
26 тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу.
27 Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему.
28 Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен.
29 Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и все отдам тебе.
30 Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга.
31 Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему все бывшее.
32 Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня;
33 не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?
34 И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга.
35 Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его.
(Матф.18:21-35)

Наша основная ошибка при толковании этого текста заключена в нашей протестантской непосредственности. Мы привыкли брать стих, находить главное и из него вычленять учение. Вот именно. Мы привыкли брать СТИХ. Но в Евангелии от Матфея в 18-й главе мы имеем единым монолитным текстом. А именно с одной единой речью Иисуса.

И Он в этой речи говорит о «малых сих». Эти «малые сии», как мы уже выяснили в предыдущих статьях – те ученики, которые будут (именно в будущем времени) обращены Иисусом, благодаря чему они станут как дети, и войдут в Царство Божье. То есть войдут в полноправное владение. Ни о каких других «малых сих» в этом тексте речи не идет. Это не касается молодых покаявшихся, старых покаявшихся, грешников или праведников. Это касается исключительно тех, к кому лично Пришел Иисус и произвел над ними Свою Небесную операцию, которую мы, не понимая сути, называем рождением свыше, которое, в свою очередь, завершается днем Пятидесятницы.

Исключительно такие «малые сии» и названы Иисусом «братьями». Именно о таких «братьях» заботится Бог так, что любой, кто посягнет на их здоровье или веру будет наказан гораздо ужаснее, чем дно морское с мельничным жерновом на шее. Именно о таких братьях говорит Иисус выше, когда рекомендует 3 подхода в решении проблемы. Сначала поговорить тет-а-тет, затем, если не добился результата, позвать свидетелей. Если опять промах, призвать церковь. И, наконец, просто забыть о нем, как о язычнике.

Именно такие «малые сии» смогут принимать любые судьбоносные решения в отношении Земли. И это столь велико, что даже Небо без рассмотрения будет признавать эти решения истинными, то есть «связывать или развязывать на небе». Именно среди таких «малых сих», находится Иисус. Здесь уже речь не о милости, а о гарантии – это обетование, которое ни Иисус, ни Отец никогда не нарушат.

И вот, слушая о таких «малых сих», Петр задает свой знаменитый вопрос о количестве прощений для брата.

21 Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз?
22 Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз.
(Матф.18:21,22)

И вот тут все проповедники вспоминают таблицу умножения и высчитывают кодовое число. А число это человеческое 490! В общем, занятие совершенно бестолковое. И говорит о том, что проповедник совсем не в теме.

Смотрите. Петр только что услышал от Иисуса о том, что эти «малые сии», которых Иисус называет братьями, до такой степени находятся под защитой и опекой Отца, что если ты кого-нибудь из них не простишь, беги, скрывайся, вешайся или топись. Мстя будет жестокой и неизбежной. Шутка. Месть конечно, а не «мстя». И, судя по всему, вопрос потому и возник, что для нормального человека НЕЕСТЕСТВЕННО так прощать. Петру это заявление Иисуса кажется невыполнимым. Петр не может понять, как такое возможно. Потому что он, Петр, привык решать вопрос иначе. Он настоящий мужик. Если его обидели, он сжимает кулак и наказывает обидчика. А тут какие-то женские слюни! Это же зрада!

Но, если вернуться чуть назад, мы понимаем, что Петр не понял слов о «малых сих». Он думает о тех ребятах, что его окружают сегодня. А с ними у Петра уже достаточно конфликтов. Да и у тех с Петром не меньше. В общем, ни о какой идиллии речи быть не может. А тут вдруг такое требование!  Но Иисус в начале 18-й главы четко сказал: «Если вас не обратить, и вы не станете детьми, то не войдете в Царство Божье».

Для тех, кто поленился прочесть статьи выше, повторюсь. В греческом тексте слово, которое в синодальном переводе звучит как «обратитесь», стоит в пассивном залоге. То есть не они должны обратиться, а если их не обратить извне. Если к ним не применить силу и не слепить из них что-то, они просто никогда не войдут в Царство Божье. Именно поэтому Иисус, призывая учеников у моря сказал: «Я сделаю вас ловцами человеков». Именно «Я сделаю», а не «вы научитесь» или «вы станете».

Итак, сегодня для Петра совершенно не понятно и не приемлемо требование Иисуса прощать. Это не просто вопрос. Это вопрос возмущения. Вопрос, который можно было бы сопроводить нашим русским: «Ну конечно! Щщас!». А вы знаете, как этот текст звучит в подстрочном переводе?

Тогда подошедший Петр сказал Ему: «Господи, столько (сколько) раз согрешит против меня брат мой, и прощу ему? До семижды?»
(Матф.18:21)

А теперь надо вспомнить, что Петр – еврей. И семь – это число совершенное. По сути Петр, в отличии от привычного нашего понимания, спрашивает не возможное число прощений. Это вопрос, как я уже сказал, возмущения. И в современном русском разговоре этот вопрос звучал бы приблизительно так: «Ага! Мой брат будет грешить против меня, а я прощай? Все время что ли?»

Вот этот вопрос сильно разозлил Иисуса. Извините, не разозлил, но разгневал. Ох уж этот Петр, все то ему не нравится, все то он ставит под сомнение и насмешку. Это не Фома, который по несправедливости назван христианами неверующим. Это Петр любитель болтать не подумав. Чем и вызывает на свою голову постоянные упреки, как Иисуса, так и остальных апостолов. Почему я уверен, что Иисус был разгневан этими словами Петра? Все очень просто.

А поставьте себя на место Иисуса. Нет, серьезно. Если бы вы спокойно сидели на чашкой чая и мирно беседовали с человеком, который все понимает и, главное, принимает, вы будете говорить просто. Но вычурная образность у нас с вами возникает тогда, когда надо кого-то поставить на место.

Вспомните того мальчика, что Иисус поставил перед учениками? Мы так привыкли, что Иисус мило улыбаясь это делает, что совсем не замечаем реальных дел. Никогда ни один человек не будет хватать другого человека или ребенка, чтобы делать из него пример, если он спокоен. Даже проповедники в церкви не ХВАТАЮТ людей, а просят выйти. Но Иисус не просил мальчика подойти. Он Его взял (!!!) и поставил (!!!).  Вы обращали на это внимание?

И вот тут, Иисус вдруг использует достаточно резкое выражение, которое, если бы сказали мне, я бы понял, что меня в грубой форме ставят на место:

Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз.
(Матф.18:22)

Кстати, не о каких 490 разах речи не идет. В греческом тексте все гораздо прозаичнее. Иисус сказал лишь о 77. Да, да. Именно так и сказал: «Не говорю тебе до семи раз, но до семидесяти семи».  Это как наше «сто пятьсот», если кто в теме. А для Петра это звучит в духе как: «Сколько  надо, столько и будешь прощать». Действительно, кого волнует, нравится тебе прощать или нет. Тебе же сказали еврейским языком: «Смотри не презирай, иначе вылетишь как пробка из бутылки».

Если бы Иисус спокойно это сказал, то на этом и закончился бы разговор, но Иисус присовокупил притчу. И тут я спрошу кое что. Если вы внимательно читали все мои статьи, то легко на этот вопрос ответите. Для кого и когда Иисус говорит притчи?

И вы знаете уже, что Иисус никогда не говорит притчу тем, кто стоит на Его стороне. Практически все притчи Иисуса направлены либо к врагам, то есть к  фарисеям и Иудеям, либо к тем, кто сделал или сказал что-то  достойное звания сатаны. Практически все притчи Иисуса – это излияние Его гнева на своих противников и обещание НЕ ПОЛУЧИТЬ обещанное от Отца, либо лишиться того, что имеет. И вот тут Иисус обращает свою притчу к Петру. А через Петра и ко всем апостолам, которые могли бы иметь подобное мнение.

23 Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими;
24 когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов;
25 а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить;
26 тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу.
27 Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему.
28 Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен.
29 Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и все отдам тебе.
30 Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга.
31 Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему все бывшее.
32 Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня;
33 не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?
34 И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга.
35 Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его.
(Матф.18:23-35)

Вообще, как только мы находим Иисуса говорящего притчу, тут же ищите врага. Правда, для этого зачастую надо прочесть не стих выше и стих ниже, а целую главу, а то и две. Появление притчи практически всегда связано а) с нежеланием кого-то понимать и принимать слова Спасителя б) с гневом Иисуса, как реакцией на эту наглость. Именно по этой причине апостолы часто не понимали притч. Просто потому, что они были направлены не на них. Не апостолы были адресатом, а фарисеи или иудеи.

На что важно обратить внимание, читая притчу, приведенную выше? Во-первых, на самый ее финал. То есть на слова Иисуса, обращенные апостолам: «Так Отец Мой… поступит с вами…». Когда все в порядке, Иисус говорит так: «Отец ваш Небесный».  А здесь явное противопоставление: «Отец Мой… поступит с вами». Он явно разделяет. То есть, если вы так поступите, то Он вам не Отец. И это явный указатель на гнев Учителя. Прямо здесь в разговоре Он уже припугнул их «отставкой».

Второе, интересное замечание, это сама притча, где тот, кого прощают, всегда (!!!) просит о милости. То есть речь не идет о прощении без покаяния. Речь не идет об автоматическом прощении брата при первом же прегрешении. Притча не говорит нам о царе, который простил должника просто так.  Нет! Он собирался его наказать. Он собирался ПРОДАТЬ ЖЕНУ И ДЕТЕЙ!!!

Он вообще даже не собирался прощать этому должнику! У него не было даже мысли. Но вот, должник «пал, кланялся и молил о прощении». Так? И вот, когда его простили, уже его должник так же «пал, кланялся и молил». И от него не требовалось никакого автоматического и безусловного прощения. А теперь посмотрим на уже знакомый текст о прощении, но у Луки. Что Лука указал более подробно?

3 Наблюдайте за собою. Если же согрешит против тебя брат твой, выговори ему; и если покается, прости ему;
4 и если семь раз в день согрешит против тебя и семь раз в день обратится, и скажет: каюсь, — прости ему.
(Лук.17:3,4)

Вы обратили внимание на «выговори» и «если покается»? А ведь это тот же самый разговор. Только Лука здесь обратил внимание еще кое-на что. А именно на то, что апостолы показали невозможность выполнения этого указания тем, что запросили больше веры: «Умножь в нас веру». То есть, не только Петр сильно сомневался вообще в возможности какого-то подобного прощения. Но и все апостолы были настроены очень скептически.

И тут снова возвращаемся к началу 18-й главы. Речь идет не об апостолах, сидящих сейчас, в момент речи Иисуса у Его ног. Речь идет об апостолах, которые будут позже «обращены» или, в другом переводе «превращены», и станут как дети. Сейчас слова Иисуса для них звучит как безумие. Это потом религия объяснит верующим как это можно сделать без рождения свыше. А тут Иисус говорит о скором будущем. И о том, что если Он не вмешается и не обратит их, в результате чего они станут как дети, то они просто не войдут в обещанное от Отца обетование, т.е. в Царство Божье. И возмущение Петра со всеми апостолами только подтверждает слова Иисуса о том, что их надо «обратить» вмешательством извне. Иначе все потеряно.

Но пока они этого не понимают. Это для них звучит нереально.

Сколько прощать?: 3 комментария

  1. Ну конечно апостолs все дураки или верней рыбаки неграмотные а вот писатель грамотный все понял и нам написал истину, и про рождение написал и про религию написал, в бочке меда обязательно нужно добавить ложку дегтя, если в истине есть хоть капля лжи, то она не истина а ложь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*