Первое послание от Иоанна (глава 1)

думаюКак я и обещал, по посланиям Петра я прошелся лишь слегка. Задача была сформулировать те мысли, что родились к настоящему моменту. Получены ли все ответы? Скажу так, что-то стало яснее, четче. Но, что-то повисло в качестве пока что не отвеченного вопроса. 

Этим же объясняется и тот факт, что я оставил работу над Евангелием от Иоанна. То, что мне нужно было понять в этом тексте, я выяснил. В свою очередь, озвученное в работе над Евангелием от Иоанна, заставили меня взглянуть и на другие места Писания. Вернусь ли к работе над Евангелием от Иоанна? Возможно. Важно понять одно. Я, в принципе, не произвожу работу над каким-то определенным текстом. Я лишь стараюсь уяснить ход мыслей, логику автора. И если вопрос ведет в результате к другим текстам, то я предпочитаю не упорствовать, а слушаться. Возможно, я бы поступал иначе, если бы писал учение. Но, как уже много раз говорил, я не пишу учение. Все, что я делаю, это ищу, копаю, исследую, задаю вопросы и отвечаю. Моя цель, это не готовая работа. Моя цель – ответы.

И вот, во всем этом пути, я оказался у дверей первого послания Иоанна. Теперь, чтобы уяснить смысл послания, надо ответить на небольшой список вопросов. Если кратко, то они звучат так. Кому писал Иоанн и почему?

Кому пишет апостол?

Сразу из текста ясно, что послание адресовано христианам. И это утверждение – не шутка. Вы скажете: «То же мне, открыл Америку! Конечно, христианам! Кому же еще? Ведь язычники не будут читать писем апостола!». Однако, осмелюсь заявить, что без этого утверждения дальше многое может оказаться непонятным. Итак, вернусь к посланию.

Иоанн пишет христианам. Т.е. тем, кто решил следовать за Христом. Однако, как и в случае с другими посланиями апостолов, написание этого письма не было спонтанным или вдохновленным некими «поэтическими» чувствами. Все просто. Есть причины. И эти причины достаточно сильны, чтобы апостол обратился к церкви в письменном виде. Вот здесь мы ответим и на второй вопрос. На вопрос «почему».  Вот несколько мест из самого послания, которые должны пролить свет на наши два вопроса.

о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение — с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом.
(1Иоан.1:3)

Обратите внимание на фразу апостола: «…чтобы и вы имели общение с нами (апостолами)…».  Вот эта короткая ремарка говорит о сложных обстоятельствах. Дело в том, что ко времени написания этого текста христианство изменилось до неузнаваемости. Если мы читаем «Откровение Иоанна», то замечаем странную вещь. Адресуя это откровение семи церквям, Иисус сообщаем Иоанну о плачевном состоянии этих церквей. Если кратко, из семи перечисленных, пять при смерти. И только две как-то еще держатся на плаву. Причем пять полумертвых внешне очень авторитетны и пользуются величайшим авторитетом у всего христианского мира. А две действительно живые церкви малочисленны и почти незаметны.

И вот, приблизительно в то же время, 90-ые годы первого века, сразу после написания своего Евангелия, Иоанн обращается к церквям в Малой Азии. Если Евангелие написано как исправление заблуждений христиан относительно уже написанных евангелий от Матфея и Марка (преимущественно от Марка), то и послание продиктовано чем-то родственным. И вот, сразу в третьем стихе первой главы своего Первого Послания Иоанн говорит, что пишет это письмо для того, чтобы христиане малоазийских церквей «имели общение с апостолами». Что это значит? Одно из объяснений этому, которого придерживаюсь я, заключается в том, что к этому моменту, по каким-то причинам малоазийские церкви разорвали отношения с апостолами.  Я уверен, что в процессе исследования мы увидим картину более полной и поймем, что же происходило в тех церквях.

Итак, я понимаю, что на данный момент мое предположение о разрыве отношений с апостолами может звучать не достаточно авторитетно. А посему взываю к вашему терпению и вниманию. Я приступаю к самому тексту. И если сам текст не убедит вас в этом, вы останетесь свободны от тех мыслей, что я собираюсь здесь изложить. Итак, вот текст.

Начинаем.

1 О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, —
2 ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам, —
3 о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение — с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом.
(1Иоан.1:1-3)

Прочитайте пару раз эти три стиха. Какое впечатление создается у вас при прочтении этого текста? Лично у меня создается впечатление, что апостол убеждает читающих его христиан в справедливости своих доводов. Действительно, кому бы мы могли утверждать что-либо подобное: «Да я своими глазами это видел. Я вот этими руками сам трогал, ощущал это. Я вот этими своими ушами все это слышал?». Такие доводы мы можем приводить лишь в том случае, когда нас не очень хотят воспринимать всерьез. То есть тогда, когда на нас смотрят как на лжецов. Все, что Иоанн не скажет, не будет воспринято. Но вот эти фразы уже имеют подтверждение. Все христиане того времени в малой Азии знают Иоанна как реального свидетеля жизни, смерти и воскресения Иисуса Христа. И это единственный довод, судя по всему, который способен еще как-то задержать внимание читателей на словах апостола.

Итак, представьте себе такую картину. Иоанн обращается к христианам, которые не желают с ним общаться. И не только с ним, но и с другими апостолами. С какими именно сказать трудно. Петр уже казнен в 64-м году, Андрей в 70-м, Иаков в 44-м, Филипп в 87-м, Нафанаил (Варфаломей) проповедует, если еще жив в Армении, Фома (близнец) проповедует в Индии, опять если еще жив к тому времени. Иуда Фаддей тоже уже принял мученическую смерть. Создается впечатление, что из тех апостолов, что были свидетелями Иудейских событий остался Иоанн и, возможно, Матфей (автор Евангелия). Непонятно, жива ли еще пара апостолов. Но их количество стремится к нулю.

И вот, наступило время, когда Иоанна, как минимум, и еще кого-то наряду с ним не воспринимают всерьез.  И Иоанну приходится взывать к единственно авторитетному для современных христиан доводу: «Я это сам слышал, видел и трогал».

Иоанн называет Иисуса, которого он видел, осязал и слышал не иначе как Слово жизни. И здесь Иоанн, на самом деле, снова не использует свои поэтические дарования. Просто в его речи имя Слово жизни указывает не только на Иисуса как на личность, но и на ту весть, что эта Личность принесла. И вот эту весть, вот это учение апостолы слышали, видели эту весть в действии, осязали как Самого Иисуса, так и все то, что можно было осязать. Они, апостолы, держали руки множества тех больных, которых исцелил Иисус. Они, апостолы, держали в своих руках тот хлеб и рыбу, которыми Спаситель накормил народ дважды. И так далее.

Второй стих начинается с того, что вот эта самая жизнь ЯВИЛАСЬ. Запомните это слово. Оно станет ключевым в послании Иоанна. Итак, Иоанн обращается к церквям (церкви), в которых он больше не авторитет. По всей видимости у новой церкви образовались какие-то свои авторитеты.

Так вот. Он вместе с другими апостолами слышал Слово жизни, видел Его, осязал. Потому что Он не просто пришел к ним. Он (Оно) ЯВИЛСЯ. Или, если говорить о жизни, то ЯВИЛАСЬ. Т.е. сделалась явной. Не Иисус, как личность стал явным ученикам, а жизнь, которая в Иисусе стала явной, явилась ученикам Иисуса.

И вот именно эту жизнь, которая была сокрыта в Иисусе и стала явной для апостолов, они видели  (обратите внимание на повтор из первого стиха), о ней, жизни, они свидетельствуют, так как являются очевидцами ее. И эту самую Жизнь они возвещают.

Повторюсь. Здесь не простое указание на Иисуса. Но на Иисуса, который, судя по Евангелию того же Иоанна, пришел, чтобы дать жизнь. Вот эта жизнь, которую Иисус пришел дать, явилась им, ученикам. Она была у Отца и открыла себя апостолам.

Теперь нужно снова вернуться к началу текста. Здесь Иоанн говорит, что все это: «… было от начала…».  Некоторые это, почему-то, толкуют как начало Мира. Но по контексту становится понятно, что речь идет о начале проповеди Христа. Т.е. начало – это приход Иисуса, Его весть, смерть и воскресенье. А для христиан времени первого послания Иоанна, начало, это та самая история об Иисусе, через которую они уверовали и встали на путь служения Христу. Можно сказать, что начало (история о Христе) стало и их началом жизни в Церкви. Т.е. это их начало христианской жизни.

В третьем стихе Иоанн третий раз повторяет ту же самую мысль об авторитетности своих слов. Т.е. Иоанн вместе с другими апостолами, которые так же игнорируются новой христианской общиной, являются прямыми участниками тех самых событий, через которые эти христиане приобрели спасение. И вот довод Иоанна. Вот эти правдивые вещи об Иисусе, которые он сотоварищи видел, слышал и осязал, апостолы возвещают новым христианам. Т.е. все эти вещи правдивы. Все это было на самом деле. И все это было именно так, как они об этом рассказывают. Так вот, довод таков: «Если мы являемся реальными свидетелями тех событий, то наш рассказ настоящий, а не выдуманный. И если мы не лжем, то будет правильнее, если вы послушаете нас, возобновите общение с нами. Потому что, если мы не обманываем, то настоящее общение с Богом и Христом есть только у нас и ни у кого более. А раз так, то логично научиться истине у нас, а не у новых авторитетов».

о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение — с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом.
(1Иоан.1:3)

То есть, если вы действительно хотите иметь общение с Отцом и Сыном Его. То у нас, у апостолов, есть ответ «как». Но этих ответов нет у ваших нынешних наставников.

И сие пишем вам, чтобы радость ваша была совершенна.
(1Иоан.1:4)

Вот эта короткая ремарка говорит о том, что апостол пишет все это не для того, чтобы как-то подмять под себя церковь (церкви), но как отец, который заботится о своих заблудших сыновьях, беспокоится об их будущем и настоящем. И единственного, чего хочет апостол, чтобы его «дети» не имели разочарований, но чтобы все, во что они верят, было твердо и верно. Но при тех лидерах, что они себе выбрали, это невозможно.

И вот благовестие, которое мы слышали от Него и возвещаем вам: Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы.
(1Иоан.1:5)

Вообще, эта фраза звучит как заявление учителя первого класса перед профессором физики.  Христиане знают все это. Чего такого хитрого объявил им Иоанн? А он и не собирался поразить их мудрой философией. Иоанн видит глубину заблуждения церкви и говорит с ними, опираясь на то, с чем они точно не будут спорить. Само по себе заявление, что Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы, не ново. Для христиан это до боли знакомое утверждение. И христиане, те, что снизошли до прочтения послания, не должны пока обнаружить что-либо, с чем они бы не согласились. Вот и говорит с ними апостол как с маленькими. Оперируя бесспорными утверждениями. Но простая фраза произнесена для того, чтобы явить величайшее откровение. И здесь Иоанн не менее талантлив, чем апостол Павел, со всем своим саркастическим юмором.

Давайте немного остановимся на этой фразе. Совсем немного. Казалось бы, чего в ней такого. Мы эту фразу слышали сотни раз, а кто-то и более. Однако отмечали ли мы следующее. Иоанн говорит, что Бог – это свет. И там, где этот Свет светит, нет ничего темного. Мы, конечно, на автомате подставляем под понятие тьмы грех. Но о грехе ли говорит Иоанн? Давайте подумаем. Иоанн рисует следующую картину. Вот есть человек, в доме которого темно. Когда он идет без света, он рискует что-то уронить и разбить, или споткнуться и нанести себе какое-то увечье. Но, как только в его руках появляется свет, его походка становится уверенной, движения четкими. Риск  что-то разбить себе или вокруг резко уменьшается до случайного, происходящего по причине простой невнимательности.

Как мы видим, в этой картине нет ничего грешного или БЕЗгрешного. Речь о бытовой жизни человека. Есть свет, он движется уверенно. Его путь ясен. У него нет вопросов. Нет света, его движения замедленны, не уверенны.  Путь неясен. Вокруг него постоянные вопросы.  В какой то промежуток времени он может убедить себя, что знает путь и начать уверенное движение по нему. Но, не имея света обязательно что-то сшибет или расквасит нос. И тогда он опускает руки, плачет и кричит к Богу, задавая те вопросы, которые надо было задавать в начале пути, а не тогда, когда вся рубашка испачкана последствиями столкновения с дверным косяком.  Но какое ко всему этому имеет отношение утверждение Иоанна к церкви? Читаем.

6 Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине;
7 если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха.
(1Иоан.1:6,7)

Вот здесь звучит намек на происходящее в малоазийских церквях.  Начало шестого стиха говорит: «Если мы говорим, что имеем общение с Ним…».  Вот один из диагнозов современной Иоанну церкви. Христиане говорят, что имеют общение со Христом. И чего же здесь плохого спросите вы? А плохо здесь то, что на самом деле у этих христиан совсем не все так замечательно. И это звучит в продолжении слов Иоанна. При всем том, что они всем заявляют, что имеют общение с Ним, по факту они ходят во тьме. Т.е. христиане, которым пишет апостол всей своей жизнью показывают как раз не ту уверенную и, главное, успешную поступь освещенных Божьим светом людей. А, скорее, жалкое ковыряние в своем собственном углу униженных рабов плоти. Но, простите, что забегаю со своими утверждениями, идем последовательно.

Итак, слова Иоанна просты. И, как бы, не относятся к читающим. Главное здесь «как бы». Т.е. апостол не обвиняет их прямо в лоб, но пишет так, что бы до них дошло их заблуждение. Давайте еще раз: «Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а (на самом деле, по факту) ходим во тьме», то, как можно назвать наши речи? Правильно. Если мы говорим, что у нас что-то есть, а на самом деле даже не представляем себе, как это выглядит, то мы лжецы. Наши слова говорят об отсутствии истины в наших поступках.  Мы обманываем. Т.е. грешим.

А вот если бы мы на самом деле ходили бы во свете, т.е. именно так, как Он, потому что именно такое хождение является хождением во свете, то у нашего хождения во свете были бы закономерные результаты.  Что это за результаты? Первое – мы имеем общение друг с другом. Второе – кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха.

Если вы хорошо учились в школе математике, то знаете, как доказывают теоремы. Шутка. Обратите внимание на причинно-следственную связь в 7м стихе. При каком условии мы имеем общение друг с другом? Ответ очевиден, исходя из текста, при условии хождения во свете, если это хождение подобно Его хождению.  Позволю себе второй вопрос, несколько пожёстче. А при каких условиях кровь Иисуса Христа очищает нас от всякого греха? И я слышу, как братья и сестры поплыли. Ведь Христос любит без условий. Он заплатил за нас великую цену. Все это верно. Но, доверяем ли мы «любимому ученику» Иисуса? Я в кавычки взял фразу как цитату из Евангелия.  Вот, например, церковь, которой писал Иоанн, решила не доверять апостолам. Может и мы решим так же?

Если же наше решение противоположное, т.е. мы признаем за апостолом истинность слов, то должны принять и тот порядок, что он указал. А именно следующее. Кровь Христа омывает нас от всякого греха ТОЛЬКО ПРИ УСЛОВИИ, ЧТО МЫ ХОДИМ ВО СВЕТЕ, ПОДОБНО КАК ОН ВО СВЕТЕ.

На этом этапе вы спокойно можете поставить меня в игнор. Но не забудьте так же вырезать седьмой стих из всех Библий, что найдутся в вашем доме. А для тех, кто признает слова апостола, продолжим.

Итак, у омовения кровью Христа есть жесткое условие. И это условие, нравится нам это или нет, хождение во свете, подобно как Он во свете. Т.е. наши утверждения, что для омовения кровью Христа достаточно верить в это, являются не совсем верными. Но вернемся к монологу апостола.

Церкви малой Азии утверждают, что имеют общение со Христом. Т.е. что они ходят во свете. И вот апостол постепенно подводит их к следующему. Давайте тоже пройдем их путем. Так вот, есть верное утверждение. Бог – это Свет. Есть второе утверждение. В Боге, как во Свете нет ничего тайного, сокрытого или непонятного.  Если в моей жизни есть что-то сокрытое, значит там нет света. А там, где нет света, нет Бога. Значит, там где нет Бога и Христа, нет и омовения Его кровью! Как же Христос может омыть твой грех, если Христа нет там? Выведи свой грех во свет, тогда и придет омовение кровью. И, не забывайте, все эти мысли Иоанн отсылает церкви, которая не желает принимать апостолов, а в частности Иоанна. Т.е. между ними и апостолами есть тьма. Причем, судя по Иоанну, причина не в апостолах. Они то, апостолы, хотели бы общаться с церковью, но именно церковь не желает общения с ними. Т.е. тьма не на стороне апостолов, но на стороне церкви. Другими словами Иоанн утверждает, что сам факт отсутствия общения уже говорит о том, что малоазийские церкви ходят во тьме. А что это значит? Это значит, что в этой тьме нет Христа. А это значит, что Его кровь не омывает их от всякого греха! А это значит, что их утверждение, что они, якобы, имеют общение с Ним, ложно. Никакого общения у них с Ним нет. Они выдают желаемое за действительное. Становится очевидно, что христиане малой Азии в заблуждении. Кровь Христа их не омывает. Т.е. они имеют грех. А когда говорят, что греха у них нет, то…

8 Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас.
9 Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды.
(1Иоан.1:8,9)

Вот эти два стиха, это те же слова Иоанна, что звучали ранее. Судите сами. Прежде он сказал, что если мы ходим во свете, то кровь Иисуса омывает нас от всякого греха. И здесь то же самое, только другими словами. Хождение во свете здесь представлено «исповедованием греха». А омовение кровью от всякого греха прощением всех наших грехов. Т.е. то же самое, но другими словами.  Выведи во свет свою темноту.

Причем, в контексте послания видно, что под темнотой, в данном конкретном случае, апостол подразумевает именно отношения. Если точнее, их отсутствие. Если у меня есть темнота по отношению к кому-то, то я не хочу с ним общаться. Есть темнота, которая отталкивает меня. И если я не вскрывают эту темноту, она все больше захватывает мое сердце и всю мою жизнь.

Что произошло с церквями малой Азии? Мы не знаем подробностей. Но этого и не нужно. Мы знаем главное. У церкви есть какая-то тьма, которая не дает ей общаться с величайшими людьми всей истории человечества.  При этом, как это обычно случается, на любые запросы они отвечают: «Мы не согрешили».

Возможно, апостолы вынуждены были как-то жестко обличить кого-то из церкви. И тогда этот «кто-то» повел свою разрушительную войну, насаждая свою тьму среди верных. Возможен и другой какой-то сценарий. Но, по всей видимости, ситуация зашла очень далеко. Так далеко, что через несколько лет на острове Патмос Сам Иисус угрожает одной из самых авторитетных церквей, что сдвинет ее светильник если не покается.

И вот, христиане говорят: «Я не согрешил. Я не виноват. Я чист и праведен. Я белый и пушистый». И вот тогда Иоанн говорит, что в таких речах мы не просто лжем, мы представляем лжецами Христа. Как такое возможно? На самом деле, когда мы так говорим, для большинства людей наш грех более чем очевиден. И когда мы отказываемся от него, мы лишь убеждаем людей в том, что мы лжецы. Но, одно дело, когда это очевидно христианам. И совсем другое дело, когда нашу ложь видят внешние. А ведь они ассоциируют нас с нашим Господом. А дальше логика проста. Если ты слуга Христа. Значит, когда ты лжешь, ты исполняешь волю своего Господина. Вывод? Получается что твой Господин лжец!

Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас.
(1Иоан.1:10)

А это говорит в свою очередь только об одном. При всех твоих утверждениях, что ты имеешь общение с Богом, никакого Божьего и Христова слова в тебе нет. Ты лжец и самозванец. И все, что ты делаешь, бесславишь Того, кто прославил Бога на кресте и отдал жизнь ради твоего спасения.

Немного подведу итог первой главы. Иоанн начинает издалека. С простого утверждения, что Бог есть свет. С этим христиане не могут не согласиться. И далее, следую этому простому утверждению Иоанн приводит к тому, что, раз Бог есть свет, и в нем нет никакой тьмы, то ходящий во свете должен быть открыт к общению. А по факту все иначе. Вывод лежит на поверхности. Церковь в заблуждении. И, более того, в величайшей опасности. Потому что оказалась клеветником на Христа, своими делами позоря имя Сына Божьего.

Продолжение следует (надеюсь).

Первое послание от Иоанна (глава 1): 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.