Какие дети?

думаюИисус, на фоне усиленного противостояния религиозных ребят Его действиям, предупреждает учеников о скорой скорби. Им придётся пережить одно из самых сложных событий в их жизни и сделать решение. Но, как мы читали выше, они не поняли, а спросить боялись. Так о чем же они думали в то время, когда Учитель предупреждал их о Своем страдании?

33 Пришел в Капернаум; и когда был в доме, спросил их: о чем дорогою вы рассуждали между собою?
34 Они молчали; потому что дорогою рассуждали между собою, кто больше.
35 И, сев, призвал двенадцать и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою.
36 И, взяв дитя, поставил его посреди них и, обняв его, сказал им:
37 кто примет одно из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня.
(Мар.9:33-37)

Да, да, да! Иисусу противостоят фарисеи, масса людей теряют шансы на спасение, Христос лишает огромные территории благодати, Его скоро убьют, а ученики обсуждают насущный вопрос, кто из них больше. Кстати, Иисус пришел в Капернаум. Если вы помните, это тот город, где Он был принят лучше всего. Тут даже фарисеи ничего не сделали. Они, правда, пытались Его подловить в синагоге, но, лучше бы они этого не делали. Этот город Учитель исцелил полностью за одну ночь. Вспомнили? Хорошо.

Итак, ученики, вместо того, чтобы готовиться к тяжелым дням, меряются достоинствами.  Да… звучит как-то не так… Ну, понятно да?  Интересное начинается потом.

Дальше Иисус, как написано в синодальном переводе, «взяв дитя, поставил его посреди них…».  Давайте еще раз. Вот Иисус с учениками после нескольких дней пути, причем, скрываясь, достигает Капернаума и поселяется в каком-то доме. И вот, когда Он в доме, он где-то берет «дитя» и ставит его посреди них. Ну, наверное, там, в доме есть ребенок. Действительно, странный вопрос.  Чего это я? Да, там, в доме есть ребенок! Значит так. Иисус вместе с учениками после нескольких дней пути, пыльный и уставший, приходит в дом. Они рассаживаются, раскладываются и тут бегает какой-то ребенок, которого Иисус цап-царап и на средину комнаты. Да, очень похоже на правду. И ведь не смущает слово «взял» рядом с «поставил».  Может, тогда будет правильнее «положил»? Ведь слово «дитя» в греческом тексте означает очень маленького ребенка. Есть проблема. Маленького ребенка либо можно положить, так как он слишком мал, либо догнать, так как уже бегает, а это хлопотно. Ладно, не буду томить.

Дело в том, что в древнем греческом слово, переведенное здесь как «дитя» не так просто, как кажется. Это слово имеет значение не просто ребенка, а ребенка слуги.  Если вам поможет, то вот такая аналогия. В одно время в российских ресторанах официанта называли словом «человек». Ну, конечно же, никто не будет спорить, что официант  — человек, по сути. Однако «человек», это не просто указание на его природу, это термин, тесно связанный именно с официантами. Точно так же у древних греков, это слово «младенец» было связано со слугой. Притом, слуге совсем не нужно было быть младенцем. Практически в каждом доме были такие «младенцы». Они не были детьми хозяев, но имели такое «звание» — младенец. Сегодня мы бы такого слугу назвали мальчиком.  У нас даже есть выражение – «мальчик на побегушках».

А если учесть, что предыдущее предложение говорит о слуге, а не о ребенке, то все встает на свои места. Теперь, чтобы понять смысл текста, заменяю слово «дитя», на слугу и получаю следующее:

35 И, сев, призвал двенадцать и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою.
36 И, взяв слугу, поставил его посреди них и, обняв его, сказал им:
37 кто примет однго из таких слуг во имя Мое, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня.
(Мар.9:35-37)

Вспомните, о чем рассуждали ученики? Они рассуждали, кто из них больше, т.е. кто достойнее, кто будет занимать более почетное место? А Иисус ставит их на место простым примером – слуга важнее всех.

Возможно, я обижаю сейчас любителей теории о «детях». Ведь так хочется верить, что Иисус желает видеть нас в коротких штанишках, с наивными глазками. Многие христиане верят в это и ведут себя как дети в прямом смысле слова – дурачатся, играются и т.д. думая, что именно об этом говорит Спаситель. Но, к сожалению или к счастью, не знаю, здесь, как минимум, о детях речи не идет. Так что, если это место использовали для объяснения своей теории, теперь не употребляйте его. Впереди нас ждет другое место с детьми, там и поговорим. А пока вернемся к слугам.

Царство Божье, как мы уже говорили, предназначено для тех, кто нуждается в спасении, исцелении и т.д., как милиция для защиты населения. Но в ряды милиции, в ряды Царствия Божьего входят другие люди. Не те, кому нужна помощь, а те, кто готов эту помощь дать. И квалификация Царствия Божьего измеряется не тем, сколько тебе служат, а тем, скольким и как служишь ты. Чем больше ты можешь принести помощь другим, тем ты важнее для ЦБ. А значит, тем ты больше, по терминологии апостолов. В этом смысле, чем больше ты служишь, тем ты важнее. Слуга – это ключевое слово, а не ребенок. Ребенок не принимается в «ряды ЦБ». Ребенок, это тот, кому ЦБ служит. Теперь становятся понятными и остальные слова Иисуса.

37 кто примет одно из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня.
(Мар.9:37)

Выражение «во имя Мое», в соответствующем нашему тексту греческом, звучит как «для имени Моего» или «ради имени Моего».  А если учесть, что все это происходит на фоне подготовки к страданию, то получаем интересную картину. Что ожидает учеников? Это мы уже знаем, как те, кто уже прочитал Новый Завет. За одно то, что ученики были с Иисусом, им грозит опасность.  В такой атмосфере принимать их в гости решится лишь сумасшедший. Это то же самое, что принять в гости партизана в деревне, оккупированной фашистами. Многие думают, что сегодня в мирное время, когда христианство популярно среди многих, принятие христиан в гости должно повлечь за собой обещанное воздаяние. Но, если вспомнить, что современное христианство далеко отошло от образца, и принявшему в дом христианина человеку ничего не угрожает, то возникает вопрос – за что награду?

Здесь фраза «во имя Мое» или «ради имени Моего» становится ключевой. Дело в том, что под Его именем подразумевается  именно Тот Христос, что описан в Евангелиях, а не тот, о котором мы часто слышим в церкви. Ведь не секрет, что человек может проповедовать совсем не Того Христа.

4 Ибо если бы кто, придя, начал проповедывать другого Иисуса, которого мы не проповедывали,…
(2Кор.11:4а)

Если уже в первом веке появились те, кто проповедовал «другого Иисуса», чему мы удивляемся сегодня, через 2000 лет? Достаточно посмотреть на Христов из Художественных фильмов о Нем. И мы увидим совершенно разных Иисусов. Например, во всемирно известном блокбастере «Иисус», Он лишен эмоций, говорит вечно на одной ноте, Его ничто не трогает. Лишь изредка на Его лице появляется улыбка. Все Его поступки в этом фильме нелогичны, и оправданы только одним – текстом Евангелия, но не его смыслом. Смысл же теряется где-то в глубине. У православных Иисус «бесстрастен», точь в точь, как в фильме «Иисус». То есть Ему не ведомы страсти. И вот по всем церквям разносится учение о том, что эмоции – это плохо.  С другой стороны, некоторые проповедники готовы сделать из Иисуса гневного посланника.

До сих пор помню подарок от американских братьев. Это Новый завет, озвученный русскоговорящими христианами. Весь текст звучит как набат. Каждое слово – гвоздь в голову. Гнев и раскаленные уголья. Даже там, где Иоанн говорит «Бог есть любовь», это звучит так, будто тебе это вжигают раскаленным металлом. И перед нами предстает гневный во всех своих проявлениях Иисус. Другие изображают Иисуса нежно любящим до женственности. И вокруг каждого такого Иисуса есть четкое и внятное учение, основанное на одном и том же Новом Завете. Мы видим разных Иисусов.

Другие могут нам сказать, что это не Иисусы разные, это Он открывается разным людям по-разному. Все это бред. Это религиозная зараза. Есть Христово Учение, Его Евангелие. Оно одно и единственное. И все разнообразия «откровений» о нем (учении) Иисус постоянно пресекает на корню.  Чего только ученики о Нем не придумывали еще тогда, когда Он был с ними. Иисус жестко настаивает на Своем прочтении событий. Все остальное – уход в сторону, т.е. провал. Вспомните Его вопрос «за кого почитают». Вспомните Его гнев и наставление в «молитве». И это только то, что всплыло тут же, без размышлений. А мы решаемся брать любое свое представление о Нем и заявлять, что это «наше понимание» или, еще лучше, наше «откровение». Мне кажется, мы сильно заигрались в Христианство. Извините, Остапа понесло.

Вернусь к тексту. Иисус говорит, учитывая условия, в которых все сказано, что тот, кто принимает такого слугу (ребенка) ради имени Его, тот Его принимает. Итак, наступают тяжелые дни, когда люди будут стыдиться имени Иисуса. А иные будут бояться любой связи с этим именем. И мы помним историю Христианства, как казнили христиан. И вот в такие дни, если кто примет человека именно как христианина, т.е. в полном осознании, что принимает последователя Христа, то такой человек принимает Самого Христа. Такого человека Иисус не оставит без Своего внимания. Но Он не останавливается на этом. Он говорит, что на самом деле, такой человек принимает даже не Иисуса, а Самого Бога.

Какие дети?: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*